Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Категория: История ПГУПСа
Дата публикации Просмотров: 56
Печать

Нижеследующие рисунки-наброски, которые здесь представлены, в основном были сделаны на заседаниях кафедры в разные годы моей работы на ней в 1963-1983 гг. Бумага, на которой рисовались лица моих коллег, оставляла желать лучшего, а время хранения их в моем архиве в течение 30-55 лет, не добавило им улучшения качества изображений. Конечно, они были сделаны спонтанно, но в их ряду (с позиций дня сегодняшнего) не хватает многих рисунков таких персон как: Трохов Л.В., Шульжевич В.А., Трофимов В.С., Деменок Г.И., Княжкина Л.В., Алексеев С.И., Челнокова М.И., Понаморенко Г.И., Кальницкий А.Л., Андреев Г.А., Галинский К.А… Но кафедральное ядро в этом очерке все ж достаточно полно представлено. Вместе с тем здесь промелькнут фигуры, и не столь значимые для истории кафедры… Текст к моим рисункам оживил характеры моих изображенных товарищей по работе и общую обстановку, в которой нам всем пришлось пройти отрезок своей деятельности на кафедре и в институте. Итак, смотрим и читаем…

Виктор Павлович Левин - старейший доцент кафедры «Начертательная геометрия и графика» периода 1950 – 1965 гг.. Ещё в 1955 г. он защитил очень оригинальную кандидатскую диссертацию на тему: «Метод прямоугольного проектирования на две плоскости, пересекающиеся не под прямым углом, как обоснование нового способа преобразования проекций». В 1963 г. меня кафедра приняла в свои ряды в качестве стажера-исследователя, а в 1965 г. в связи с кончиной В.П. Левина меня перевели в преподаватели на должность ассистента. Виктор Павлович был не только представителем дореволюционного формата интеллигенции, но и являлся в высшей степени мастером культуры в проведении занятий со студентами. Он просто обладал какой-то завораживающей энергией по завоеванию их внимания. Нет, он брал аудиторию не ораторскими или артистическими приёмами, а какой-то неведомой силой общения с людьми. Голосом у него был слабым, но произносимые им фразы являлись исключительно правильными и доступными для понимания их сути. К тому ж отметим, был он очень маленького роста и на практических занятиях становился всегда на укрепительную перекладину круглого табурета, которыми тогда были оборудованы чертежные кабинеты и, становясь выше, проводил с блеском очередное занятие. Ещё один из эпизодов, сохранившийся в моей памяти. На похоронах Виктора Павловича, на Серафимовском кладбище, не было общепринятых прощальных речей, ведь был он человеком весьма скромным. Его любимая жена и племянники провожали его в последний путь под классическую тихую музыку карманного магнитофона – вероятно, так деликатно была исполнена его последняя воля…

Людмила Павловна Борзова. Доцент, ведущий лектор в 1950-1970-е гг. для студентов по специальности «Строительство ж. д.». Она явилась тем первым лектором, что читала нашему потоку предмет классической начертательной геометрии в 1958 г., где я начинал учиться в ЛИИЖТе в составе студентов первого курса Строительного факультета. Сразу же замечу, что в 1963 году я снова прослушал у неё этот же цикл лекций, когда стал стажером-исследователем на кафедре «Графика» и убедился, что лекционный материал нисколечко не изменился. Что касается моего отношения с Людмилой Павловной, то я скажу, что поначалу оно было подчеркнуто уважительным и сугубо официальным. Я её считал весьма строгой, т.к. не исчез в моей натуре синдром настороженности: уже не студента, но ещё не вполне преподавателя. Через пару лет мы друг к другу стали относится просто, как коллега к коллеге по работе. Держалась Борзова на кафедре независимо, относилась ко всем по-доброму, но особых симпатий ни к кому не питала. Вскоре, однако, я убедился, что она сдружилась с Т. И. Уствольской. Результатом этой дружбы явились подготовленные ими добротные учебные пособия: «Линейная перспектива. 1965 г.» и «Методические указания по построению теней архитектурных фрагментов. 1977 г.» и др.
 

Татьяна Ивановна Уствольская. Скорее всего,она являлась ведущим лектором для потока студентов факультета «Мосты и тоннели». Она была уже в 1963 г. кандидатом технических наук. Защита диссертации Татьяны Ивановны происходила в июне 1958 г., на Ученом Совете по присуждению ученых степеней Ленинградского Технологического института, когда в 1949 г. после смерти д.т.н., профессора нашей кафедры Д.И. Каргина этот Совет был возрождён. Интересно отметить, что её научным руководителем поначалу как раз и был Каргин – специалист по точности графических построений, защитивший докторскую диссертацию «Точность графических расчетов» ещё в 1937 г. . На кафедре Татьяна Ивановна была со всеми коллегам приветлива и являлась образцом оптимизма в любых жизненных ситуациях. Может быть, и поэтому Л.П. Борзова с ней подружилась, т. к. своими характерами они дополняли друг друга. Не могу не вспомнить, как однажды Т.И. Уствольская мне поведала о том, что у неё есть сестра-двойняшка, но никаких проявлений сестринских чувств они друг к другу не испытывают. Она у меня композитор и какая-то нелюдимая – так высказалась она о сестре. Я не придал этой информации никакого значения, хотя помнил об этом всю оставшуюся жизнь. И вот только что узнал из интернета, что деятельность её сестры Галины Уствольской – «одно из крупнейших явлений русской музыкальной художественной культуры нашего времени». Рекомендую об этом почитать…
 

 
Николай Алексеевич Малахов. Самый высокий мужчина на нашей кафедре. Читал лекции студентам Механического факультета. Руководил научной работой нескольких аспирантов или соискателей с нашей кафедры, например, В.И. Вялкова (ХабИИЖТ), Н.П. Дмитриевой (ЛИИЖТ) и др. Сам он ещё в 1953 г. защитил кандидатскую диссертацию, связанную с проектированием приборов по механическим разметкам разверток металлических обечаек. Его продолжателем в этом научно-практическом деле был тогда молодой сотрудник одноименной кафедры «Техноложки» – Мирошниченко Б.Я. (впоследствии заведующий кафедрой, заменивший профессора Дешевого Г.М.), с которым они дружили много лет. Как-то, в 1970-е годы он «взялся и за меня» с целью помочь советами в моей работе над кандидатской работой у его хорошего знакомого – д.т.н., профессора А. Однако, он преследовал и другую цель – познакомить меня с дочерью этого профессора, т. к. я не был ещё женат… Грубоватый прием, но в этом и проявлялся его несколько «крестьянский» подход к решению многих проблем в жизни. Случилось так, что в 1983 г. я перевелся с кафедры «Графики» на кафедру «Изыскания и проектирование ж.д.» и прервалась моя связь со многими бывшими коллегами моей первой кафедры. Уже в 2014 г., будучи пенсионером, я встретился с Малаховым на приеме, устраиваемом профкомом вуза в «День пожилого человека». Тогда, его вместе с сопровождавшей его супругой Евгенией Ермиловной, я буквально принудил пройти в зал и сесть за праздничный стол, что нам помимо денежной помощи и подарка, устроил наш институт. Состоялся и наш с ними памятный для меня разговор: вспомнили и трагедию в их семье – гибель на Черном море их юной дочери - спортсменки ( в 1970 г.?), а также немного комичное «выяснение отношений» в коридоре напротив помещения кафедры с ревнивым мужем его аспирантки Д. Затем, этих двух чудных людей я провожал после чаепития до их автобуса. И сегодня они стоят в моей памяти: идут старики, согбенные буквой «Г», взявшись за руки. Видел я их тогда в последний раз. В следующем году (в своем 100-летнем возрасте) они ушли тихо в мир иной…

Игорь Алексеевич Борисевич. Охарактеризую его как эрудированного специалиста в нашем преподавательском деле, вообще, и в сфере методов преобразований в начертательной геометрии, в частности. В мою бытность в конце 1960-х – начале 1970-х он также руководил аспирантами, среди которых были: Вальц Г.Б., Макаревская Г.Ф. и Станиславская Л.А. По моим сведениям они не смогли в срок выйти на защиту своих научных работ, т.к. диссертационный Совет Технологического института по нашей специальности был уже закрыт, и все это дело переместилось в Москву в Московский автодорожный институт (МАИ). Знаю, к примеру, что Лина Арнольдовна стала работать на кафедре как ассистент. Кроме этого, Игорь Алексеевич был много лет руководителем студенческого научно-технического кружка при кафедре. Хорошо помню лишь одного кружковца Ломбаса Славу – старосту на 1 и 2 курсах этого кружка. Оказалось, что Борисевич проживал с ним в одном и том же доме и даже на одной лестничной площадке. Он и сагитировал Славу поступать в ЛИИЖТ. (Справка: Ломбас Святослав Владимирович имеет звание Заслуженного строителя России был в должности – директора ГУП «Ленгипроинжпроекта». В настоящее время он – Советник директора этого проектного института). Здесь уместно поделится, как после ухода Борисевича на заслуженный отдых, меня назначили руководить этим кружком на кафедре. Не буду рассказывать, какая это трудоемкая работа. Задачи на городских Олимпиадах по начертательной геометрии далеко выходили за рамки вузовских программ этой дисциплины. Трижды команда, руководимая мной, не завоевывала никакого призового места. Наконец, в четвертый раз мы оказались на 2 месте из 11 вузовских команд. Когда на совещании у проректора К.Н. Дьякова меня попросили поделиться опытом этого успеха, я ответил честно, – Эту команду я не готовил к Олимпиаде, так как у меня были семейные обстоятельства…

 
Михаил Александрович Карасев, ветеран труда, доцент. При моем поступлении на кафедру он уже не читал лекций в больших потоках. Однако ему разрешали работать в учебных группах, особенно со студентами механических и электромеханических специальностей. Объяснялось это тем, что он был из плеяды старых большевиков, участников бурных событий Октябрьской революции, а такие кадры берегли в целях воспитательной работы среди студенчества. Поговаривали, что он штурмовал Зимний Дворец, но позже оказалось, что он работал в типографии и печатал в ней революционные прокламации для большевиков. Человек он был серьезный, без чувства юмора, но к порученным ему кафедрой обязанностям относился весьма добросовестно. В моей библиотечке «раритетных» пособий для студентов сохранились две методички 1967 и 1972 гг., созданных им. Это соответственно: «Многогранники, кривые линии, поверхности» и «Пересечения кривых поверхностей плоскостью и прямой».

 

Елена Ивановна Лунева, старший преподаватель. Попала на нашу кафедру по линии парткома ЛИИЖТа в начале 1970-х годов. Она супруга второго секретаря Ленинградского горкома Заварухина Юрия Ильича – героического участника боев под Сталинградом. Сразу после выхода из госпиталя он начал учиться в ЛИИЖТе на Мостовом факультете, где встретил Лену (Лялю) Луневу, которая стала его женой. Вскоре он перешел на партийную работу. Знаю, что попав в родной институт, Лунева адаптировалась очень быстро и к традициям нашей кафедры. И тут я вспомнил случай. Так, в 1974 г. мы все вместе готовились отметить на кафедре Новый год. Однако Елена Ивановна не смогла приехать и позвонила на кафедру. Наткнувшись на меня, дала наказ употребить для закуски грибки, что принесла накануне и поставила их между рамами на окошке. Кроме того, она дала мне поручение в 9 часов вечера спуститься во двор института и отослать горкомовскую машину в город, сказав шоферу, чтобы ехал к ним домой. Конечно, я не преминул воспользоваться этой оказией и попросил шофера подбросить меня к месту моего жительства, что он запросто осуществил. Так я удовлетворил, проснувшееся вдруг во мне, ложное чувство собственного достоинства. За что позже получил от Луневой «выговор».

 
Руф Иванович Иванов. Вначале я приведу небольшую официальную информацию о нем.

Иванов Р. И. (1929–1990) закончил ЛИИЖТ, где и проработал всю жизнь: инженер-путей сообщения, преподаватель – к.т.н., доцент. Скончался он от продолжительного хронического заболевания крови, которое было впервые обнаружено у него в 1965 году… Альпинист – с 1948 г. член ДСО «Локомотив». Совершил 130 восхождений, в том числе:

  • первовосхождений –5, 
  • первопрохождений – 10,
  • покорение тысячников – 7.

Являлся Мастером спорта СССР, позже – Почетным Мастером спорта. Подготовил десять МС СССР.

С середины 1970-х гг. я стал участником научных Семинаров на кафедре «Графика» нашего вуза, который создал и руководил им Руф Иванович. Такой обмен научной информацией он решил проводить после успешной своей защиты в 1974 г. кандидатской диссертации на тему «Автоматизация процесса построения киноаксонометрии автомобильной дороги». Эту работу он доложил на объединенном Совете по защите диссертаций Московского авиационного института (МАИ) и Московского технологического института пищевой промышленности (МТИПП). Здесь тогда были собраны такие корифеи начертательной геометрии и прикладной графики как: академик педагогических наук Н.Ф. Четверухин, д.т.н. И.И. Котов, д.т.н. В.А. Осипов и многие другие. В Семинаре у Руфа Ивановича принимали участие не только ученые, соискатели и аспиранты ЛИИЖТа, но и представители научно-производственных объединений, например, из ЛЕНЗНИИЭПа – его директор В.В. Судаков и с.н.с. Гринберг Я.С. Кстати, на семинаре родилось и получило поддержку новое научное направление – «Топология в начертательной геометрии», которое успешно осуществляли такие молодые ученые, как аспиранты: Графский О.А., Дмитриева Н.П., Барбакадзе С.Ш. Ими были опубликованы статьи в научных изданиях, созданы патент и авторское свидетельство, защищены кандидатские диссертации. Скажу несколько слов и о себе. Благодаря Иванову я стал активнее контактировать с московскими учеными: ездил на научные семинары, устраиваемые Четверухиным в МТИПП и Котовым в МАИ; выступил с докладом «О плавных переходных кривых» на I-м Всесоюзном совещании «Геометрия САПР» в г. Орле, 1978 г.; познакомился с новым лидером московских геометров-прикладников В.А. Осиповым и т.д. Однако, тогда я понял, что просто генетически не обладаю московскими напором и деловой хваткой для защиты диссертации в Москве, и свою научную работу защитил в ЛИИЖТе, а дома, как известно, и «стены помогают».

 
Александр Александрович Алексеев. По рисунку этого человека, вполне очевидно, что рисовавший его автор этого файла относится к нему с симпатией. В самом деле, я с ним начинал работу на кафедре «Графика» почти одновременно и мы не знали, какой дальше будет судьба у каждого из нас. Я проработал на первой моей кафедре двадцать лет и понял, что на общетехнической кафедре трудно пробиться в науке, чем на специальной кафедре. Слишком поздно я это осознал. Перейти на новую кафедру - «Изыскания и проектирование ж. д.» мне составило много трудностей, но я их преодолел с помощью молодых представителей новой кафедры и через три года защитил кандидатскую диссертацию. Что касается Саши Алексеева, то он сделал это очень быстро и перешел на специальную кафедру, проработав на кафедре «Графика» всего 3 или 4 года . Затем он сделал нормальную научную карьеру и на сегодня трудится, имея ученую степень к.т.н., ученое звание доцента и старшего научного сотрудника, и должность – профессора кафедры «Подъемно-транспортные, путевые и строительные машины». Встречаясь в вузе, мы доброжелательно здороваемся и улыбаемся, вспоминая наше общее прошлое на кафедре «Начертательная геометрия и графика». При этом я восхищаюсь его внешним молодцеватым видом, говоря, – Да ты всё такой же, нисколечко не меняешься! (А ведь ему же далеко за 70 лет).

 
Иван Васильевич Тимофеев. Доцент, к.т.н., заведующий кафедрой «Начертательная геометрия и инженерная графика» с 1954г. по 1974 г. Им он стал по воле случая, когда предыдущий руководитель кафедры Тихонович А.П. устроил семейную интригу и «увел» от доцента Пироговского В.С. его супругу – доцента Балдину Е.М. Скандал разрешал партком ЛИИЖТа, уволив из института и Тихоновича и Балдину. Во главе кафедры поставили безотказного Ивана Васильевича, человека-миротворца. Так совпало, что с начала его заведывания на кафедру лет пять посылались молодые не остепененные кадры из железнодорожных вузов восточных регионов страны для повышения квалификации, т.е. в – аспирантуру. Среди них были: Т. Красовская, Б. Маслов, В. Вялков, О. Графский и другие молодые, талантливые и амбициозные преподаватели. Это накладывало на Тимофеева большую ответственность, но он справился с задачей, благодаря умелому распределению аспирантов среди ведущих доцентов кафедры. Почти все они написали диссертационные работы и их защитили. Политика и в других делах коллектива, проводимая им, позволила тихо и ненавязчиво создать такую атмосферу в нашем коллективе, которая удовлетворяла всех. Не всё благополучно обстояло у Ивана Васильевич в семье. Сын его Женя, был слаб здоровьем. Мы его видели студентом Мостового факультета. Внешне он представлял собой человека, к которому, казалось, могли «прилипнуть какие-то болячки». И действительно, ему не было и 30 лет, как он из-за болезни почек ушел из жизни. Вскоре, не перенеся этой утраты, скончался и Иван Васильевич. Приятный был человек и руководитель!

 

Борис Федорович Тарасов. Это был неуемной энергии человек – истинный лидер нашей кафедры (годы его заведования кафедрой 1974-2003). Свой индивидуальный почерк в освещении различных геометрических построениях он начал проявлять почти сразу после успешной защиты кандидатской диссертации в 1963 г. по кафедре «Локомотивы» и перевода его на кафедру «Графика». Это были его монографии «Графические методы в сферической геометрии и тригонометрии. 1971 г.», а позже «Методы изображения в транспортном строительстве. 1987 г.». Однако более весомый вклад в науке о начертательной геометрии им был реализован в целой серии биографий о следующих замечательных ученых инженерной графики нашего вуза (по годам выхода в свет монографий): Н.А. Рынин, 1990 г.; Я.А. Севостьянов, 1995 г.; В.И. Курдюмов, 1998 г.; Д.И. Каргин, 2002 г. При защите докторской диссертации (1998 г.) «Роль Петербургского государственного университета путей сообщения в становлении и развитии в России начертательной геометрии как науки и учебной дисциплины, 1810-1940 гг.» он в основном и опирался на свои вышеназванные монографии и книгу о Г. Монже, созданную им вместе с Павловым В.Е. в 1996 г. Защита была проведена в виде научного доклада, опиравшегося на факты автореферата из 94 страниц. Популярность Тарасова Б.Ф. в ЛИИЖТе была велика. Он долгое время был деканом «Факультета по подготовке специалистов для зарубежных стран», когда его контингент отличался большим количеством студентов, прибывшим к нам из стран социалистического лагеря. Затем – он был вовлечен на протяжении многих лет в общественную работу в качестве руководителя Комиссии по творческому и эстетическому воспитанию студентов в вузе. Он Заслуженный деятель науки и техники РФ. Однако сказать, что Борис Федорович очень заботился и о росте квалификации сотрудников кафедры, значит погрешить против истины. Этим вплотную занимался его заместитель Руф Иванов (см. материал о нем в с данной статье). Но зато при Тарасове неформальная атмосфера на кафедре явно улучшилась. Оставив пост заведующего кафедры, с 1994 г. Тарасов вошел в общественный Совет при Музее ПГУПС (см. об этом в моем Сайте korenev.org в статье «Музейная эпопея в моей жизни»). В судьбе Бориса Федоровича было и огромное горе – разбился насмерть на мотоцикле его сын Саша, студент третьего курса нашего ЛИИЖТа. Вскоре после этого он развелся с первой супругой и женился на Галине В. У неё был внук (тоже Саша), о котором Борис Федорович, заботился, видя в нём как бы продолжение своего сына. Он закончил Строительный факультет в 2007 г., а руководителем его дипломной работы по кафедре «Изыскания и проектирование ж.д.» довелось быть мне… А в последние годы жизни Бориса Федоровича, всех кто его знал, тревожило состояние его здоровья. Бывшие коллеги переживали за него, угасавшего от непреодолимой болезни – прогрессирующего склероза и его проживания в Доме престарелых.

 
Иван Архипович Слитиков. Старший преподаватель каф. «Графика», брат известного профессора, д.т.н. Павла Архиповича, заведующего в 1960 – 1970-е гг. кафедрой Локомотивы и локомотивное хозяйство в ЛИИЖТе. Иван Слитиков – из бывших военнослужащих и его назначили нам «сверху», в том числе, и в качестве парторга кафедры. Монотонным и тихим голосом усыплял он нас своей агитацией и пропагандой на собраниях партгруппы, а если мы и подсмеивались над ним, то он этого не замечал, т.к. был неприлично глуховат. Удивительным было его место жительства – в самом центре Ленинграда: Петропавловская крепость, дом 3, кв… Но этот адрес пришлось его семье сменить, и их переселили куда-то в район новостройки и Иван Архипович прекратил у нас работать. В доме, где он проживал в «Петропавловке» когда-то, расположился сейчас научно-исследовательский центр Музея нашего города… Зачем я оставил эту неинтересную персону из своей «портретной галереи» сотрудников нашей кафедры для этой статьи. Этим самым я как бы подтверждаю, что наш ректорат и партком очень гибко реагировали на проблему семейственности – деваться было некуда, и поэтому помогали родственникам особо выдающихся людей – представителей властей города и деятелей науки и техники. Так было, есть и будет?!

 
Нина Петровна Дмитриева. Знаю, что Нина Петровна перешла на кафедру из какого-то КБ по промышленному строительству. Она была лет на 5 старше меня, и когда я поступил работать на кафедру, она уже находилась в аспирантуре. Научным руководителем её назначили доцента Малахова Н.А. Я уже выше в очерке о Малахове упомянул вскользь, что ревнивый муж Нины Дмитриевой – Володя, придрался к Николаю Алексеевичу из-за лишнего внимания к его супруге, и у них дошло дело до рукоприкладства (сам видел, как они в коридоре у чертежного зала держали друг друга «за грудки»). Вообще-то пара супругов Дмитриевых была красивой и Нина, наверняка не думала флиртовать на стороне… Помню, как при стечении благоприятных обстоятельств мне удалось помочь Нине Петровне. Однажды она поинтересовалась, нет ли среди моих знакомых ученых – чистых математиков, связанных с проблемой топологии. Оказалось – есть. Я познакомил её со старшим научным сотрудником Математического института РАН им. В.А. Стеклова, как раз занятого топологией. Им был мой сосед по даче во Всеволожске – Александр Александрович Иванов. И консультации и отзыв по диссертации с его стороны были, что называется «в струю», чему я был чрезвычайно рад. В 1972 г. свою диссертационную работу на тему: «Некоторые геометрические исследования неориентируемых поверхностей и их практическое приложение» – она успешно защитила. А в 1989 г., совершая свой визит для обсуждения в Градостроительном Комитете, что на площади Ломоносова вместе с главным инженером Ленгипротранса К.Н. Мининым, вопроса о проектирования Детской ж.д. в районе Суздальских озер, я неожиданно встретился с Дмитриевым. Это был сын Нины Петровны – Алеша, бывший выпускник ЛИИЖТа по специальности ПГС, с которым мы часто сталкивались на кафедре, где тогда я и его мама вместе работали. Мы были приятно удивлены и подмигнули друг другу.

 

Елена Владимировна Черменина. Когда я поступил работать в августе 1963 г. на кафедру «Графика» на ней уже работала Е. Черменина. Она окончила наш институт (по моим данным – Эксплуатационный факультет в 1961 г.) и сразу же оказалась на нашей кафедре. Не могу сказать, кто ей в этом поспособствовал, но так просто это невозможно было сделать. К достоинству Лены Чермениной следует отнести её черту характера – неболтливость. Кстати, на моем рисунке портрет её явно не удался, но я себя немного «реабилитирую», т. к. лишь позже – к своим 25 годам, она преобразилась и стала более симпатичной. Элегантная прическа белокурых волос отлично обрамляли её приятное лицо с голубыми глазами. Поэтому, когда Б.Ф. Тарасов стал заведовать кафедрой и совмещать эту работу с должностью декана по обучению иностранцев, то он сразу же использовал её образ, как визитную карточку нашей кафедры и предложил ей чтение лекций в двух потоках для иностранцев. Отношения между двумя «холостяками» (мною и Еленой) на кафедре были на редкость примерными. При этом каждый из этой пары достойно нес (до сих пор не пойму) какой-то обет верности (кому?) и независимости (от чего?…). С теплотой вспоминаю, как Елена при рождении у меня первенца подарила мне от чистого сердца великолепную «самиздатную книгу», красочно ею оформленную, куда я с женой заносил все первые шаги развития ребенка, и это было замечательно! Жаль, что Е.В.Черменина так и не выросла в научном аспекте, и главным в её деятельности стало написание методических работ и учебных пособий. Добавлю, что много лет она состояла ученым секретарем Совета Строительного факультета, проявляя здесь свою аккуратность и ответственность. Последние годы мы встречались с нею на праздновании Дня пожилого человека в стенах нашего вуза, но уже более двух лет мы не виделись…

Алексей Иванович Буторин. По правде говоря, я этого человека почти совсем не знал и видел его лишь один раз в конце августа 1963 г. на первом для меня заседании кафедры. Он сидел ближе всего к столу заведующего кафедрой, весь такой ухоженный – в великолепном голубом костюме с шикарной седой головой, поэтому мне показалось, что это ветеран кафедры и, наверняка, её профессор. Но, на самом деле, это был всего лишь старший преподаватель из Филиала нашего института в Великих Луках. Что ж, бывает… Но зато, отложив здесь рассмотрение этой персоны в сторону, я хочу вспомнить наш «Клондайк» (в общих чертах, конечно,) преподавательского состава по начертательной геометрии в Филиалах, УКП и Опорных пунктах на периферии, т.е. в Север-Западном регионе СССР 1960-1980 годов . Согласно «Штатному расписанию за 1970 г.» на кафедре из 36 преподавателей – 15 работали в Ленинграде, а в других вышеназванных учебных подразделениях вуза еще – 21, плюс многочисленные почасовики. Армия заочников составляла около 3 тысяч, из них в городе на Неве – лишь около 500 студентов. Помню хорошо директора Рижского Филиала – Крейцберга Яна Адамовича, кстати, доцента по нашей кафедре. На таком же положении был и директор Великолукского Филиала – Ушаков Иван Михайлович (оба Филиала возникли в 1964г. при преобразовании их из УКП). Еще два представителя нашей кафедры возглавляли также два подразделения заочной системы, среди них Евдокимов Николай Васильевич (УКП в городе Петрозаводске) и Труворова Зинаида Ивановна (Волховстроевский опорный пункт). УКП были в Вологде, Ухте, Котласе, которые позже в 1963 г. были переданы ВЗИИТу. Кроме того, Опорные пункты размещались в следующих городах: Мурманске, Таллине, Кандалакше, Вильнюсе, Кеми, Пскове, Даугавпилсе, Крустпилсе, Вентспилсе, Черняховске и Калининграде. Многие молодые преподаватели (в том числе, и я) любили ездить в командировки в эти города для приёмки контрольных работ, зачетов и экзаменов у студентов-заочников ЛИИЖТа. Теперь заочников стало меньше, да и Прибалтика от нас откололась.

 

Римма Александровна Калинина. Вначале на кафедре Римма Калинина появилась как почасовик и проводила занятия по вечерам. Вскоре, как только появилась вакансия на кафедре, она перевелась на полную ставку и вела практические занятия по начертательной геометрии и черчению почему-то преимущественно для студентов Строительного факультета (как и я) Вот тут-то я и присмотрелся к ней. Во-первых, она всегда говорила громко и каким-то басовитым голосом. Во - вторых, она очень «привязывалась» со своим «разбором полетов» чертежей почему-то к юношам. Помню, как она это делала с Сашей Гаккель и Юрой Артамоновым. Оба они были под два метра в высоту и очень скромными ребятами. Их молчание только раззадоривала Римму, и тогда она искала поддержки у меня. Но эти показательные её выступления меня не устраивали, и я отделывался только усмешками. Она же мне объясняла, что это был её психолого-педагогический приём, что бы расшевелить их молчаливые натуры и уметь отстаивать свою работу. Но, в общем-то, Римма вызывала у меня все же симпатию, т.к. была оригинальна. Дальнейшая её судьба после того, как я сам покинул кафедру в 1983 г., мне неизвестна.

Ирина Ивановна Шевченко. Она оказалась поразительной натурой среди нас из-за своей воспитанности, какой-то неземной деликатности. Появилась Ирина на кафедре в 1974 г., вероятно из-за того, что заведующий кафедрой Тарасов Б.Ф. её пожалел и перевёл из категории незаметных клерков Факультета по обучению иностранных студентов в образовательный процесс, предложив ей должность ассистента. Надо отметить, что тихий её голос действовал гипнотически на студентов и порядок на её занятиях был безукоризненным. Помню, что она пригласила меня с супругой и замдекана «Иностранного» факультета Василенко Антона Михайловича (полковника в отставке и тоже душка-человека, как и Ирина) на свою скромную свадьбу. Правда, жених её – Эдя, не выдерживал никакой критики – просто маменькин сынок какой-то. Поэтому они вскоре и развелись. Ирина Ивановна после этого сделалась совсем замкнутой. Она оставила нашу кафедру по болезни (нервный срыв) и позже работала то в библиотеке по обслуживанию иностранных студентов, то уборщицей в центральном отделе научно-технической библиотеки нашего вуза. Словом, жизнь скромной женщины совсем сломалась, и она окончательно замкнулась в себе. Все мы оказались лишь безучастными свидетелями такого психо-эмоционального регресса судьбы человека – «не от мира сего».

После того, как закончились мои незамысловатые очерки о некоторых моих коллегах-преподавателях кафедры, обнаружилось, что у меня ещё есть «Быстрый карандаш» на некоторых наших лаборантов. Я с удовольствием приведу их блиц-представление.

 
Васильева Нина Павловна. Она была старейшиной в этой компании наших помощников по учебному процессу. Звали мы её – «Рыбкой», т.к. она обращалась к любому из нас – «Рыбка, ты моя золотая». Работала она долго, даже уйдя на пенсию в 1985 г.. Её папа Павел Архипович был бессменным главным бухгалтером ЛИИЖТа. и к тому же являлся шурином, С.С. Гейченко, директора Пушкиногорья (т.к. этот знаменитый хранитель заповедника являлась братом его жены). Следовательно, Нина Павловна являлась племянницей Гейченко. По воле случая мною было приобретено у брата Нины Павловны – Алексея, некоторое филокартическое наследие и небольшой архив Семёна Степановича Гейченко (см. мой раздел «Эпистолярное наследие» моего Сайта korenev.org).

 

Равич Юлия. Самая веселая и заряженная оптимизмом работница среди своих коллег-лаборантов да и всего коллектива кафедры. Однажды, в разговоре с ней выяснилось, что моя супруга, учившаяся в Коломенском пединституте хорошо знала её тетю – Равич Инну Владимировну, написавшую книгу «Психогенетика» и преподававшую эту дисциплину в её учебном потоке.

 

Иванова Галина. Не менее шести лет Галина работала лаборантом на нашей кафедре и одновременно училась на вечернем факультете. Закончив обучение, она сразу же вышла замуж и родила двух мальчишек. Сумела устроиться старшим лаборантом на кафедру «Графика» в одном из высших военно-технических вузов, где позже стала преподавателем и работает вот уже два десятка лет.

 

Ромащенко Наташа. Так же, как и предыдущая её коллега по работе, она повторила, один в один, её судьбу. Однажды она пришла ко мне в деканат Вечерне-заочного факультета, когда я уже работал по совместительству на кафедре «Изыскания и проектирование ж. д.» с просьбой о зачислении на старший третий курс своего сына, комиссованного из военного инженерного училища. У нас всё получилось тогда.

Здесь названы только две одинаковые судьбы наших девушек из учебно-вспомогательного персонала. Однако назову еще некоторых вышедших из «школы лаборантов», которых я вспомнил и которые сделали себе такую же профессиональную карьеру. Среди них отмечу: Архангельскую Татьяну – ст. преподавателя кафедры «Графика», Янковкую Наталью (кстати, вышедшей замуж за нашего же лаборанта Игоря Янковского), – ставшую доцентом каф. «Логистика и коммерческая работа, Ромашкину Людмилу – научную сотрудницу каф. «Тоннели и метрополитены».

Таковы мои короткие воспоминания в рисунках и заметках о моих сослуживцах за первые 20 лет в моей трудовой жизни, которые проходили на кафедре «Графика».

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Три сестры

Как-то вдруг вспомнилось, что работая над материалом очерка «Мои духовные отцы» в разделе об А.Г. Гаккеле, я узнал, что у его бабушки Ольги Глебовны, были сестры: Вера Глебовна и Мария Глебовна Успенские. Наверное, их мужья были также неординарными людьми, как муж Ольги Глебовны – Яков Модестович Гаккель.

 

Подробнее...

Лица коллег по кафедре «Графика» в моей памяти

Нижеследующие рисунки-наброски, которые здесь представлены, в основном были сделаны на заседаниях кафедры в разные годы моей работы на ней в 1963-1983 гг. Бумага, на которой рисовались лица моих коллег, оставляла желать лучшего, а время хранения их в моем архиве в течение 30-55 лет, не добавило им улучшения качества изображений. Конечно, они были сделаны спонтанно, но в их ряду (с позиций дня сегодняшнего) не хватает многих рисунков таких персон как: Трохов Л.В., Шульжевич В.А., Трофимов В.С., Деменок Г.И., Княжкина Л.В., Алексеев С.И., Челнокова М.И., Понаморенко Г.И., Кальницкий А.Л., Андреев Г.А., Галинский К.А… Но кафедральное ядро в этом очерке все ж достаточно полно представлено. Вместе с тем здесь промелькнут фигуры, и не столь значимые для истории кафедры… Текст к моим рисункам оживил характеры моих изображенных товарищей по работе и общую обстановку, в которой нам всем пришлось пройти отрезок своей деятельности на кафедре и в институте. Итак, смотрим и читаем…

Подробнее...

Статьи по датам

November 17
Mo Tu We Th Fr Sa Su
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3