Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Категория: Разное
Дата публикации Просмотров: 2039
Печать

Сегодня парням и девушкам нашей страны и не представить, что их отцы и деды были в общественной политической организации, называемой – Ленинским комсомолом. Поэтому я постараюсь на собственном примере рассказать нынешнему юному поколению, что это было за молодёжное движение, хотя мне не пришлось строить Магнитку или возводить Байкало-Амурскую магистраль – важные комсомольские стройки.

Мои комсомольские будни были отмечены временными рамками середины 1950-х – начала 1970-х гг. и проходили они в мирный после сталинский (тоталитарный) период. Он был как глоток родниковой воды, и мы, родившиеся на пороге ужаснейшей войны с вероломными фашистскими захватчиками, вспоминаем это послевоенное время, как самое счастливое. Такие обстоятельства, как получение в 1955 г. нашей семьей безвозмездно просторной двухкомнатной квартиру в новом доме на Гаванской улице, или то, – как наш класс осенью 1956 г. был переведен из 7-ой школы в прекрасную новую школу №2 – вся эта и другая положительная новизна, пропитывающая  многие грани нашей жизни, поднимала дух всех людей и особенно молодёжи.

Мы, комсомольцы, не чувствовали тогда какого-либо нажима сверху от старших братьев коммунистов. Давления практически не было – большинство людей, как говорилось выше, были довольны скромным бытием, а последнее и определяло сознание. Медицина, образование, спорт, кружки самодеятельного творчества, летний отдых детей и другие социальные блага – были тогда либо бесплатными, либо – с символической оплатой за них. Так было, по крайней мере, в Ленинграде, в Москве и в других крупных городах. Конечно, старшие наши наставники нам подсказывали правильные пути политического роста, окрашенные коммунистической идеологией. В этом не виделось ничего дурного. С 1-го по 4-ый класс нас за хорошие поведение и учёбу принимали в октябрята (а быть отмеченными старшими – это был стимул стать ещё лучшим). В 5 – 6 классах, октябрят с подтвержденными данными хороших школьных показателей – принимали в пионеры, а в 7 – 8 классах – в Комсомол (Коммунистический Союз Молодёжи). Конкретных общественных дел за собой в этот период не помню, но учился хорошо и тащил за собой два года ленивых ребят по преодолению трудностей математики. Это были, как сейчас помню: Гена Муравьев, Аркадий Орлов и Дима Дукольский. Всё, конечно, было с моей стороны бескорыстным, но с их стороны я получал (как теперь понимаю) всё же некое вознаграждение – либо обеды, либо вкусные пирожки, а вот от Дукольского я получал «возможность его побеждать» в дружеских «потасовках» во время перерывов наших репетиторских занятий, и это была его прикрытая благодарность мне – хилому парнишке, но спасительному учителю по алгебре и геометрии – Лёне Кореневу.

Спасибо Сталину!

 

Запомнилось и такое важное событие, как траурное построение всех учеников в длинном коридоре по поводу смерти И. В. Сталина. Рёв стоял невозможный. Сталина я любил, его рисовал, а в очередные дни начала марта всегда записывал перечень снижения цен (исходивших от него) на продуктовые и промышленные товары…

Снижение цен - моя запись, 1953 г.

 

В 7 классе я стал комсоргом, т.к., по-моему, никто не хотел им быть, да и было-то нас всего 5-6 комсомольцев. В 8 классе число их значительно выросло – почти все мои одноклассники стали ими. В следующем учебном году руководитель партбюро В.А. Гусев уже в новой школе № 2 на общем первом комсомольском собрании предложил мою кандидатуру в секретари комсомольского Бюро в школе. И пошло – поехало… Неосознанно я стал действовать по принципу «юношеского максимализма»: решительно выявлял тех лидеров, которые номинально лишь исполняли свои обязанности по линии комсомола и изгонял их порой даже с ещё ненасиженых мест. Так «вылетел» из комсоргов нашего 9 Б класса Леня Кузнецов, затем изгнал из состава Бюро комсомола нашей школы – Валентина Борхварта за безделье. Первый вскоре скатился в двоечники и его исключили из школы. Второй стал отличником, окончил школу с золотой медалью, поступил позже в Университет и лет, эдак, в 40 стал заведующим кафедрой «Биологии».

Тогда мне очень импонировали молодые герои, которых я сам себе выбрал и которым я старался подражать. Прежде всего, это был образ молодого Владимира Ульянова (Ленина) из картины П.Белоусова «Мы пойдём другим путём», репродукцию которого я даже повесил над своим письменным столом.

Мы пойдем другим путём, худ.П.Белоусов, 1952 г.

 

Затем, конечно же, – Павка Корчагин. Именно, в 1956 г. с блеском на экранах кинотеатров в стране прошел фильм «Как закалялась сталь» с исполнителем главной роли в ней Василием Лановым. Всё! Хотелось рубить головы белогвардейцам, строить узкоколейку, но… А образ же Олега Кошевого – юного комсомольского вожака подпольной антифашисткой организации г. Краснодона был для меня авторитетом вне конкуренции. Сверхнравственным подвигом считал я и поступок Павлика Морозова, преступившего порог отношений семейного уклада, который выдал  своего отца властям за саботаж: утайку зерна в период голода в стране. Вооруженный этим примером, я рьяно воевал со своим родным братом, который был на 3,5 года меня старше. Уже тогда он здорово начал выпивать и куролесить с девицами лёгкого поведения… Тогда же загружал себя в школе «по полной катушке», где проводил, порой, выходные дни и праздники, мучая себя и одноклассников. Мы дружно готовили номера самодеятельности, выпускали стенные газеты, рисовали огромные плакаты к вечерам, например, в честь Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Я бегал по квартирам активистов нашей комсомольской организации, давал им новые общественные задания, проверял исполнение прежних поручений. К вечеру мои ноги гудели от перегрузок. Мои друзья-комсомольцы, наверное, крутили пальцем у виска – так, видимо, я им надоедал. Но это были славные ребята и девчата, поэтому постараюсь назвать их всех поименно: Слава Дыскин, Вера Новикова (оба из 9 А класса), Лида Неустроева (дружу с ней до сих пор – уже более 57 лет), Борис Буравов, Леня Кузнецов, Женя Буров, Люся Маслий, Тамара Котова, Наташа Харламова. Участвовал я и в школьном драмкружке, где сыграл две одноактные пьески с Александром N по рассказам А.П.Чехова – «Злоумышленник» и «Хирургия». Помогал проводить новогодние самодеятельные спектакли для малышни 1-4 классов, где непременно исполнял роли или Бабы Яги или Кащея Бессмертного, так удачно вписывалось мое тощее тело в эти образы.

 

Павлик Морозов на допросе кулаков, худ.В.Чебаков 1954 г.

 

За выпуском стенгазеты Некрасова, Новикова, Неустроева и я

 

Задумал и выпускал в нашем классе периодическую листовку-стенгазету «Фантазия и Жизнь». Все эти инициативы были замечены в Райкоме Комсомола Свердловского района (позже – Василеостровского) и меня даже делегировали на ХV районную конференцию, проходившую во дворце Культуры им. С.М.Кирова в ноябре 1957 г. Кстати, в моей памяти остался на всю жизнь простой и чрезвычайно подвижный образ секретаря Райкома комсомола Галины Николаевны Громовой. Её улыбка и всегда нужный подход к нам, более молодым, порой заносчивым или растерявшимся в трудных комсомольских обстоятельствах – меня поражали. Такие качества украшали её душу. Это шло свыше, и никаким тут должностными положениями человека не объяснялось!

Районная конференция, Г.Громова в середине группы над кудрявой головой юноши

 

Я намеренно опускаю обычные дела, которые делали комсомольцы в те далекие годы: сбор металлолома и макулатуры, посадка саженцев кустов и деревьев, разгрузка вагонов с овощами (на одной из которых я сломал руку), лыжные вылазки загород и др. Всё это было. А однажды, весной 1957 г. меня послали на Городскую Комсомольскую отчетно-выборную конференцию, которая состоялась в Театре Ленинского Комсомола (теперь театр – Балтийский Дом).

Театр Ленинского Комсомола

 

Самым впечатляющим моментом этой конференции было выступление Анки-пулеметчицы из Чапаевской дивизии. Она выступала, как настоящий трибун – весьма ярко и эмоционально. Зал приветствовал её, стоя долгими аплодисментами [1]

Затем следует мне отметить лето 1956 г. Школьным сектором Райкома Комсомола готовился эксперимент по изменению управления и организации летнего школьного отдыха. Его предполагалось сделать что-то на манер скаутского молодёжного движения некоторых европейских стран. Первый момент этого новшества – минимальное присутствие взрослых наставников в летнем лагере отдыха пионеров, что означало – исключение педагогического состава в воспитательном процессе с оставлением только отрядных комсомольских вожатых в возрасте 17-20 лет, желательно с производства.

Далее: предполагалось самое широкое вовлечение в жизнь летнего лагеря – комсомольцев старших классов; широкое проведение спортивно-физкультурных мероприятий, пеших и лодочных походов, соревнований по стрельбе из ДОСААФ-овских карабинов [2]; привитие навыков ориентированию и выживанию в экстремальных условиях [3]. Для многих этих опытных нововведений были выбраны комсомольцы нашей школы и юные инициативные работники завода им. И.Е.Котлякова, на базе пионерского лагеря которого (адрес: платформа № 3 за Вырицей, по улице, идущей к р.Оредеж), и было решено проводить этот эксперимент.

Что касалось комсомольцев-шефов из нашего 9-Б класса, то это были: Овчинникова Вера – живой уголок; Кошелев Валера – радиосвязь; Иванова Люся – библиотека; Я, Коренев Лёня – начальник пионерской дружины.

 

Река Оредеж

 

Старые дачи в округе  Вырицы, 1950-гг.

 

Через месяц все они разбежались и остался лишь один я. Вероятно, практическое воплощение задумок наших руководителей такого опыта было преждевременным или ещё нигде не утверждено или даже идеологически было не выдержано (вспомним желание использовать скаутское движение). А зачинателями всего этого опыта были райкомовские работники: вышеназванная Г.Н. Громова и её помощник Ефим Апптекман… Поторопились ребята.

Уже после лета последовала более серьезная учеба в 10-м классе, и я несколько поубавил свои «обороты» в общественной жизни. Но всё равно мне не удалось максимально подтянуть грамотность по русскому языку, и я регулярно получал лишь четверки и редко пятерки (выручало то, что дисциплины «Русский язык» и «Литература» тогда были совмещенными, а я лучше всех читал стихи, за исполнение которых получал всегда – отлично). Химию я принципиально не учил и скатился даже до тройки и всё из-за антипатии к химичке. Вопрос был улажен после взятия меня под опеку самим директором школы Александром Васильевичем Рыжиком, тоже преподававшим химию. Наверное, он ориентировался на переиначенную поговорку, которая могла звучать примерно так: «Ты не обязан Н2 знать, но как общественник ты важен». Этот принцип он использовал при вручении нам аттестатов 21 июня 1958 г. в Актовом зале. Первым для вручения этого документа (неожиданно для меня) вызвали меня, а не золотых медалистов – Нину Демьянову и Валентина Борхварта. Ну и что? – Возможно, скажите вы, а для меня это много значило!

 

Аттестат зрелости

 

Выпусное фото 10 Б класса, 1958 г.

 

Наконец-то, в сентябре 1958 г. я стал студентом Строительного факультета ЛИИЖТа. И удивительное дело – моя потребность общественной деятельности куда-то улетучилась.

Я «ушел в тень». Я ничем не выделялся в своей группе, а тем более – на курсе. Моя энергия переключилась на творческую деятельность в лиижтовском театральном коллективе. И все же я по комсомольской линии выполнял многие поручения в основном как художник-карикатурист в стенгазете факультета; в многотиражке института «Наш путь; в агитбригадах по деревням Ленинградской области и в командировках в подшефную ЛИИЖТу и Октябрьскому району Ленинграда комсомольскую организацию Киришского нефтеперерабатывающего завода. Лишь в конце 1962 г. (когда я услышал некую оценку своей подвижнической натуры) за полгода до завершения учебы в вузе, я был сражен словами замдекана Е.А. Солодовникова (который постоянно с 1 по 3 курс меня унижал, говоря, что я не достоин звания студента) на процедуре распределения по устройству на работу в кабинете ректора К.Г. Протасова. Солодовников произнёс – А это наша гордость, самый активный комсомолец курса!?

 

Редколлегия газеты Строитель. Я сижу вторым слева

 

Газета Наш путь, 1963г.

 

Мой комсомольский билет, ЛИИЖТ,1967 г.

 

И вот я ассистент кафедры «Начертательная геометрия и графика», и по коридорам вуза ходил уже, расправив плечи. Не удивился, когда мне предложили стать секретарем комсомольского бюро рабочих и служащих Строительного факультета. В основном тогда работа сводилась к сбору комсомольских взносов. В этом мне помогала инженер Алла Воробьева. Она работала в структуре нашего факультет у Лауреата Ленинской премии Б.П. Татарникова. Я любил заходить к своей помощнице ещё и потому, чтобы посмотреть воочию на живого Лауреата, сконструировавшего мощнейший электровибратор для забивки железобетонных свай. Дверь в его кабинета всегда была открыта нараспашку, и моим глазам открывалась картина будней созидания Инженера с большой буквы. В 1968 г. я вступил в ряды КПСС, и юность комсомольская моя на этом закончилась.

 


[1] Создатели фильма «Чапаев» братья Васильевы в поисках материалах о военных заслугах  Чапаева нашли публикацию о санитарке Марии Андреевне Поповой. Случилось так, что она  во время одного из боёв оказывала помощь раненому пулемётчику, и тогда-то ей  пришлось, волей-неволей, заменить его и стрелять из «Максима». Этот случай и использовали постановщики в своём фильме. А на том, чтобы героиню звали Анной, настоял комиссар Фурманов (это было имя его жены, которая позже была консультантом этого фильма). Так  появилась Анка-пулемётчица..

[2] Для  этого в экспериментальный пионерлагерь  завода Котлякова был приглашен недавний преподаватель военного дела 7-й школы – Г.М. Дешевой

[3] 14 С этой целью, например, в начале июля для проведения беседы с детьми пионерлагеря  з-да Котлякова был приглашен известный «доктор занимательных наук», живший напротив на своей даче,  Василий Иосифович Прянишников. К тому  времени он издал книгу «Занимательная география» и преподавал в Нахимовском Училище. 

Undoubtedly, there are some points you perhaps think about drugs. Let's discuss about how you can make sure that medications you order online are sure. You can purchase preparation to treat acute treatment of the symptoms of osteoarthritis or trigeminal neuralgia. Some services offer to their customers Viagra. If you're concerned about sexual disease, you perhaps already know about levitra 20mg. Maybe either man knows at least slightly about levitra 10mg. Matters, like , are linked sundry types of health problems. Notwithstanding erectile disfunction is more common among older men, that doesn't something you just have to live with. Several medicines may add to sex drive difficulties, so its essential to cooperate with your health care provider so that the prescription can be tailored to your needs. Causes of sexual dysfunction include injury to the penis. Chronic disease, definite remedies, and a status called Peyronie's disease can also cause sexual disfunction. Do not give Viagra or any drug to anyone under 18 years old without prescription.

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Подземные каналы в Петербурге… (По роману В.Крестовского «Петербургские трущобы»)

Этот роман писался Всеволодом Владимировичем Крестовским (1840-1895) в 1864-1867 гг. Рассказ «Подземные каналы Петербурга», оказавшийся в романе, заинтересовал меня. Он завладел моим вниманием, но не тем бандитским случаем, что произошел в подземелье, а вопросом происхождения этих сооружений водных коммуникаций. Как я предполагал, они касались вклада моих очень далеких предков-коллег инженеров путей сообщения в начало работ по водоотведению в городе на Неве. 

Подробнее...

Второе рождение визиток Часть IV

Не каждый же день доводится выступать по радио на весь Петербург…

Это произошло зимой 2008 г. – в год 250-летия нашего первого ректора Путейского вуза Августина Бетанкура. Встретивший меня у входа в ПГУПС экс-ректор нашего вуза Павлов Владимир Егорович, неожиданно пригласил меня в студию «Радио России», уточняя, что разговор у нас будет в прямом эфире, и мы будем говорить о вкладе Бетанкура в науку и в промышленность нашей страны. 

Подробнее...

Статьи по датам

December 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6