Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Категория: Разное
Дата публикации Просмотров: 307
Печать

Это письмо стало для меня Вашей визиткой

В руках у меня письмо, которому уже под 10 лет хранения в моих «фондах». Оно прислано из Москвы библиотекарем РОФ - Н.Г. Левитской (априори – от имени Натальи Дмитриевны Солженицыной). Возможно, я посылал свою книжицу «Строительство железных дорог. 1920-е – 1950-е гг.», как учебное пособие для заочников или – «Железные дороги ГУЛАГА», как книгу, в расчете, что попадет она в Фонд рукописей, статей и т.д., как я и привык к лиижтовскому Библиотечному фонду…, но оказывается история названия этого Фонда (РОФ) – другая. 

А. Солженицын и Н. Солженицына

 

Письмо из фонда Солженицына

 

Первое уч.пособие - о ГУЛАГе  на ж.д.

 

Ещё летом 1974 г. на гонорары от издания книги «Архипелага ГУЛАГ», Александр Исаевич Солженицын создал «Русский общественный Фонд (РОФ) помощи преследуемым и их семьям» для помощи политическим зэкам СССР (посылки и денежные переводы в места заключения, легальная и нелегальная материальная помощь семьям заключённых). А я буду считать адрес на конверте, присланного мне ответа – как бы визитной карточкой от Н.ДСолженицыной, к которой могу обратиться в любой момент. И вот у меня появилась возможность выслать в адрес РОФ новую подобного прежде рода книжку: «Судоходные каналы ГУЛАГА», написанную мною и изданную семь лет тому назад… А теперь мне хочется порассуждать о приоритете, изданных мною выше названных изданий, но для этого привлеку пример о другой моей книжки – «Железнодорожные короли России», 1999 г.

Однажды, весной 2005 г. в коридоре ПГУПС со мною, нос к носу, столкнулась директор Центрального музея ж.-д. транспорта России – Галина Петровна Закревская и на ходу задала мне вопрос, – Вас уже пригласили на Всероссийский съезд железнодорожников РФ ? – Нет, меня не приглашали, – ответил я. – Но как же так? Там будет рассматриваться вопрос о возможности строительства частных железных дорог России? – не унималась она и продолжала: – Ведь Вы же первым написали книгу об этом прецеденте сооружения железных дорог в России, касающегося середины 19 – начала 20 веков? – Вероятно в Москве чиновники таких книг не читают, ответствовал я и мы на том и разошлись… А к чему я это все? Наверное, мне не стоит особенно и скромничать с моими двумя, уже пропечатанными здесь книгами и вышедшими соответственно в 2011- 2012 гг., в которых рассматриваются гулаговские стройки железных дорог и водного транспорта ?! Утверждаю, что эти обе книги истинно мои и они являются первыми из выше названного тематического направления книг в нашей стране!…

 

От  Фонда Солженицына

 

Закревская  Г.П. директор ЦМЖТ 

 

Мои книги

 

Ночной арест

 

Путь на Голгофу...

 

Прибалтийские воспоминания

Из бывших прибалтийских республик нашей страны мне больше всего импонировала Эстония. Там в Таллинне находился наш Учебно-консультативный пункт и с 1973г. до 1982 г. я часто там бывал в командировках, когда ещё преподавал на кафедре «Начертательная геометрия и графика». Место проживания иногородних преподавателей постоянно находилось в доме, что размещался на Ратушной площади.

 

Ратушная площадь в Таллинне

 

От этого жилья я испытывал чувство романтизма и некоторой настороженности, особенно тогда, когда проживал в нем два-три дня в одиночестве… После того, как я перешел в июле 1983 г. на кафедру «Изыскания и проектирования ж. д.» мои поездки в Таллинн на некоторое время прекратились. Но вот появился в нашей кафедральной лаборатории по НИСу научный сотрудник из ГТСС – Елисеев А.Д., . С его приходом, к примеру, у нас появились с 1986г. по 1989г. хозрасчетные работы по отслеживанию состояния путей ж.д.пути, в т.ч. – Сортировочных станций с их горками и парками отстоя вагонов. Для последних нами составлялись проекты в соответствие с требованиями сроков текущего ремонта на Прибалтийской ж. д. Это были конкретные Сортировочные станции в городах: Таллинн (две – сортировки), Рига и Радвилишкис. Следует сказать, что подобную работу надо было ещё получить у начальства Дороги и убедить его в компетенции наших сотрудников и – в её качественном исполнении. В этом помогли наши питомцы – сотрудники Дороги, наши бывшие выпускники ЛИИЖТа, которых обучала наша кафедра и с которыми у нас была постоянные контакты. 

Сортировочная станция Шкиротава (в Риге)

Помню, что изголодавшиеся по полевым изысканиям сотрудники нашей кафедры (а это преподаватели кафедры и аспиранты во главе с её заведующим В.М.Петровым и инженерно-технический состав нашей Лаборатории) все горели желанием быстрее начать работу в Риге.

 

Преподаватели, работавшие на Прибалтийской ж.д.

 

Приступили к геодезическим съёмкам в начале июля 1986 г. К нам чуть позже даже подключился 72-х летний доцент кафедры – Виктор Иванович Грязнов и студенты-практиканты (из их среды запомнилась пара Павел и Светлана, которые вскоре стали единой семьей – Бобарыкиных, а Паша стал – аспирантом, а ныне он – доцент нашей кафедры). Станция была большая: 6 пучков с 25 путями на них и поэтому работы всем хватало, в том числе и Грязнову, который «избороздил» своими ногами всю возвышенность, что была поблизости места сортировочной станции, с желанием воплотить в жизнь свой способ проектирования её плана с помощью фото-нивелирной съемки (детища своей кандидатской диссертации 1950-х гг.).

 

Помимо тяжелой и даже вредной работы (среди пыльных составов и политого нефтью щебеночного полотна сортировочных путей), сотрудники кафедры раза два в выходные дни выбирались в курортные приморские пригороды в: Дзинтари и Майори, где купались и загорали на Рижском взорье, бродили по улочкам и аллеям курорта.

 

Сортировочные пути  ст. Шкиротава

 

В Майори

 

Сортировочная станция в Таллинне – «Юлемисте» 

Пути этой станции находились неподалеку от неглубокого и спокойного одноименного озера Юлемисте . Все работы велись слаженно, т.к. уже имелся опыт первых съёмок в Риге. И, конечно, в выходные дни июля 1987 г. студенты-практиканты проводил с большим удовольствием на озере целые сутки, к тому ж и место их проживания находилось рядом с объектом работы. 

 

 

Сортировочная ст. Юлемисте

 

Озеро Юлемисте

 

(Позже в 1990 г. году я снова ездил на эту Сортировку с проверкой, как наши студенты под руководством молодого преподавателя Н.А. Поберезского осуществляли ремонт путей согласно составленного проекта только-что упомянутого нашего отряда - в 1987 г. ). Не могу не вспомнить, как в это время возникли и наши частные общения с выпускницей по нашей кафедре Нелли Ливенсон. Несколько раз мы бывали у неё дома, где познакомились с её супругом Ильей Ливенсоном и с детьми – Лилей и Илюшей. Все вместе мы поностальгировали по концу 1970-ых – началу 1980-ых годов, когда Нелли училась на заочном факультета тогда ещё – ЛИИЖТа.

Конечно, припомнили и тот день вручения дипломов 25 июня 1985 г., когда ближе к вечеру дипломники пошли отмечать это событие, и некоторые из них не в – ресторан, а – на квартиру к Кореневу Л.И (т.е. ко мне). Собрались тогда спонтанно и несколько дипломников (среди них и Нелли Ливенсон), и несколько преподавателей кафедры. Среди нас тогда был и председатель Комиссии по защите дипломов В.М. Макаров – главный инженер Ленгипротранса – чудный и компанейский человек. Вспомнили и просмотр альбом, который содержал, первые выполненные мною, акварелью миниатюры – вольные копии известных мастеров живописи. Не хвастаю, но в порыве эмоционального подъема настроения я подарил и Макарову и Нелли по одной из своих миниатюр. (Позже такие миниатюры, выполненные мною, я презентовал Воронину, Свинцову, Бушуеву и ещё некоторым преподавателям нашей кафедры).

 

Защита дипломов в Ленгипротрансе

 

Радвилишкис и воспоминания, в большинстве, не связанные с ним …

Когда в 1988 г. наш кафедральный отряд изыскателей приехал на топо-геодезиические съемки путей Сортировочной станции Радвилишкиса, то мы поняли, что такое глубинка Литвы. Здесь, по-моему, из местного населения никто не говорил по-русски. Свое жильё – общежитие и место работы мы ели-ели отыскали. Но зато нас поразила общая культура этого «западного» провинциального города. Здесь царила удивительная чистота, а на увиденных нами стройках нас покорили как опрятность в одежде строителей, так и их мест работы – отходы производства тут же собирались в мешки из полиэтилена и т.д. Правда на железной дороге преимущественно работали русские: как рабочие, так и весь инженерно-технический состав.

 

Вид на Сортировочный парк в г. Радвилишкас, Литва

 

ПМС действует

 

Где-то в этом городе трудился и мой товарищ по Строительному факультету ЛИИЖТа литовец Юзас Микшунас. Вспоминаю, как после военных сборов в июле 1962 г. я, Юзас и другие шестеро студентов, окончивших 4-й курс (В. Коблицкий, Л. Ни, А. Дуров, В. Власов, С. Пименов, В. Удовенко) были в августе на преддипломной практике в ПМС под Минводами на станции Нагутская. Вместе мы посещали тогда в выходные дни: то Пятигорск, то Ессентуки, то Кисловодск.

Парень из нашей группы Сергей Пименов приехал на практику вместе с женой Элей и годовалым ребенком. Жили они в получасовой ходьбе от нас в крайнем доме в станице Нагутской. Как-то мы его посетили.

Но никто из нас не мог и предположить, что рядом от них находился особенный дом, где родился и жил мальчик Юра Андропов. А он, волею судеб, уже как Ю.В. Андропов стал руководить КГБ СССР, а позже, как генсек – и всей нашей страной в 1982 – 84 гг.

 

Дом в станице Нагутская

 

И снова Таллинн ...

Это было в июле 1989 г. и мы снова приехали в Таллинн заниматься топо-геодезическими съемками, но уже на другой Сортировочной станции – Копли.

 

Копли из космоса

 

За два года нашего отсутствия в столице Эстонии значительно обострились социально-политическая обстановка. Поэтому после расквартирования в новом служебном помещении ПЧ, что находилось рядом с горловиной Сортировки, всех нас сразу же повели на небольшой местный стадион. На нем должен был проводиться митинг в поддержку сохранения Эстонской ССР в составе СССР. Ожидали выступление члена горсовета Таллина – Когана. Да, пора быть пожару?!, – сказал наш руководитель Е.Свинцов, подходя к стадиону… и тут меня пронзила мысль – не сгорела ли, поставленная мною на электроплитку, картошка… Я стремглав бросился к месту нашей дислокации, а в моем воображении уже языки пламени вырывались из окон новехонького ПЧ. Расстояние с километр я преодолел не как стайер, а как летучий спринтер… К моему удивлению картошка стала не вареной, а лишь – печеной… Таким образом, речи Когана я не слышал. Но мы видели в центре Таллинна, что на всех углах наклеены листовки, где преподносилась информации на русском языке о «Секретном пакте Молотова-Риббентропа» – о разделе Прибалтики в 1939 г. В результате этого сговора была решена и судьбе Эстонии. Тогда её принудительно присоединили в июне 1940 г. к СССР.

 

Встреча Молотова и Риббентопа, 1939 г

 

Теперь нам известно, что после 50 лет «оккупации», 8 мая 1990 г. Эстония обрела свободное плавание…  Возвратимся к нашей последней работе в Прибалтике (по реконструкции Сортировочной станций – Копле , г.Таллинна), отмечу, что ответственным был назначен я. Ничего сложного я в этом не увидел: справлюсь. Полевые работы прошли достаточно быстро. Однако при сдаче этих материалов в октябре руководство этой Сортировки поменялось. Новый руководитель заявил, что документы на оплату проделанной нами работы он не подпишет, т.к. не подписывал заказ на их исполнение. Я был в шоке и сидел в Конторе, не двигаясь, как мне казалось в течение получаса. Вдруг всё резко поменялось, и мастер ПЧ вернулся и начал разговор: – Покажите мне профиль 5-го пути на пикетах ПК 32 - ПК37. Дело в том, что там произошло вчера столкновения двух вагонов (цистерн) и как следствие… Далее я уже мастера не слушал, т.к. понял, что это моя «соломинка» спасения. Путь №5 и в зоне разгона и – отстоя вагонов, как мы зафиксировали это на 15 июля, был в норме, как в профиле, так и в плане и, следовательно, это работники на Горке роспуска и автотормозов вагонов что-то напортачили. Проект был спасен, а мы были удовлетворены по полной программе! 

Следует заметить, что вся выше перечисленная нами работа по Сортировочным станциям велась под недреманными взорами Е.С. Свинцова и Е.Д. Елисеева . Материалы эти Свинцов использовал в своей: монографии и в докторской диссертации. 

 

На геодсезичских съемках на сортировочной ст. в Копли

 

Приязненные отношения …

Вот уже 33 года я и моя супруга находимся в дружеских отношениях с Нелли Ливенсон. Началось всё с того, что ещё в начале июля 1985 г. она пригласила нас в гости – посмотреть Таллинн и заодно познакомиться семьями (моим детям было: Любе – 7 лет, Лёве – 6 лет.). Мы планировали побывать там дня 3-4. Проживали мы в оплачиваемых нами двух комнатах в помещениях, предназначенных для командированных преподавателей из ЛИИЖТа, которые обычно с сентября по июнь проводили в УКП занятия с заочниками. Нас прекрасно встретили в доме Нелли, и муж её - Илья, и на второй день, покатал на своем автомобиле по Таллинну и даже по окрестностям города и приморью. Мы побывали у Дворца Кадриорга – (напомним, что с победой Петра I в войне над Швецией ещё в 1710 г. Эстония была присоединена к России. Символом тех событий сталоэто прекрасное здание в стиле барокко, котороев 1718 году создал для Петра I архитектор из Италии – Николо Микетти) и в его парке, а также – в других памятных исторических местах. В дальнейшем я с семьей Таллинн не посещал, а вскоре умер супруг Нелли, и лишь она одна приезжала в Петербург с постоянной регулярностью – раз в год. Знаю, что у неё в Институте были и пока, слава Богу, еще есть знакомые и друзья и особенно она благоволила... (не буду без её разрешения называть эти имена…).

 

Дворец Кадриорг

 

Памятник русалке в Таллинне

 

Запомнился и её приезд, когда она посетила наш ПГУПС и все мероприятия, связанные с его 200-летием. Мы же раз в полгода общаемся через Скайп или по электронной почте, и помимо новостей о своей семье, я ей рассказываю кафедральные «сплетни». Не помню, как завязался у меня с Нелей разговор о поисках моего пропавшего без вести отца в 1941 г. под Ленинградом в боях с фашистами. Всё что можно было узнать от меня по поводу гибели моего папы, она очень активно выведала у меня, а потом дала электронные адреса, по которым я узнал точное место и день его гибели (см. мою статью в «А в небе кружили журавли»). Вся моя семья была за это ей очень признательна. Ведь мы теперь имеем возможность в день его рождения или в день его гибели посетить это место, политое его кровь под Красным Селом! Нынче же пришло время беречь оставшиеся силы и здоровье, и после смерти мужа Нелли передала руководство той строительной компании, что сама почти 20 лет курировала, своему сыну Ильюше. Дочь Лиза живет в Тарту и воспитывает своих внуков, чем здорово помогает (уже в свою очередь) своей дочери. А 10 февраля сего года я созвонился по скайпу с Нелли, а после этого и решил создать этот материал о Прибалтике…

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

О д н о к л а с с н и к…

Стыд и позор мне, написавшему много очерков о тех, с кем учился в ЛИИЖТе и с кем работал в этом прославленном вузе, а о школьных однокашниках не оказалось ни строчки?! Хотя в очерке «Юность комсомольская моя» мною были вскользь названы ребята и девчата из 9-10 – х классов, школы № 2, среди них и тот, семейству которого мною было решено посвятить эту статью. Не скрою, что выбрал его не случайно – он, а это – Валентин Борхвардт – краса и гордость ленинградской школы, круглый отличник, словом личность. Хотя, что тут особенного: их всё же достаточно в нашем городе. А дело в том, что талантливое творческое окружение его семейства, в общем-то, родственников, о котором мне стало известно недавно – заставило меня взяться за «журналистское расследование». Итак, всё по порядку. 

Подробнее...

Как отец инженера-путейца чуть не стал причиной дуэли Пушкина

Введение

В 2014 г. мною на моем сайте была опубликована статья «Среди исторических событий» об Александре Ефимовиче Люценко. Он являлся выпускником Путейского вуза 1826 г. и четверть века отдал на благо развития, в основном, речных путей сообщения. Затем, благодаря своему сильному влечению к коллекционированию монет (нумизматики), другую часть своей трудовой деятельности посвятил археологии и музейному делу, работая в Крыму, точнее - в Керчи. В конце того очерка были вскользь показаны и взаимоотношения Ефима Петровича (отца А.Е.Люценко) с А.С. Пушкиным. Совсем недавно мне довелось узнать более подробно об истории публикации Пушкиным перевода Е.П.Луценко поэмы немецкого поэта А.Виланда (а по сути, сказки-феерии) «Вастола». Не оставили меня равнодушным и драматические события, что последовали за этим. По новому для меня открылась страница деятельности Е.П. Люценко в литературно - организационном деле сохранения Истории Российской Словесности … Итак, читаем об этом и «вокруг этого» несколько подробнее.

Подробнее...

Статьи по датам

October 19
Mo Tu We Th Fr Sa Su
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3