Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Категория: Культурное наследие Юсуповского Дворца на Фонтанке
Дата публикации Просмотров: 1223
Печать

Продолжая наш рассказ об интерьерах дворца Юсупова, отметим, что, как и в Части I, он опирается на два литературных источника. Это, прежде всего, рукопись «История одной усадьбы» заслуженного деятеля науки и техники Владимира Николаевича Листова (1900-1978) и книга «Дворец Юсуповых на набережной реки Фонтанки» (2004 г.) экс-ректора нашего Путейского вуза, заслуженного работника транспорта страны В.Е. Павлова. Надо ещё заметить, что по рукописи Листова дважды были сделаны подвижки к изданию книги: первый раз материал готовил он сам с множеством (около 70) скромных черно-белых иллюстраций. Однако он завяз в большом обилии материала, затем болел и скончался. Материал остался на кафедре бесхозным… 

Кто-то из лаборантов кафедры, которой он руководил, в 1999 г. принес рукопись и эскизы рисунков в неполном и незаконченном виде в музей вуза. Текстом этим в полном объеме воспользовался В.Е. Павлов и со своими дополнениями выпустил вышеуказанную книгу. Однако репродукции, созданные под руководством Листовым его аспирантами и молодыми преподавателями, он по каким-то причинам не поместил в книге. Это попытался сделать наш профессор культурологии А.С. Кармин, но издательство ПГУПСа нашла весь материал очень сырым, и предложило провести значительную работу, чтобы представить рукопись в должном виде… По-видимому, это не входило в планы Кармина, и снова всё было заброшено, да и он тоже уже скончался. Вот теперь автор этого очерка разбирается с весьма интересным текстом и рисунками к нему. Конечно, текст Листова, которым пользовались Павлов и Кармин имеет большими лакуны и неточности, а иллюстрации - совсем без комментариев и требуют значительных разбирательств. В предыдущей описании нашей экскурсии по парадным залам Юсуповского дворца (Часть I) было предложено читателям лишь её начало: аванзал, Центральный зал и сад. Здесь же пойдет рассказ о чреде парадных комнат с их богатыми интерьерами, расположенных в Левой части дворца, а это: Зал Тьеполо, Александровский зал, помещение церкви Николая Чудотворца, Картинная галерея, Парадная спальная Юсуповых (или кабинет Бетанкура). Несколько ниже (возможно это будет Часть III) последует описание интерьеров и Правой части Дворца.

 

Зал Тьеполо

Его описания нет ни в одном из текстов перечисленных выше авторов. Правда в архиве Листова есть его карандашные эскизы украшений всех четырех стен этого зала. В чем же дело? По-видимому, в том, что этот зал этот долгое время был, как бы при Белом (Центральном) зале, т.е.- безымянным. Без всякого сомнения, его стены не пустовали и были украшены картинами, например, Я.Хаккерта, В.Тициана, Д.Веласкеса и др. Напомним, что это помещение с пятью двухсветными окнами, выходящим на большую террасу с шестиколонным портиком (бельведер) было достойным продолжением Белого парадного зала. В нем покорял красотою лепной фриз под потолком, украшенный лавровыми гирляндами со вставками на темы композиций военных трофеев: круглый гладиаторский щит или шлем с гребнем – и оба на фоне пары коротких римских мечей. Этот фриз близок по рисунку произведениям Кваренги.

Наконец, 1801 г. этот зал получил своё достойное наименование, которое и просуществовало до 1809 г., пока весь Дворец не был продан Ведомству путей сообщения. В те же 9 лет этот зал носил имя Дж.Б. Тьеполо (1696-1770), благодаря размещению в нем совершенно замечательных картин этого итальянского живописца стиля барокко..В конце 1800 г. его сын Доменико Тьеполо (1727-1804) продал их России. Известно, что вначале они были предложены русскому Императорскому двору, но тот по каким-то причинам их отверг. Тогда Юсупов для убранства своего шикарного по архитектуре зала , приобрел весь ансамбль полотен состоявший из картин (2 большие, 4 малые) и плафона за 500 тыс. руб. Большие картины представляли собою монументальные полотна Дж.Б.Тьеполо «Встреча Антония и Клеопатры» и «Пир Клеопатры», написанные в 1747-1749 гг.

Здесь вставим очень важное замечание. А откуда же В.Н. Листов почерпнул исходный материал о размещении картин и мраморов не только в этом зале, но и во всех остальных? Необходимо вспомнить немецкого путешественника Генриха Кристофера фон Реймерса, побывавшего во дворце на Фонтанке в конце 1802г. или начале 1803 г., когда он дал впервые описание зала Тьеполо и помещений всего дворца (см. «Санкт-Петербург в конце первого столетия своего существования», 1909 г. - перевод с немецкого издания 1805 г. Новое переиздание осуществлено в 2007 г. Не путать с художником И.И. Реймерсом).

Как известно, позже все это живописное богатство Дворца на Фонтанке было размещено в 1810 г. в Главном Дворце Юсупова в с. Архангельское. А плафон из зала Тьеполо с композицией, изображающей богов Олимпа и аллегории стран света, остался на прежнем месте. Был он снят только в 1949 г. а в 1962 г. передан в Екатерининский музей-дворец города Пушкин. У В.Н. Листова чудом сохранилось фото фрагмента этого плафона (заметим, что тематического единства двух больших картин Тьеполо и плафона - нет). Вообще надо сказать, что в музеях мира (Италия, Англии, США, Австралии и др.) имеются ещё полотна о Клеопатре и Марке Антоние. Они в большинстве своём являются вариантами и эскизными подготовками к этим двум большим полотнам размерами 3,3 м Х 6 м. Участие его сыновей Доменико и Лоренцо, а также учеников Тьеполо в написании второстепенных частей таких огромных живописных работ, конечно, не отрицается. Красочные и насыщенные празднеством картины вселяют в окружающих их зрителей неподдельный восторг. Подобных этим произведениям в мире нет альтернативы.

 

Фрагмент плафона зала Тьеполо

 

Эскиз западной стены зала Тьеполо

 

Так на западной (торцовой) стене зала Тьеполо, через дверь которой обычно входили посетители той поры, располагалась картина Дж. Тьеполо «Встреча Антония и Клеопатры». На ней изображено, как на побережье моря Клеопатра встречает Антония, вернувшегося с победой из военного похода в Египет. Захваченные важные пленники, среди которых царь Египетский, ценные трофеи и драгоценная утварь – всё это «бросается» к ногам Клеопатры, красотою которой пленён Марк Антоний. На стене прорисованной в картине руины (справа) художник незаметно вывел цифру – 1747.

 

Встреча Антония и Клеоптры, худ. Дж.Тьеполо, 1747 г.

 

Это год написания помпезного полотна, с совершенно неизбитой исторической фабулой, которую художник впервые увековечил в живописи! К сожалению, из других произведений, которые были представлены на этой стене зала, удалось атрибутировать по столь мелким фотоиллюстрациям, которые были в архиве В.Листова, только правый портрет, о котором можно сказать, что это – «Голова девушки в сиреневой тунике» художника Ж.Грёза, 1770 г. 

 

На южной стене зала (простирающейся вдоль коридора, куда ведут две двери и расположены два камина со львами) в верхнем ряду в центре размещалась живописное полотно «Пира Клеопатры». Оно повествует нам о том моменте, когда Клеопатра, чтобы выиграть пари, заключенное с Антонием, чей пир будет роскошнее, готовится растворить в чаше с уксусом необычайной красоты жемчужину. В этом же ряду размещены (слева) – редкое произведение Ф. Лемуана «Аполлон и Дафна» справа – «Деянира, похищаемая кентавром Нессом» (изображение и худ. неизв.). Под полотном Тьеполо (второй ряд) размещены три средней величины портрета, левый из которых представляет попоясное изображение хозяина Дворца на Фонтанке – Н.Б. Юсупова работы художника Г.Фюгера. Здесь Юсупов изображен в тёмно-крпасном плаще и в шляпе с пером, олицетворяющий испанского идальго. В эти одежды он наряжался во времена Екатерины II, когда ему и другим вельможам приходилось участвовать в «регате» по соревнованиям гребных лодок. Состязания проходили на Неве от Исаакиевского наплавного моста до Зимней канавки мимо Зимнего Дворца, с балкона которого их приветствовала сама Императрица.

 

Пир Клеопатры, худ.Дж. Тьеполо, 1750 г.

 

Эскиз южной стены зала Тьеполо

 

Аполлон и Дафна, худ. Ф. Лемуан

 

Заметим, что команды гребцов одевались в костюмы цвета их рулевого (вельможи), к примеру: Юсуповцы – в темно-красный, Воронцовцы – в желтый, Шуваловцы – в зелёный и т.д. Победитель приглашался Екатериной на обед и усаживался с правой стороны от императрицы. Рядом с этим портретом следуют ещё два, которые пока не идентифицированы.

На восточной стене зала, которая примыкает непосредственно к Белому (Центральному залу) расположены две двери – как входы в него из зала Тьеполо. Здесь главной картиной является менее известное живописное произведение Дж. Тьеполо «Смерть Дидоны». Из мифов античного искусства известна история о том, что, подчиняясь воле богов, Эней покинул гостеприимный Карфаген, куда его забросила буря. Позже, не перенеся разлуки с любимым, основательница Карфагена Дидона покончила с собой, взойдя на костёр. Вначале этот сюжет изображали на фресках в Помпеях, позже в поэме Вергилия, а начиная с 15 в. и в живописи. Наиболее известными были картины А. Мантеньи, А.Карраччи, Ф.Гверчино и др. Свой сюжет предложил и Дж. Тьеполо в 1751 г., в котором Дидона умирает, смертельно ранив себя кинжалом. В настоящее время картина экспонируется в Москве в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, В верхнем ряду поимо этой картины симметрично расположились два полотна меньших размеров одного и того же автора Клода Верне: правая – «Кораблекрушение»,а левая – «Туманный вечер в заливе», обе приобретены в 1784 г.

 

Смерть Дидоны, худ. Дж. Тьеполо

 

Эскиз восточной стены зала Тьеполо

 

Наконец, остановимся на северной стене зала с пятью двухсветными окнами, выходящими на бельведер. На архитектурном эскизе Листова видно, что здесь весьма скромно расположены два мраморных изваяния. Сразу заметим, что мраморы были, как и картины, в большом фаворе в собрании князя Юсупова. (В Архангельском, где он благоустроил свои владения, кроме интерьерных скульптур были в значительном количестве и – садово-парковые. Справедливости ради, отметим, что и в Юсуповском саду на Фонтанке они имели место быть, но в меньшем количестве). Так. А что предложил нам из своего архива В.Н.Листов. Вполне понятно, что справа стоит скульптура Амура работы ваятеля Кановы. С определением левой скульптуры сложнее, хотя она и представляет собою парную – первой. Автор очерка не определился с её названием и автором скульптора. Вообще же во дворце были изваяния и в полный рост, и мелкая пластика, и множество бюстов. Авторами их были знаменитые мастера, помимо Кановы такие, как Фальконе, Гудон, Торвальдсен и другие. Многие из их работ, представленных во дворце Юсупова, сегодня достойно занимают место в Эрмитаже и других художественно-изобразительных музеях Москвы и Петербурга.

 

Эскиз северной стены зала Тьеполо

 

Александровский зал

Рядом с залом Тьеполо в западном ризалите здания Юсуповского дворца расположился ещё один зал – Александровский. Существует мнение, что свое название он получил от изображенного на плафоне этого зала картуша с вензелем Александра I. Выше уже было установлено, что этот плафон, созданный самим Тьеполо был размещен на потолке зала Тьеполо, где располагались его выдающиеся полотна. Понятно и то, что и никакого такого картуша па плафоне великий художник не мог на нем живописать лишь по той причине, что он скончался, когда Александр I ещё и не родился…

Н.Б. Юсупов для ещё большего утверждения имиджа решил в этом зале устроить для показа именитым гостям выставку старинных рукописей, гравюр, карт и других подобного рода редкостей. Во время своих пребываний за границею особенно в 1770-1780 гг. Н.Б. Юсупов вместе с покупкой художественных ценностей приобретал в больших количествах эти раритеты. Самые особенные из них (а это более 600 экземпляров), так называемые «эльзевиры» и «альды», он бережно разместил на огромном столе, протянувшегося через весь зал с юга на север, и в невысоких плоских шкафах вдоль стен зала. Среди ценнейших документов выделялись порядка 82 рукописей ранних голландских издателей, более 30 книг печати итальянца Альда Мануция. К древнейшим уникам относился французский часослов XV столетия, «Библия» Лютера 1565 года и др.

 

Из книг Юсупова, 1791 г.

 

Трактат о посольствах и послах, 1726 г.

 

На всех трех невысоких шкафах красовались предметы прикладного искусства и мраморные скульптуры известных мастеров древности и современности.

У северной стены зала, обращенной своими двухсветными окнами в сад, расположился самый красивый из шкафов этого зала, выделяющийся особенной изяществом, благодаря своей инкрустированной отделке.

 

Эскиз северной стены Александровского зала

 

На нем был установлен бюст римского императора Нерона, обнаруженный под слоем пепла в Помпее и датированный I веком нашей эры. Здесь Нерон изображен в виде героя – мифологического Геракла со шкурой льва на плечах. Рядом были установлены две вазы Севрского завода, подаренные ему лично императором Наполеоном, с которым он несколько раз в 1800-1808 годы встречался, будучи в Париже. Бонапарт его очень уважал, считал одним из самых просвещенных людей Европы и России, одаривал его неоднократно лучшими изделиями прикладного искусства. Существует легенда, что когда французские войска в 1812 г. подступали к Москве, то, якобы, Наполеон распорядился не трогать усадьбу «своего большого друга» Архангельское и, таким образом, дворец и его коллекции были спасены… На этой же стене развешены симметрично бюсту два овальных портрета и по всей видимости это могли быть работы либо: Ж.-Б.Грёза, Ф.Буше или А. Ротари.

 

Зал антиков в Архангельском,справа бюст Нерона.

 

Обратим теперь внимание на восточную стену Александровского зал, где в её центре размещалась шикарная фигура женщины в блистательном одеянии, пожелавшая остаться инкогнито. Автор этой работы гениальный художник Антонис ван Дэйк. Полотно огромного размера 205 х 119 см просто завораживает. Какая маркиза здесь изображена в столь пышном платье – осталось загадкой.

 

Эскиз восточной стены Александровского зала

 

А.Дейк (1599-1641), выдающийся фламандский живописец, являлся и родоначальником парадного портрета своего времени. Он с упоением и легкостью работал и на церковном, и светском поприщах. За 25 лет своего творчества он создал около 900 произведений. Но Юсупову более не удалось приобрести ни одной картины этого художника (это так и не совсем так: позже для дворца в Архангельском была приобретена прекрасная картина Ван Дейка «Марс и Венера», но… она оказалась лишь отличной копией, написанной неизвестным мастером).

К сожалению, остальные картины не удалось атрибутировать по этому эскизу восточной стены зала. И не мудрено: таких картин во дворце было около трёх сотен и они представляли творения более сотни художников: известных и малоизвестных.. Зато найдена иллюстрация тех каминных часов, которые украшали оригинальной конструкции камин в этом зале. 

Взглянем теперь на оформление западной стены Александровского зала. 20 По большей части ради симметрии этого пространства слева разместили фальш-окно.

 

Эскиз западной стены Александровского зала

 

Далее композиция её составлена таким образом. По центру стены демонстрировалась солидных размеров картина Ш.-.Ж. Натуара – «Венера просит оружие у Вулкана для Энея». Этот эпизод из древнегреческого мифа связан с Троянской войной, где одним из её героев является Эней сын Афродиты (Венеры), а Вулкан здесь выступает как покровитель огненного кузнечного дела. Такой сюжет был обыгран в картине ещё некоторых художников, но у Натуара он вышел наилучшим образом.

 

Ш.Ж.Натуар. Венера просит оружие у Вулкана для Энея

 

В нижнем ряду размещены портреты знатных особ, о которых так и хотелось бы сказать: российские вельможи работы Федора Аргунова. Но это было бы опрометчиво, т.к. явную доминанту оформления стены играет картина французского художника Натуара, а потому здесь должны были бы быть (предположительно) портреты французской знати!? Ниже на самом большом по длине шкафу размещены два бюста – работы западно-европейских скульпторов (возможно лишь одного – Кановы ?), две вазы и три декоративных предмета фарфоровой посуды.

 

Вазы из собрании Юсупова

 

Канова. Два мраморных бюста

 

Осталось рассмотреть южную стену зала, где имеется вход из коридора в это уникальное по своему содержанию просторное помещение.

 

Эскиз южной стены Александровского зала

 

Центральную часть его стены занимает камин, на вершине которого расположилась сидящая на камне фигура обнаженной женщины. Она выполнена в необычном материале для скульптур таких размеров – майолике. Кроме как на этом эскизе, эта скульптура в дальнейших особняках и дворцах Юсуповых не встречалась: размер её фигуры несколько более чем в натуральную величины человека, а материал же её весьма хрупкий… Зато с парными портретами, что нашли своё место на этой плоскости симметрично камину, крупно повезло. Они представляют полотна самого выдающегося голландского художника Х. Рембрандта: «Мужчина в шляпе» и «Женщина с веером». Ещё несколько рембрандтовских работ находились в Картинной галерее князя.

 

Церковь Николая Чудотворца.

 

Приступая в 1790 г. к перестройке Юсуповского дворца на Фонтанке, архитектор Джакомо Кваренги не мог и представить себе, что задуманная им к сооружению домашняя церковь, в правой части Дворца, нарушит православный канон. Она уже была вчерне готова, как однажды к Юсупову приехал приятель и попросил показать, как идет реконструкция его пригородного дворца вдоль Фонтанки. Все ему понравилось, но вот с местом расположения церкви произошла заминка. Гость высказал примерно такое замечание князю – Кваренги неправильно строит храм: алтарная часть должна быть расположена в восточной его части, а не в южной, как у вас тут получилось. Э! Да что с вас взять: один – татарин, а другой – католик!

Так церковный зал оказался в левой части дворца, сократив часть помещения, отведенного под Картинную галерею. Что касается отделки его интерьера, то оно одно из лучших во всём Дворце Юсупова. В самом деле, за концепцию колера интерьера был взят древне-византийский красно-коричневый тон. Это было вызвано тем обстоятельством, что, изучая московские древние церкви, он сделал вывод: их внутренняя окраска была в простом соотношении белых стен с обилием икон в деревянных рамах коричневого цвета. Западную стену он украсил четырьмя коричневыми колоннами с лепными белыми ионическими капителями. Боковые стены зала были украшены плоскими двойными пилястрами, также коричневого цвета, имеющих консоли. Верха всех капителей были перекрыты лепным карнизом, основанием для которого стал фриз, выполняющий функции балок, опоясанных по всем сторонам также коричневой лентой. Последняя – завершалась вторым уже белым карнизом с консольными выступами, чередующиеся с орнаментами в виде цветков. Этот второй белый фриз хорошо согласовывался с полуовальным сводом потолка, который, в свою очередь, был богато прорисован по краям двойным коричнево-красным бордюром. Восточная сторона зала (алтарная) восхищала посетителей легким решетчатым иконостасом на фоне аквамаринового занавеса с разбросанными по нему херувимами.

 

Ректоры транспортных вузов в доомашней церкови Юсуповых

 

В бывшей церкви Николая  Чудотворца, члены предст. СНГ в ПГУПСе

 

Однако церковь по каким-то причинам так и не была освящена при жизни во дворце Юсупова до 1810 г. Лишь после того как дворец перешел в ведение Путейского ведомства, она была освящена в 1832 г. и получила наименование в честь святого Николая Чудотворца. Интересна судьба этой церкви в советское время. Здесь в 1945-1990 гг. находилась аппаратура Главной радиоглушительной станции голосов врагов народа в нашем городе. Помехи исходили от радиоантенн, расположенных в саду – в углу здания Дворца и его террасы, а ключи от церковного зала имелись лишь у специалистов КГБ…

 

Картинная галерея

 

Собрание картин, составленное именно Н.Б. Юсуповым, началось с его первого образовательного заграничного путешествие по Западной Европе в 1774–1777 годов. Тогда привезенные в Петербург картины и мраморы он разместил в жилых комнатах дома 22 на Миллионной улице, принадлежавший Юсуповым. Эти шедевры искусства привлекли к себе внимание и сделались достопримечательностью столицы. Посетивший дом Юсупова в 1778 г. немецкий географ и путешественник И.Бернулли (из семейства великого математика и тезки И.Бернулли (1667-1748)) оставил первое описание его. Ученого заинтересовали картины, мраморная скульптура, книги и резные камни. Среди картин Бернулли отметил произведения Я.Веникса, Х.Рембрандта, Д.Веласкеса, а также хорошие копии с полотен В.Тициана и Ц. Доменикино. К 1792 г. большая часть этих произведений искусств переместилась в новый дворец Юсупова на Фонтанке. Это произошло тогда, когда сама императрица Екатерина II сосватала Юсупову Татьяну Васильевну Потемкину (Энгельгардт). Перед князем возникла проблема построить для невесты большой дом, где, наконец-то, можно было разместить и собственную картинную галерею. В 1793 г. состоялась свадьба Т.В. Энгельгардт-Потемкиной и Н.Б. Юсупова. Примерно тогда же открылась и Картинная галерея – первый частный музей в Санкт- Петербурге. Князь очень хотел, чтобы приличная столичная публика приобщалась к великим шедеврам живописи. Помещение галереи в 200 кв. метров в левом крыле дворца являлось не единственной площадью, где размещались собранные Николаем Борисовичем картины. Добрая и лучшая их часть украшала парадные помещения дворца и личные покои, как на первом этаже, так и на втором этаже, где были детская и господская опочивальни. Многие из картин уже стали нам известными из обзоров интерьеров из предыдущей статьи «Мои экскурсии по Юсуповскому дворцу на Фонтанке», Часть I и – из начала этого очерка, т. е. Части II. Впереди ещё картины и правого крыла ( и это, вероятно, уже – Часть III ). Не смотря, на, казалось бы, небольшие размеры Картинной галереи в ней разместилось около 250 полотен, а в целом собрание из мировой живописи у Юсупова в этом дворце на Фонтанке оказалось приличным и, как уже выше упоминалось, оно состояло из почти что 300 произведений живописи.

 

Гюбер Робер, пейзаж

 

Кроме входов в галерею, которые следовали как естественные продолжения прохода по анфиладе парадных залов дворца, были и два специальных входа: со стороны сада (западная стена галереи) и со стороны курдонера (восточная стена галереи). По западной стороне галереи имелось очень частое чередование окон – всего их 15. Зато на восточной стороне лишь одно окно. Высота помещения составляла 3,7 м. Такие габариты стен позволили развесить большого размеры картины на стене с одним окном, а небольшие – в межоконных пространствах стены галереи с 15 окнами. Хозяин дворца комплектовал картины вместе, прежде всего тех художников, произведения которых имелись в его собрании от двух и более, таких как Я.Хаккерт, Г. Робер и других.

Иногда были компоновки картин по художественным школам и странам, или по одноименности тематики полотен, реже – по одинаковости размеров и т.д. Каталога у Юсупова в те 16 лет, что существовала Картинная галерея во Дворце, ещё не было, он появится позже, когда картины будут развешаны по парадным его залам и комнатам во Дворце имения Архангельское под Москвой.

 

Ф.Буше. Испуганная купальщица, 1746 г.

 

Я.Хаккерт. Утро в окрестностях Рима

 

Что касается «парада звёзд живописцев», чьи картины Н.Б.Юсупов приобретал заграницею, на аукционах, у знатных вельмож и столичных чиновников «по случаю», то всех их здесь невозможно перечислить и при этом не ошибиться. И, все же попробуем, и это, прежде всего: Х.Рембрандт, Д. Веласкес, В.Тициан, Дж. Тьеполо, Ц. Доменикино, А.Кауфман, П. Батони, Г.Робер, К.-Ж.Верне, Ж..-Б.Грез, О.Фрагонар, Э.Виже-Лебрен, А.Венсан, Ж.-Л.Давид, А.Корреджо, К.Лоррен, Ф.Гверчино, Г. Рени, Ф.Альбани, А.Караччи, Я.Хаккерт, С. Риччи, Я. Викторс, Ф.Боль, П.Поттер, К.Дюжарден, Ф.Вауверман, П.Рубенс, А.ван Дейк, Я.Йорданс, Н. Пуссен, Л. Лотто, С.Бурдон, В. Булонь, Р.Менгс, Ж.-Л.Демарн, Э.Виже-Лебрен, Л.Л.Буальи, Д.Тенирс младший, В.Боровиковский, Ф.Рокотов, Ф.Аргунов, Ф.Тирони, Я.Амигони, Г.-Ф.Дуайен, Ш.ван Лоо, Ф.Гаккерт,И.Ромбауэр, К. Дольчи, Дж.Рейнольдс, и многие другие.

 

Портрет Н.Б.Юсупова, худ. Я.Хаккерт и И.Лампи. 1789 г.

 

В вышеприведённом повествовании не упоминалась небольшая коллекция картин в особняке на Миллионной улице 22, который в 1778-1780 г. принадлежал Евдокии Борисовне Бирон, сестре Н.Б.Юсупова, а после её смерти – в 1780-1783 гг. – самому князю Юсупову. Те полотна, которые успел там разместить князь за три года, уже в 1783 г. были перевезены в Юсуповский Дворец на Фонтанке. Вместе с ними очутился в его парадных комнатах весь набор мебели будуара маркизы Помпадур, когда-то приобретенных П.Бироном для своей жены Е.Б. Юсуповой.

Парадная спальная комната.

В конце анфилады комнат по левой стороне Юсуповского дворца располагается последняя из парадных комнат, до сего времени сохранившая один из оригинальнейших интерьеров отделки стен. Светло голубая основа стен украшена белой декоративной лепниной. Она здесь присутствует, в качестве красивых карниза и фриза, так и в настенном украшении – орнаментов из гирлянд цветов, фруктов и элементов оружия по всем стенам и по поверхности трехарочной серединной перегородке комнаты, создающей как бы альков у восточной стены. Понятно, что по красивой лепке размещать по стенам картины здесь не предполагалось. По первой версии здесь могла располагаться Парадная спальня четы Юсуповых.

 

Парадная кровать Юсуповых

 

Достопримечательностью алькова была парадная кровать под серо-голубым балдахином – наследство от сестры Н.Б. Юсупова – Евдокии, которая в бытность была герцогиней Курляндской в замужестве за Петром Бироном (сыном Эрнста Иоганна Бирона). Эту кровать мы можем лицезреть в музее имения Архангельское. На ней никто никогда не спал (разве что – в первую брачную ночь). В эту комнату, далекую от шума центральных залов, как на экскурсию по анфиладе комнат приходили великосветские особы, любовались шикарными зеркалами, красивым панно Буше и «амурными» мраморными изваяниями. По другой версии, уже с 1810 г., когда Дворец был продан казне и приспособлен под Институт корпуса инженеров путей сообщения – здесь располагалась комната отдыха для высокопоставленных гостей с рядом расположенными тремя гостиничными комнатами. Рядом находилась отдельная парадная с лестничным маршем из внутреннего двора-курдонера. Наконец, в 2003 г. при переводе в Юсуповский дворец Музея ИИПС из Главного корпуса вуза (Московский пр.9) в этом помещении расположили (условно) Кабинет Бетанкура. Обустроив его мебелью середины ХIХ века, перенеся сюда Бюст Бетанкура (гипсовая копия бронзового изваяния Августина Бетанкура (ск. И.Витали), находящегося в Профессорском зале нашей фундаментальной библиотеки) и, насытив его макетами, книгами и приборами эпохи начала 19 столетия, зал преобразился в музейное помещение.

 

В кабинет Бетакура (2007 г.) выпускники  ЛИИЖТа 1957г.

 

Представители фонда Бетакура супруги Ренкель в  кабинете Бетанкура, 2006 г.

 

 

Статьи по датам

June 17
Mo Tu We Th Fr Sa Su
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2