Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Культурное наследие Юсуповского Дворца на Фонтанке
Дата публикации Просмотров: 887
Печать

Часть III. Экскурсии по залам дворца Н.Б. Юсупова на  Фонтанке (продолжение).

Правая сторона здания

Чтобы экскурсионной группе продолжить обзору интерьеров Правой части здания Юсуповского Дворца на Фонтанке (см. Часть II), то ей предстоит вернуться из Левого крыла Дворца в фойе перед Центральным залом. 

Такой переход происходит, конечно, не в безмолвном варианте, а в сопровождении рассказа о коллекции драгоценностей Татьяны Васильевны Юсуповой. 

Обожая дорогие украшения, она собрала почти 180 предметов, как ювелирных изделий для собственного украшательства, так и поделок для коллекции:

  • -печаток,
  • -камей,
  • -фигурок из драгоценных и полудрагоценных камней. 

У неё был знаменитый бриллиант «Полярная звезда» в 40 карат (300 тыс. руб.) в виде подушечки с 8-конечной звездой, светло-розовый алмаз «Альдебаран», серьги Марии Антуанетты с бриллиантами (жены Людовика XVI), жемчужно-алмазная диадема неаполитанской королевы Каролины (сестры Наполеона), редчайшая камея «Ливия, Август и юный Нерон».

Изделия из жемчуга также были исключительными: ожерелье из черных жемчужин и легендарная каплевидная жемчужина «Пелегрина» (одна из трёх самых крупных в мире), принадлежавшая в середине XVII века жене испанского короля Филиппа IV, а ещё ранее – египетской королеве Клеопатре.

 

Бриллиантовые серьги М. Антуанеты

 

Жемчужина Пелегрина через 100 лет в украшении Зинамды Юсуповой

 

После этого короткого повествования у нас имеется возможность осмотреть (и, что важнее, – выслушать, как и ранее, рассказ об убранстве парадных комнат теперь уже правого крыла Дворца Юсупова). Начать знакомство с Малой гостиной (Ломберной комнаты) можно либо из дверей Центрального зала, либо чуточку пройдя вправо – из коридора, что проще. Здесь гости Юсуповых могли вести светские беседы, сыграть в карты. В плане гостиная представляет собою квадратную комнату полную воздуха и света за счет её высота, такой же, как у смежного зала, однако карниз не имеет лепного фриза – той красоты, что отмечалось ещё в I части предыдущего очерка о Центральном зале Дворца.  Северная стена Ломберной выходит на террасу тремя двухсветными окнами, под которыми располагаются два дивана и игральный столик. На простенках окон нет никаких картин или иных украшений, кроме двух крупных бронзовых канделябров по три свечи в каждом. Читатели уже поняли, что подобные светильники расположены во всех парадных комнатах – одинаковые, с простыми хрустальными подвесками.

 

Северная  стена Малой  гостиной

 

Южная  стена Малой  гостиной

 

 

Вдоль южной стены этой комнаты расположилась прекрасная скульптура Антония Кановы – «Амур и Психея». Скульптура была создана в 1796 г. ваятелем по специальному заказу от самого Юсупова с замечаниями, которые он и сделал в отличии от имевшегося экземпляра, выполненного Кановой для Лувра.

 

Амур и Психея, ск. А.Канова

 

Как известно, многие видные скульпторы 18-19 вв. как по мановению волшебной палочки стали создавать один за другим в мраморе подобные изваяния. А ведь этому мифу о слиянии человеческой души и любви, созданного Апулеем (124 г. н.э.- ?), почти 1900 лет. Кто же первым явил нам на свет такую прекрасную композицию? Далее. На эскизе В.Н. Листова на той же стене красовалась картина Франсуа Буше «Голова девушки».

 

Ф.Буше. Голова девушки

 

Так и кажется, что она испытывает удовольствие от созерцания восхитительной красоты творения Кановы. На западной стене Ломберной комнаты в нише прекрасного камина, увенчанного каменрезной чашей достаточно солидного размера, мы снова встречаем любовную пару из мрамора Амура и Психеи.

 

Западная стена Малой гостиной

 

Скульптура небольшая (примерно 1,5 м высотой) и поза фигур иная, чем у изваяния Кановы. Но вот автора этой чудесной работы не удалось установить.

 

Амур и Психея, Эрмитаж

 

Это мог быть А. Бронзино или Дж. Картари (последний создал для Летнего сада шедевр с несколько отличной фабулой своего замысла, где Психея, вопреки запрету, со светильником в руке рассматривает лицо Амура). Теперь о картинах развешенных симметрично камину. К сожалению, о них ничего не удалось узнать, столь неясны силуэты и прорисовка их на эскизах В.Н.Листова. 

 

Восточная стена  Малой гостиной

 

Наконец, изучая визуально эскиз восточной стены малой гостиной, можно с полной уверенностью сказать лишь о содержании и авторстве её Центральной картины. Это полотно Ф. Буше «Диана и Каллисто», 1747 г. отражает одну из страниц древнегреческой мифологии, когда богиня природа Диана и сопровождающая её нимфа-охотница Каллисто отдыхают в прекрасном уголке леса. Обе они юны и прекрасны, и у Дианы появляется мысль о превращении самой себя в Аполлона…

 

Ф.Буше. Диана и Каллисто, 1744 г.

 

Из Малой гостиной через дверь в её восточной стене попадаем в Личную комнату княгини Татьяны Васильевны. Заметим, что судьба княгини была интересной и соответствовала духу времени – середины-конца 18 столетия. По линии матери Марфы Александровны Потёмкиной она доводилась племянницей сиятельнейшего князя  Потёмкина-Таврического. После смерти своего отца Василия Андреевича Энгельгарда она и ещё её четыре сестры переехали на воспитание к всесильному дяде в С.- Петербург. Татьяна (1767-1841) была самой младшей из сестер, но во время своего расцвета юная девушка, как и все её сестры, стала в 18 лет очередной фавориткой любвеобильного дядюшки. Кстати, «право первой брачной ночи» (и не только первой) – было весьма распространенным явлением. Зато через год дядя весьма успешно выдал Татьяну в 1786 г. замуж за своего дальнего родственника М.С.Потемкина, от которого она родила двоих детей (Сашу и Катю). Но неожиданно молодой супруг утонул, и Т.В. осталась в одночасье вдовой. Напомним, что она вскоре (1793 г.) стала по велению Екатерины II женой Н.Б. Юсупова. Прожила она в этом Дворце и, следовательно, чаще всего обитала (номинально) в этой, нами рассматриваемой Личной комнате, до 1800 г. . Разъехались супруги Юсуповы по обоюдному согласию, и с 1801 г. Т.В. стала проживать в доме на Английской набережной, 54, подаренном ей самой свахой-императрицей Екатериной II к свадьбе с Н.Б. Юсуповым. Позже с 1836 г. она жила до самой кончины в доме на набережной Мойки, 92 у своей сестры Александры Васильевны Браницкой – супруги коронного гетмана Польши Ксаверия Браницкого. Кстати, этот дом также был подарком Екатерины II сестре Татьяны Васильевны – Александре.

 

Северная стена Личной комнаты

 

Вернемся к обозрению интерьеров Личной комнаты княгини.. Рассматривая изображение северной стены этой комнаты, сразу же оказываемся во власти скульптуры Этьена Фальконе (1716-1791) «Флора» (1760-е гг.). Это мраморное изваяние прелестной обнаженной девушки в непринужденной позе, символизировала собой красоту и непосредственность – богиню (из римской мифологии) цветов и садов.

 

Флора, ск. Фальконе

 

Фальконе жил и работал в Петербурге в 1766-1778 гг. В эти годы он осуществлял по просьбе Екатерины Великой прекрасный памятник Петру I. По всей видимости, Юсупов и Фальконе в это время продолжили своё знакомство, завязавшееся в Париже в прежние годы, когда князь приобрел чудную скульптуру «Флора» у знаменитого ваятеля. Эту замечательную статую не раз повторяли в мраморе, гипсе и других материалах многие скульпторы мира, но лучшей оставалась юсуповская Флора, что нынче экспонируется в Эрмитаже. В простенке двух больших окон, выходящих на бельведер (кстати, заметим, что высота в этой комнате в отличие от предыдущих, рассмотренных нами, здесь значительно меньше, т.к. нет второго ряда окон и это сделало Личную комнату княгини более уютной) находился в застеклённой восьмигранной раме «Силуэт Екатерины II». Выполнен он был скульптором Ф.Шубиным по своему же полноценному рисунку в 1794 г. Но, как мы знаем, Юсуповы многим были обязаны Императрице. Неужели они в верноподданническом к ней отношении снизошли лишь до этого скромного изображения? Да нет же, нам известно, что официальный её портрет находился в Центральном зале их Дворца в ряду других царей, при которых Н.Б. Юсупов имел счастье жить и творить на белом свете. Этот силуэт являлся показателем, доверительных и сугубо личных отношений между Императрицей и хозяевами этого особняка.

 

Южная стена Личной комнаты

 

Визави этой стены, т.е. на – южной, красовался камин белого каррарского мрамора итальянской работы с зеркалом, каминными часами и подсвечниками. Справа от камина располагался портрет (неизв. худ.) Е.Скавронской (императрицы Екатерины I), слева – Т.В. Юсуповой (1797 г.) кисти французской художницы М.Виже-Лебрен. 

 

Портет Е.Скавронской, неизв. худ, 1790 г.

 

Портретистка Мария Виже-Лебрен находилась в нашей стране в 1795-1801 гг., написав 48 полотен лиц царствующих семей, вельмож и государственных мужей. Особенно она благоволила семейству Строгановых, изобразив многих из них на полотнах. Но вот из семейства Юсуповых нам известны лишь портреты Татьяны Васильевны и сына Бориса лет 3-х – 4-х, хотя… А тут необходимо вспомнить о давних взаимоотношениях художницы и князя, и вот вам, дорогой читатель большая и интересная вставка. 23 июля 1795 г. Элизабет Виже-Лебрен (1755-1842) вместе с 13-летней дочерью Джулией без гроша в кармане наконец-то добралась до Санкт-Петербурга. Здесь было много знакомых и друзей, бежавших от революции во Франции.. Среди них был и Н.Б.Юсупов, в ближнее пригородное имение которого на р. Фонтанке она прямиком «с корабля на бал» и приехала. Элизабет познакомилась с князем Юсуповым ещё в Париже, когда он был представлен  ко двору Людовика XVI и Марии Антуанетты.  Он произвел на всех хорошее впечатление. Это был молодой, довольно серьёзный, умный человек. В результате их общений, князь настоятельно просил Элизабет приехать к нему в Петербург. В 1789 г. Николай Борисович Юсупов срочно выехал в Россию из-за революции во Франции. С собой он привёз значительную коллекцию предметов искусства…

Особняк на Фонтанке Виже-Лебрен пришёлся по вкусу. Он напоминал ей родную Францию. Действительно дворец был построен по проекту зодчего Джакомо Кваренги по образу и подобию зданий Сен-Жерменского  предместья. Юсупов с радушием принял Элизабет Виже Лебрен, предоставив художнице полную свободу действий. Элизабет жила на всём готовом, не тратя своих средств. Она возмечтала устроить здесь свою мастерскую. Добродушный хозяин предоставил ей всё, что было нужно: роскошные апартаменты, мастерскую, краски, холсты…

Вскоре, желая познакомиться с очаровательной и остроумной женщиной, на Фонтанку устремились представители российской аристократии и служители искусства. Элизабет посещали буквально толпы людей, желающих посмотреть на портрет великих княжон (совсем маленьких дочерей будущего императора Александра I) и на другие работы. Им было интересно, как творит художница. Каждая дворянская семья готова была принять её в своём доме. Но она не торопилась покидать особняк на Фонтанке. Ей нравилось радушие и щедрость князя Юсупова, тем более, что в какое -то время он переехал в Москву и оставил дом в полное распоряжение художницы.

Когда Элизабет по поручению Павла I, уже после смерти Екатерины II, выехала в Москву, она остановилась также у Юсупова во Дворце Большого Харитоньевского переулка. Здесь в 1801 – 1803 гг. Юсупов предоставил апартаменты семье Пушкиных, кстати, с малолетним Сашей Пушкиным. Много позже Поэт бывал у Юсупова в Архангельском, а в 1831 г. Юсупов был приглашён на торжественный ужин в арбатскую квартиру молодожёнов Пушкиных.

 

Западная  стена Личной комнаты

 

Снова возвращаемся к рассмотрению нашего объекта – интерьера Личной комнаты. Хотя она и называлась – Л и ч н о й, но ни в коем случае не была комнатой отдыха, где хозяйка особняка могла привести себя в порядок после танцев и т.д. Понятно, что Личная комната, являясь смежной с Малой гостиной, служила более всего для общения хозяйки с гостями (светские сплетни, приватные разговоры). Поэтому из обстановки здесь лишь два стола, два дивана и восемь кресел, да и украшения в виде картин здесь немногочисленные. Так на западной стене находятся картины (слева направо): 23 Сладострастие, худ. Ж.Б Грёз; 24 Жюли, худ. Виже-Лебрен; Женская головка в чепце, худ. Ж.Б. Грёз. 25 Сколько картин Грёза находилось в коллекции Юсупова. Оказалось – 18!

 

Сладострастие. худ Ж.Б.Грёз

 

Виже-Лебрен,  Жюли

 

Ж.-Б.Грёз. Женская головка в чепчике

 

А сколько полотен Виже-Лебрен приобрёл князь для своего Дворца и музея в нем – неизвестно. Зато известно, что за шесть лет пребывания в России художница написала множество портретов состоятельных и важных дам и господ из семейств: Строгановых, Головиных, Куракиных, Шуваловых, урожденных Энгельгардт (племянниц Потемкина), Скавронских, Чернышевых, Кочубеев, Трубецких и других. За всю свою продолжительную жизнь Виже-Лебрен написала более 600 портретов и почти 200 пейзажей. А после нашего знакомства с историей дружеских отношений Юсупова и Виже-Лебрен (см. чуточку выше) нам представляется уместным разместить в Музее ПГУПС изображение автора идеализированных и ярких полотен. 

 

Восточная стена Личной комнаты

 

Что касается восточной стены Личной комнаты, то о её украшении картинами известно, к сожалению, совсем мало. Лишь автора центральной картины было легко узнать – это Клодт Лоррен (он же Клод Желле) и его Пейзаж. Возможно, что и сбоку от этого полотна располагались тоже его работы. Точно известно, что собрание Юсупова располагало картиной этого автора «Похищение Европы».

 

Похищение Европы, худ. Лоррен

Интересно отметить, что фигуры людей и всякой живности на своих полотнах Лоррен просил рисовать других художников. В Эрмитаже есть небольшой зал его 12 картин.

Из Личной комнаты сразу можно войти в Библиотеку – высокий и просторный зал. Библиотека Н. Б. Юсупова - одно из самых крупных частных книжных собраний России XVIII - первой трети XIX века. Домашнее образование, курс лекций в Лейденском университете, путешествия по Европе, тонкий вкус и неподдельный интерес к литературе и искусству сделали князя одним из самых просвещённых вельмож своего времени.

 

Книги из библиотеки Б.Н. Юсупова

 

Из частной библиотеки Б.Н. Юсупова

Темпы собирания библиотеки были таковы, что уже в 1778 году известный учёный географ Иоганн Бернулли (не путать с полным тезкой – математиком Бернулли) отметил её ценность. На рубеже XVIII и XIX веков она как раз и размещалась в этом особом зале. О её составе даёт представление сохранившийся рукописный каталог, датированный 1800 годом. К тому времени библиотека насчитывала более 10 600 томов, и её состав красноречиво свидетельствовал об энциклопедических интересах Юсупова и его особом внимании к изящной словесности, театру и изобразительному искусству.

 

Из частной коллекции Б.Н. Юсупова

 

Из частной библиотеки Б.Н. Юсупова

 

Книга из библиотеки Б.Н. Юсупова

 

Библиотека, восточная стена к курдонеру

 

К 1810 г. число книг, конечно увеличилось. Рассматривая эскиз интерьера части восточной стены библиотеки, прорисованный В.Листовым, видно, что зал, в котором она расположилась, был очень большой. И действительно, вместе с Эрмитажем княгини Юсуповой, неразделённой стеной или перегородкой с библиотекой (как сейчас), площадь этого помещения составляет 204 кв. м. Из архитектурных украшений мы усматриваем так же, как и в Центральном зале, широкий карниз с фризом из лепнины на «растительную» тему. Жаль, что в нашем распоряжении отсутствует эскиз западной стены Библиотеки, из которого стало бы ясно, каким образом можно было попасть на антресольную часть с книжными шкафами, покоящуюся на красивых литых чугунных колоннах и консолях, т.к. никаких лестниц и входов на антресоли из эскиза восточной стены не усматривается. Здесь следует сделать важное замечание. Всем известно, что здание Дворца двухэтажное, но на деле оно трехэтажное. Кваренги так ухитрился спроектировать помещения, что параллельно двухсветным помещениям Центрального зала и Малой гостиной – существовали смежными к ним невысокие коридоры, над которыми он разместили также неширокие и невысокие помещения для второго этажа. Окна в их стенах были малыми, являясь вторым невысоким ярусом двухсветных окон. В этих коридоргого типа помещениях располагались хозяйственные хранилища: белья, посуды и т.д., а также выходы к хорам Центрального зала и на антресоль Библиотеки. Подниматься можно было в эти помещения 2-го этажа либо по левой лестницы от вестибюля, что шла по коридору вдоль южной сены Центрального зала с выходом на хоры, либо по правой квадратной винтовой лестнице с выходом через низкий 2-ой этаж на антресоль.

 

Библиотека , восточная стена к саду.

 

Ещё одно замечание: на другой части эскиза мы видим несколько секций книжных шкафов с дверцами со стеклами небольшого размера. В то же время, авторы по описанию Дворца (рукопись – Листов и книга – Павлов), о которых говорилось выше, утверждают, что крепкие книжные шкафы нашей профессорской научно-технической библиотеки (НТБ) это наследство от Юсупова? Но там у них другое остекление и таких шкафов в НТБ вместе со шкафами в фондах книгохранилища на первом этаже очень много (более 40!). Возможно, что все они из Юсуповского дворца, но – из ближнего к нам периода, когда в нём стали размещаться помещения со шкафами либо первого транспортного вуза России ИКИПС (при ректоре А.Бетанкуре), либо – Министерства путей сообщения, квартиры и кабинета министра. Возможно.

 

Шкафы в НТБ ПГУПСа

 

Отметим ещё, как более реальное перемещение красивых металлических колонн, поддерживающих антресоли, из этого зала в помещение для испытаний строительных материалов и конструкций – Машинный зал Механической лаборатории. Здесь их применили в качестве опор для балок, по которым передвигался подъемный кран. Капители коринфского ордера, и их прямоугольные базы, а также высота библиотечных колонн и колонн зала Машинного зала – близнецы.

Машинный зал. справа одна из колонн из Библиотеки князя

 

На южной и частично юго-восточной стороне библиотечного зала были размещены на красивых фигурных постаментах из красного дерева бюсты: К.Гельвеция, П.Бомарше, Вольтера и Ж.Руссов. Они были установлены на невысоком подиуме, где порой устраивались выступления домовых или профессиональных артистов. В Северной части Библиотеки за двумя колоннами и пышными домашними и оранжерейными цветами – было уютно расположено уединенное место или Эрмитаж княгини Т.В. Юсуповой. Еще больше создавал покой и интим рядом расположенный Будуар.

Здесь, на мягких диванчиках, креслах и пуфиках лазоревого шелка из будуара маркизы Помпадур (а кровать её как достопримечательность находилась в Парадной спальне в левом крыле Дворца, о чем нам уже известно из II части «Моих экскурсий…»), можно было насладиться тишиной и поделиться секретами с близкими подругами и гостями…

Думается здесь же красовались и три гобелена на мотивы из жизни Малеагра (героя древнегреческого эпоса), подаренных Юсупову в 1804 г. самим Наполеоном. А интиму способствовали и два «откровенных» панно Ф.Буше, которыми до сих пор любуются: одним в Эрмитаже Зимнего дворца, другим – в подмосковном дворце Архангельское.

Далее вдоль коридора располагались небольшая столовая и личная комната Николая Борисовича Юсупова. В столовой находился изящный французский сервант с сервизом из черного севрского фарфора в цветочек тоже французской работы, стол и стулья петровской эпохи.

К столовой примыкала винтовая лестница, по которой прислуга доставляла к столу разнообразные блюда, изготовленные на кухне нижнего полуэтажа. Напротив личной комнаты князя были двери в Турецкую комнату, где когда-то, вопреки канонам, Кваренги хотел устроить домашнюю Православную церковь и, которую вовремя успели перенести в левую часть дворца. Поэтому в этой Турецкой просторной комнате потолок сохранил форму церковного купола, и, в тоже время, его стены сполош были увешены турецкими коврами.

В этой комнате, помимо того, что мужская половина гостей в дни празднования посещавших по разным поводам Юсуповых, проводила мирно время (могла отвести душу за кальяном или даже незаметно вздремнуть, удобно расположившись на диванах), могли иногда состояться и заседания масонской ложи.

 

Триумф Венеры, худ. Буше

 

Стол и стулья Петровской эпохи

 

Заседание масонской ложи, гравюра конца 18 столетия

 

Это могло происходить в рамках 1798-1801 гг., благодаря тому, что в 1798 г. Павел I наградил князя Юсупова командорским орденом ложи мальтийских рыцарей. Наиболее вероятным представляется, что членство в масонском Мальтийском ордене Юсупов получил еще во время своего первого заграничного путешествия… По другим источникам в масонстве Юсупов не состоял, а лишь использовал масонские связи во благо России и своего собирательства: книг, картин, предметов прикладного искусства и т.д. Можно и более аккуратно выразиться: русский князь разделял некоторые идеи масонства, в особенности те, которые перекликались с эстетическими идеалами эпохи Просвещения. Так или иначе, такое изолированное и уютное помещение, как Турецкая комната, повидала здесь многих деятелей политики, культуры и искусства. Далее коридор упирался в дверь, ведущую в помещение Большого Зимнего сада и, следующей за ним, – Оранжерею. Площадь первого была сопоставима с совокупной площадью Центрального зала с Библиотекой и эрмитажем, т.е около 500 кв. м. В сохранившимся помещении с десятью окнами огромного арочного типа (по пяти окнам на каждой из продольных стен помещения) теперь оборудован  спортивный зал при ПГУПСе.

 

Павел I в масонской мантии, неизв. худ.

 

Вид бышего зимнего сада и начала Оранжереи в современном виде

 

Оранжерея или теплица простиралась от Зимнего сада и доходила до нынешнего садового домика. В первом огромном помещении была представлена растительность южной флоры и субтропиков. Среди зелени были расставлены мраморные статуи и вазоны. Сад оглашался криками попугаев и пением канареек. В садках плавали золотые рыбки, на плавниках и жабрах которых были прикреплены сверкающие золотые колечки или драгоценные камушки. В Зимнем саду и в Оранжерее выращивались экзотические тропические фрукты и плоды. Известно, что уже в 1794 - 1796 гг. во времена Екатерины II, князь частенько посылал ей ананасы и необычные цветы. И позже эта ботаническое чудо поддерживалось на высоком уровне. Так Газета "Санкт-Петербургские ведомости" в июле 1801 года писала: "В саду Его Сиятельства Князя Николая Борисовича Юсупова, состоящем в 3 Адмиралтейской части, в 3 квартале, имеются для продажи разные фрукты, как-то: лучшие ананасы, дыни, арбузы, разных сортов смородина, фиги и шпанские вишни; желающие все сии фрукты купить оптом являться могут для условий... к садовнику Фёдору Нейгольцу". Понятно, что всё это вызывает удивление и восхищение, т.к. растения росли и плодоносили в условиях гнилого петербургского лета, коротких световых суток осени и суровых зим исключительно на дровяном печном отоплении и при сальном свечном освещении.

 

Примерный вид зимнего сада Юсупова

 

Что касается комнат верхнего этажа Центрального здания Дворца(а, как мы отметили выше, это всё-таки не второй, а третий этаж), то здесь располагались княжеские покои: в южной половине – детская спальня, где находились кроватки Саши и Кати – дети Татьяны Васильевны от первого брака, и – сына Бориса, 1794 г.рождения –прямого наследника Н.Б.Юсупова; в северной половине спали княгиня и князь. В качалочках и колясочках с помощью нянь и гувернанток дети имели возможность быть на большом южном балконе, опирающимся на парадный крытый подъезд здания, а их родители так же имели возможность выхода на большой северный балкон, покоящийся на поверхности шестиколонного портика террасы с прекрасным видом на сад.

Ах, этот сад! Еще не все истории и легенды рассказаны в наших трех частях повествования «Мои экскурсии по залам Юсуповского Дворца на Фонтанке» о хозяине этого усадебного Дворца – самом неординарном из всех Юсуповых – Николае Борисовиче. Автор этого очерка писал о нём только в положительном ключе. Но вот, как-то раз, перелистывая мемуары праправнука Князя Феликса Феликсовича, диву давался его описаниям о необузданных влечениях к слабому полу его прапрадеда Н.Б. Юсупова. Даже в свои 80 лет он имел восемнадцатилетнюю любовницу. А садик? Как гласит одна из легенд – в Юсуповском саду на холме была беседка. Каждый раз, возвращаясь из театра, князь подъезжал в карете к воротам своего сада не один, а с очередной пассией. Они шли к беседке, некоторое время в ней шутили и обнимались, а затем… бесследно исчезали. А дело было в том, что от беседки был проложен потайной подземный ход, обложенный кирпичной кладкой, прямо к апартаментам князя – к его личной комнате в правом крыле Дворца. В подтверждение факта существования такого подземного хода скажу то, что лично мне рассказывал коллега по деканату вечернего факультета А.Н.Берндт. Он был в 1970-е гг. аспирантом у вышеупомянутого автора рукописи «История одной усадьбы» профессора В.Н. Листова, который ему рассказал как-то об этом потайном ходе. Анатолий Берндт даже побывал в нём, и с фонариком сумел пройти метров 20- 25, а далее – всё было завалено грунтом.

Много ещё сюрпризов таят и подвалы Дворца. Так, в 2007 г., при очередной расчистке какого-то в нём помещения извлекли на свет божий две расколотые траурные мраморные доски с начертанными на них 44-мя именами погибших питомцев нашего вуза в годы Первой мировой войны. Случайно мною они были обнаружены в мусоре, готового отправиться на свалку. Одна из досок ныне экспонируется в Музее ПГУПС. Вот так вот…

 
 

Статьи по датам

June 17
Mo Tu We Th Fr Sa Su
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2