Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Категория: Культурное наследие Юсуповского Дворца на Фонтанке
Дата публикации Просмотров: 1717
Печать

Если бы мне сказали, что я буду директором музея нашего втуза ещё этак лет 15 тому назад, то я бы удивился, но, подумав, сказал бы – А почему бы и не быть? И я действительно им стал, и вот как это произошло. Создание Музея Петербургского Путейского втуза задумывал в последние годы своего ректорства Е.Я. Красковский, т.к. Музей ж.-д. транспорта РФ (на Садовой,50) в перестроечные годы вывели из подчинения нашего института и пустили в свободное плавание.

А когда Е.Я. покинул свой пост руководителя нашим втузом и стал Советником министра МПС по высшему образованию, то он уже вплотную начал заниматься вопросом организации такого вузовского учреждения. Заручившись согласием нового ректора В.Е.Павлова, Красковский стал усиленно собирать раритеты по кафедрам для музея. Это всё совпало с созданием первого тома книги «История железнодорожного транспорта России. 1836 – 1917 гг.» и, будучи главным редактором этого издания, Е.Я. как бы увидел ещё отчетливее становление ж.-д. отрасли и её бурного развития через призму деяний питомцев родного нам института. Я уже писал[1], что Е.Я. Красковскому из-за его кончины не довелось увидеть изданной эту книгу, хотя рукопись им уже была помечена, как – «в печать и в свет»! Не удалось ему быть и на открытии Музея нашего Университета, которое состоялось 1 декабря 1994 г., в канун 185-летия вуза.

 

 

 

Часть первая

 

Единомышленники

 

С конца 1992 г.на должность директора Музея нашего университета был приглашен Георгий Александрович Глащенков (1935–2009), инженер–электросвязи ж.-д. тр-та. Он был учеником ректора В.Е. Павлова, поддерживал с ним дружеские отношения. Кроме того, Г.А. являлся заядлым фалеристом, имевшим в своей коллекции более 4,5 тыс. значков, знаков и фурнитуры по железнодорожной тематике. Это принесло ему известность среди коллекционеров и музейщиков и даже выдвинуло его на первое место среди подобных ему собирателей значков по заявленной выше тематике. Получив широкие полномочия от ректора, после того, как Г.А. представил ему концепцию экспозиции музея, которая была утверждена, он «выбил» всё, что хотел из подразделений института. Это были: библиотека, ЦМЖТ РФ, архив, кафедры и другие службы. Он «делал набеги» в столярку (искал в их заначках старинную мебель), «потрошил» архив в фотолаборатории и т.д. и т.п. 

Наконец, он заказал живописные портреты 25-ти ректоров у художника Е.В. 

Андреева, а у наших столяров– выставочные витрины и планшеты. Ещё до открытия музея он успел не единожды побеседовать с нашими легендами отраслевых наук, такими профессорами, как: С.В. Амелин, Ф.А., Аре, В.М. Волков, М.И. Воронин, В.С. Герасимов, В.С. Дикаревский, Ю.В. Лиманов, И.И. Петров, М.П. Смирнов, А.К. Угрюмов, А.А. Яблонский и другими. С ним делились своими воспоминания и приносили ему материалы автобиографического толка многие выпускники ЛИИЖТа-ПГУПСа, как только узнали, что такой музей создаётся, например, Н.Ф. Махновский, А.Е. Лубенский, В.И. Грязнов и многие другие. 

Мне всё это приятно вспоминать, т.к. в этот период собирания и компоновки музейного уникального материала я находился почти ежедневно (хотя бы на час) в его кабинете – обители музейного творчества или в самом помещении музея, первоначально расположенного у Колонного зала. Приходили и другие его единомышленники с советами (в основном – как лучше расположить натурные экспонаты, развесить портреты и картины и т.д.), среди которых были Феликс Константинович Бернгард, Василий Иванович Ярохно и Борис Федорович Тарасов. Вот они – люди-знтузиасты и, примкнувший к ним в 1999 г. уж в качестве экс-ректора Владимир Егорович Павлов, которые стали неформальными членами Совета музея. С февраля 2003 г. меня назначили новым директором нашего музея на место Г.А. Глащенкова. А как это произошло – смотрим ниже.
 

 

Второй директор музея

 

Как-то в конце ноября 2003 г., будучи деканом вечерне-заочного факультета, я по каким-то служебным делам находился в кабинете ректора В.И.Ковалёва (1948-2014). Подписав у него все необходимые деловые бумаги, я уже было, приоткрыл дверь, чтобы выйти, но вдруг громким голосом меня остановил Валерий Иванович.

 

Ковалёв В.И.

 

– Леонид Иванович, постойте. У меня к Вам будет предложение: не согласитесь ли Вы стать директором нашего музея?

Меня это не удивило, но голове мелькнуло: ведь это же место занято Георгием Александровичем Глащенковым. 

– Мне надо подумать, ответил я.

–Чего думать – возразил Ковалёв, – Вы там будете на своём месте! Но я не возражаю, можете сидеть себе в деканах лет 10, да сколько, Вам, угодно. Директорствовать Вам было бы интересно и университету – польза. Соглашайтесь.

– Мне надо посоветоваться с женой…

– Не возражаю. А зарплату мы Вам оставим такую же, какую Вы на сегодня имеете. Итак, жду от Вас сейчас же принципиального ответа: да или нет?

– Но я не привык «идти по трупам»….

– Я, Вас, понял. Глащенкова оставляем на первое время для работы вместе с Вами: придумаем ему должность. Спасибо за нормальную реакцию на моё предложение. До свидания…

Уже в марте 2004г. я занял новый пост.

Наверное, всё-таки, читателю нужно дать некоторые основные разъяснения такого диалога двух «чинуш», понимающих друг друга с полуслова. Дело в том, что в конце весны 2003 г. перед главным входом в ПГУПС со стороны Фонтанки сооружался памятник нашему первому ректору А.А. Бетанкуру. К июню он уже был готов, и скульптор Владимир Эмильевич Горевой наводил марафет, исполненного им бюста. Он присел на скамеечку и в этот момент к нему подсел Георгий Глащенков. Они познакомились и скульптор, подозвав помощницу, изъял из сумки бутылку водки и два стакана. За знакомство они и выпили. Всё это из своего ректорского кабинета видел В.И. Ковалёв. Он вышел на улицу и, окликнув Глащенкова, подозвал к себе и так его отчитал (пригрозив даже увольнением), что, бедолага Жора, даже не знал, в какую сторону ему идти.

– Ещё раз узнаю о подобном, уволю, к чертовой матери – Так закончил свой устный выговор ректор. С тех пор Георгий стал очень бояться Ковалёва…

 

 

Горевой и ректор ПГУПС.

 

Теперь несколько строк о своей, как оказалось, кандидатуре на должность директора музея. При ректорстве В.И. Ковалёва у меня был пик моей творческой деятельности. Не без его помощи в свет вышли две книги: «Железнодорожные короли» и «Достойны высшего признания». 

 

Книги членов  Малой Исторической  Академии

 

 

Первая книга даже была поощрена Ученым Советом ПГУПС грамотой за публикацию лучшей научно-исследовательской работы года и денежной премией. Даря лично эту книгу Ковалёву, я сделал надпись: «Ученику от учителя», так как по его публичному признанию, он, будучи студентом-заочником, на всю жизнь запомнил, как я принимал у него экзамен по «Начертательной геометрии» и, похвалив его, всё же поставил не пятёрку, а четвёрку. Многие из своих научных статей, посвященных истории вуза и железным дорогам, я имел возможность передавать ему для ознакомления. Иногда он просил меня срочно дать развёрнутые исторические справки о том или ином событии или датах. Довелось как-то писать от его имени научно-историческую статью в отраслевой журнал «Железнодорожный транспорт». Главное, что года три подряд, на ректорских новогодних приёмах, я дарил ему самостоятельно выполненные копии портретов: Н.Юсупова, А.Львова, великой княгини Е. Ольденбургской, говоря при этом – Это, Вам, как ректору, для нашего Музея.

 

Aлексей Львов, 1823г.

 

Здесь, пожалуй, следует описать, как я провёл свой первый рабочий день на новом месте работы. Мне было уже известно, что Георгия Глащенкова в этот же день должны были перевести на должность старшего хранителя музея. Кабинет директора музея находился на 3-ем этаже в помещении 9- 304 Юсуповского дворца на Фонтанке,115 (не путать с Юсуповским дворцом на Мойке, 96). Основная экспозиция музея располагалась рядом в помещении 9-305. В нём же находилось и приличная комната для хранения либо особо ценных экспонатов, либо: запасных, дублирующих, а также ждущих своего часа наглядных материалов и артефактов. Здесь же располагалась небольшая библиотека и рабочее место хранителя.

Итак, вхожу теперь уже в свой кабинет, где невозмутимо за письменным столом восседает Гоша. Приветствуя меня, он показывает на боковой пустой стол и говорит

– Садись за него и, будем вместе дружно работать.

– А как же телефон?

– Он у нас будет общий, а если ты думаешь по-другому, то я готов выслушать твоё предложение.

– Георгий, но в музее есть комната, а в ней и – место для хранителя…

– Лёня, а я привык здесь работать, а тебе всё равно, ты новенький. Давай располагайся.

В принципе я бы и согласился, т.к. многие годы, работая в деканате, я не имел отдельного кабинета, и решение всех проблем осуществлялось достаточно прозрачно и зачастую – коллегиально. Вот только один наш заместитель иногда любил посекретничать, говоря собеседнику – Пойдем-ка, покурим… Но работа директора музея требовала не столько административно-организационной деятельности, как – творческо-прикладной, а это я мог делать только сосредоточившись в одиночестве. Коли скоро, я почувствовал ревность и неприятие со стороны Георгия и даже раздраженность и агрессию, то резко развернулся и направился к «третейскому» судье – нашему бывшему ректору В.Е. Павлову, который имел свой отдельный кабинет (ауд.2-305). Выслушав меня, он набрал номер телефона Глащенкова и срочно пригласил его «на чай». На этом «чаепитии» меня не было, но на следующий день в дверях кабинета директора музея была воткнута записка: «Л.И! Ключ от твоего кабинета у меня в хранилище. Я был не прав». После этого у нас установились нормальные товарищеские взаимоотношения.

 

«Малая Историческая Академия»

 

Вначале мне хочется вспомнить наши «подпольные» заседания в помещении музея, которые мы проводили в основном по поводу дней рождения товарищей из нашего кружка. Его очень точно окрестил В.Е.Павлов, назвав – «Малой Исторической Академией» (состоящей из пяти персон). Назову их здесь поименно: Б.Ф. Тарасов, В.И. Ярохно, Г.А. Глащенков, Л.И.Коренев, В.Е.Павлов[2]. Поэтому скромные застолья дней рождения отмечали в таком порядке: 12 ноября – моё, а 19 ноября – Тарасова; 30 декабря – Ярохно; 8 марта – Павлова, а 24 июня – Глащенкова. Чаще всего, кроме поздравлений в адрес новорожденного, каждый в непринужденной обстановке «хвастался», что он сделал за очередной год в своей творческой и научной жизни. Также дарили друг другу свои статьи и материалы, которые были обоюдоитнтересны всем «кружковцам». Несмотря на то, что все мы по характеру были очень разными, как и стили нашей работы, а также и – авторские почерки, но мы достойно уживались вместе и старались не «перебегать друг другу дорогу». 

Так, Георгий Глащенков работал над материалами из фондов Музея; я отыскивал «забытых» питомцев нашего вуза (но главным увлечением в моей жизни, когда я вплотную увлёкся историей, – стали Строгановы, из которых трое связали свою судьбу с нашим институтом – ИИПС); Борис Тарасов очень углубленно нам поведал о выдающихся ученых нашей первой кафедры в России – начертательной геометрии, издав в издательстве Академии наук пять книг; Василий Ярохно писал о мостостроителях Петербурга, благо их было много и в основном – представители нашего вуза; Владимир Павлов начал свои исторические изыски позже всех нас, но быстро догнал и обогнал всех нас, и был поначалу «всеядным», но, в конце концов, всё-таки остановился на фигуре А.А. Бетанкура. 

 

Ярохно - о Демченко

 

Помню, мне в какой-то период не понравилось структура нашего кружка: общее формальное единение, но с «раздельным питанием». Поэтому захотелось реально выйти на общее дело, и я решил создать книгу сообща, коллективным творчеством. В то время (середина 1990-х годов) мне довелось собирать буквально поштучно списки лучших представителей нашего вуза, таких, как: наши лауреаты всех высших премий страны; герои труда, награжденные высшей наградой Родины; академики и члены корреспонденты Академий (науки и искусств) России и, кстати, зарубежных Академий – тоже; ректоры (руководители, начальники) нашего и других вузов страны и зарубежья[3]. И пришла в голову идея издать труд о тех деятелях, которые вышли из стен Путейского института или работали в нём – и стали светилами науки и искусства нашей страны, академиками её высших научных и творческих учреждений. Каждый из членов нашей «Малой Исторической Академии» получил от меня задание на написание кратких биографий согласно своим интересам. А подытожил коллективный труд «Достойны Высшего признания» своей окончательной редакцией в 1999 г. В.Е. Павлов (тогда это был его последний год ректорства). Несколько позже в 2007-2009 гг. в основном эти же авторы писали книгу «Выдающиеся выпускники и деятели Петербургского государственного университета путей сообщения», ответственным за выпуск которой, пришлось быть вашему покорному слуге. Из двухсот статей 151 были сработаны «кружковцами»! Был такой момент, когда я, как самый младший по возрасту нашего неформального содружества предложил обращаться, по крайней мере, на наших «подпольных» заседаниях, друг к другу – на «Ты». Но выглядело это забавно, и обычно обращались так – Ты, Владимир Егорович…, а через минуту – Володя, не шуми…, а ещё через минуту – Вы, Владимир Егорович…, Первое время была даже устроена «штрафная копилка» за нарушение договоренности, но и это не помогало. Оставили всё, как было. Казалось бы должна было состояться возобновление численности кружка в связи убытием по болезни и смерти Ф.Бернгарда, Б.Тарасова, В.Ярохно и Г.Глащенкова, но В.Павлов не нашел такой возможности возродить прежний дух нашей «Академии» и вот мы остались с ним вдвоём.
 
 
 
На 75-летии В.Павлова
 
 
 
Арт-кафе Бродячая собака
 
 
По его инициативе в октябре 2014 г. мы встретились в арт-кафе «Бродячая собака» днём, пока не было народа. За рюмочкой хорошего конъяка вспомнили наших ушедших коллег, обменялись своими последними трудами (Павлов подарил мне книжечку «Михаил Юрьевич Лермонтов. Листая страницы судьбы». Я же ему вручил брошюру-буклет «История развития транспортного строительства»).
 
 
Обменная валюта историков...
 
 
На этом мы посчитали, что наш кружок любителей истории железных дорог, нашего дорогого ЛИИЖТа-ПГУПСа прекратил своё существование. Но я не прощаюсь, т.к. не всё ещё рассказано о нём. 
 
 
Главная экспозиция музея в 1998-2010

 

Я првожу экскурсию.

 

Приложение 1 - Представители Института – в высших академических учреждениях науки, культуры и искусства Академики Петербургской АН и Российской Академии

Приложение 2 - Плеяда Ректоров

Приложение 3 - Ученые и выпускники Института – в Академиях разных стран мира

Приложение 4 - Лауреаты государственных премий

Приложение 5 - Герои Социалистического труда – кагорта лучших представителей ЛИИЖТа – ПГУПСа

Приложение 6 - Посвящение Алексею Федоровичу Львову, окончившему наш ИКИПС в 1818 г.,

 

 


[1]См. файл «Мои духовные отцы» на моём сайте.

[2]Однако, следует вспомнить, что с самого начала действия нашего «музейного кружка» в нём было 6 персон. Но в 1996 г. скоропостижно скончался наш «кружковец» – директор вузовской уникальной библиотеки Бернгард Феликс Константинович. Он так переживал, готовя выставку нашему первому ректору А.А. Бетанкуру в Мадриде, что просто перегорел и умер на пути к его пенатам.

[3]Где-то в конце очерка в качестве приложений я их впервые обнародую.

Последние статьи

Подземные каналы в Петербурге… (По роману В.Крестовского «Петербургские трущобы»)

Этот роман писался Всеволодом Владимировичем Крестовским (1840-1895) в 1864-1867 гг. Рассказ «Подземные каналы Петербурга», оказавшийся в романе, заинтересовал меня. Он завладел моим вниманием, но не тем бандитским случаем, что произошел в подземелье, а вопросом происхождения этих сооружений водных коммуникаций. Как я предполагал, они касались вклада моих очень далеких предков-коллег инженеров путей сообщения в начало работ по водоотведению в городе на Неве. 

Подробнее...

Второе рождение визиток Часть IV

Не каждый же день доводится выступать по радио на весь Петербург…

Это произошло зимой 2008 г. – в год 250-летия нашего первого ректора Путейского вуза Августина Бетанкура. Встретивший меня у входа в ПГУПС экс-ректор нашего вуза Павлов Владимир Егорович, неожиданно пригласил меня в студию «Радио России», уточняя, что разговор у нас будет в прямом эфире, и мы будем говорить о вкладе Бетанкура в науку и в промышленность нашей страны. 

Подробнее...

Статьи по датам

December 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6