Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 2023
Печать

Об одном очень достойном внимания выпускнике ИКИПСа XIXвека никто из историков Путейского института ни в далёком прошлом, ни в 20 столетии ничего не писал, а, следовательно, ничего и не знал. Имя его – Шарнгорст Юлий (Василий) Львович. Автором этого очерка он был случайно обнаружен при уточнении имён начальников Главного инженерного училища (ГИУ) – питомцев ИКИПСа, среди которых уже было три персоны: А.Г. Бильдерлинг, В.Н. Лермантов и А.А. Саткевич. И вот обнаружилось, что ещё один выпускник ИКИПСа – Василий Львович Шарнгорст был начальником ГИУ в 1835-1844 гг. 

А.Г. Бильдерлинг В.Н. Лермантов А.А. Саткевич

В списках окончивших Институт Корпуса инженеров путей сообщения значится, что Шарнгорст Юлий окончил его в 1816 г. в чине инженера-поручика, и это случилось после принятия им российского подданства, так как он родился в 1798 г. в немецкой дворянской семье. А вот как он попал в Россию, и кто стоял за спиной юного иноземца, оставалось только до­гадываться. И вот одна из возможных версий связана с известной в Европе личностью, события в жизни которого проясняют многое в недостающей биографии героя этого очерка.

Итак, этой личностью с большой долей вероятности мог быть не кто иной, как Шарнхорст Герхард (1755-1813), прусский генерал и видный военный деятель.Его био­графия довольна пестра, но вся она выстроена на военной карьере. Отец его был из низ­ших офицерских чинов и поэтому уже юношей Герхард поступил тоже на военную службу сначала к графу Вильгельму Шаумбургу, где, кстати, учился в его военной школе, а затем перешел в ганноверскую службу и стал преподавателем в военной школе. В 1780 – 1790 гг. печатал много специальных военных статей и издавал журнал для военных. Слу­жил в артиллерии на нидерландском театре военных действий и командовал конной бата­реей, где сумел выдвинуться спасением отряда, в котором он служил. В 1801 году Шарнхорст перешел на прусскую службу; занимался преподаванием военных наук и полу­чил должность – генерала квартирмейстерской части. С 1802 г. он – начальник Берлин­ского военного училища. В 1804 г. был возведён в дворянство. Во время войны с  французами в 1806 – 1807 гг. Г. Шарнхорст был начальником штаба главнокомандую­щего прусских войск. После заключения Тильзитского мира Шарнхорст, убежденный в слабости прусской армии, пришел к выводу о необходимости радикальных её преобразо­ваний. Он был поддержан в верхах Восточной Пруссии и получил председательство в комиссии по реформированию. Одним из важных его предложений стал тезис об опоре армии на свой простой народ и, потому было положено начало общей обязательной во­инской повинности. Также выдвинул идею, что основанием производства в офицеры, должны были быть успехи в специальном инженерно-техническом образовании.

 В 1809 - 1810 годах Шарнхорст был военным министром, но должен был оставить этот пост, так как навлек на себя подозрения Наполеона, недавно подмявшего Пруссию под могущество Франции, но неофициально и после удаления стоял во главе прусской армии. Когда стала грозить война Франции с Россией, то осенью 1811 г. по поручению короля Пруссии Фридриха Вильгельма III, Шарнхорст совершил тайную поездку в Петербург, где вел переговоры с императором Александром I и военным министром М. Б. Барклаем де Толли о совместных действиях против Наполеона. Однако, Россия посчитала, что момент для военных действий против Франции ещё не созрел. Здесь выскажем предполо­жение, что в Петербурге Герхард Шарнгорст, наслышанный об ИКИПС – уни­кальном инженерно-строительно-путейском вузе с совмещенной военной под­готовкой для обучения детей просвещенных российских дворян и детей военных, испросил дозволения об ознакомлении с ним. Как потенциальному союзнику в борьбе с Наполеоном, ему была предоставлена такая возможность и воочию оценить деятельность Института Корпуса инженеров путей сообщения.

Первоначальное здание ИКИПСа А.А. Бетанкур

Здесь он познакомился со звездой европейской ве­личины – ученым и инженером, ректором Августином Бетан­куром, а также с профессу­рой института. Шарнхорст понял, что этот вуз – тот идеал, к которому он стре­мился в своих реформах в Пруссии относительно перспектив офицерского корпуса. Тогда же было и высказано пожелание о получении разрешения на обучение, начиная с 1812 г, своего сына Юлия (Юлиуса) Шарнхорста в столь престиж­ном вузе Европы. Это и было осуществлено по секретному соглашению, которое нигде и никогда не афиширова­лось.

После изгнания французской армии из России в начале 1813 г., Шарнхорст фактиче­ски вновь занял пост военного министра и руководил подготовкой прусской армии к войне с Наполеоном.

Известно, что 23 февраля (по н.ст.) 1813 г. состоялась в г. Калиш (Польша) секретная встреча фельдмаршала М.И. Кутузова с генерал-лейтинантом Г.Шарнхорстом, на которой был подписан договор о совместном противодействии армий России и Пруссии против французских войск.

С началом военных действий Шарнхорст возглавил штаб Силезской армии генерала Г. Л. Блюхера. В сражении при Гроссгёршене 2 мая 1813 г. генерал-лейтенант Шарнхорст был ранен ядром в ногу. С незажившей раной он отправился с миссией в Ав­стрию для переговоров о присоединении последней к антинаполеоновской коалиции, но скончался от последствий ранения 28 июня 1813 г. в Праге. Похоронен он был в Берлине на кладбище инвалидов войны, где и по сей день существует это захоронение с могилой его супруги Клары и других членов семьи. Отвлекаясь от главной персоны этого очерка, заметим, что имя Герхарда Шарнхорста было почитаемо во все последующие времена в Германии. Ему был установлен памятник в Берлине, выпущена денежная купюра в 10 ма­рок с его портретом; отпечатана почтовая марка, где он изображен с главнокомандую­щим русской армии М.И. Кутузовым, учрежден наградной орден в его честь; наконец, его именем были названы самые мощные корабли германского флота: в первую мировую войну крейсер, а во вторую мировую войну – линкор.

 

Памятник Г.Шарнхорсту Семейное захоронение Шарнхорст в Берлине Орден в честь Шарнхорста
 
Крейсер «Шарнхорст», 1914 г.   Линкор «Шарнхорст», 1941 г.

Таков был отец Юлиуса, нашедшего свою вторую родину в России и носившего имя уже на русский лад – Василий Львович Шарнгорст. Такова наша гипотеза, а читатель вправе сомневаться в этом и аргументировано её отвергнуть.

Продолжая повествование о В.Л. Шарнгорсте, надо сказать, что на вооружение в своей последующей деятельности он взял всё то лучшее в деле подготовки военных ин­женеров, что дали ему его отец – Г. Шарнхорст и учитель – А.Бетанкур.

Итак, Шарнгорст Василий Львович (1798 –1873), русский военный инженер, инженер-генерал, начальник Главного инженерного училища.

Он окончил в 1816 г. ИКИПС в звании инженер-поручика. Великолепно знал не­сколько европейских языков. По принятию присяги получил вечное подданство России. Тогда же стал адъютантом графа Е.К.Сиверса, который всю свою военную службу посвя­тил инженерным войскам.

В 1819–1826 гг. В. Шарнгорст служил в лейб-гвардии Сапер­ного батальона и одновременно преподавал в Школе гвардейских подпрапорщиков и ка­валерийских юнкеров и Главном Инженерном училище. С 1825 г., став капитаном, яв­лялся адъютантом вел. кн. Михаила Павловича, генерал-инспектора по инженерной части. Составил «Руководство по изучению тактики» (1826) и тогда же был произведён в полковники.

В этот период он был определён дежурным штаб-офицером войск, подчиненных гене­рал-инспектору по инженерной части. Далее участвовал в Русско-турецкой войне 1828 – 1829 гг., где штурмовал крепости Браилов и Варну. В 1829г. он уже врио командира лейб-гвардии Саперного батальона.

Контролировал инженерные работы в крепостях Киллии и Динабурге. Генерал-майор (1835). В 1835 – 1844гг. он являлся начальником Главного Инженерного училища гото­вившего уже с 1819 г. военных инженеров. 

 
Инженерный замок, 1820-е гг.   В притворе церкви Инженерного замка

 

 
Рекреационный зал Николаевского инженерного училища   Форма кадета и офицера ГИУ

 

В период руководства Училищем Василий Львович последовательно вводил в дело воспитания и обучения офицеров свой план, в котором необходимо отметить такие его моменты, как:

  • системная подготовка преподавателей для Училища из числа его выпускников и отличившихся в работе репетиторами;
  • приглашение в Училище известных профессоров Санкт-Петербургского универси­тета и Института инженеров путей сообщения, например, академиков М.В. Остроград­ского и С.В. Кербедза; 
  • значительное расширение и пополнение училищной библиотеки не только отечественной и зарубежной инженерно-военной  литературой, но и произведениями художественной классики.

 

Будучи в это же время и членом Инженерного отдела Военно-ученого комитета, он принимал участие: в рецензиях на присылаемые в Комитет разные проекты и специальные сочинения; в экспертизах и приёмке сооружений Военного ведомства, когда, к примеру, им в 1838 г. было проинспектировано производство инженерных работ в Новогеоргиевской крепости, крупнейшей цитадели на северо-западе в 30 км от Варшавы.

Новогеоргиевская крепость, 1840-е гг.

Навер­ное, нужно отметить некоторых «непрофильных выпускников», которые обучались в Училище в годы под неусыпном оком Шарнгорста. Перечислим их, это: И.М. Сеченов, впо­следствии стал великим медиком; Д.В. Григорович – будущий писатель; Ф.М. Достоев­ский – всемирно известный писатель и О.П. Патон - консул Российской Империи в гг. Ницце (Франция) и Бреславле (ныне Вроцлав, Чехиия).

И.М. Сеченов Ф.М. Дотоевский Д.В. Григорович

К сожалению, никаких сведений о покрови­тельстве или поддержке этих учащихся со стороны Шарнгорста не найдено, зато в воспоминаниях этих гуманитарного склада воспитанниках были весьма максималистские оценки, так свойственных подросткам и юношам, о жестких порядках этого Училища. Однако были и другие мнения: « В царствование Николая I, когда во всех военно-учебных заведе­ниях обучению фронту, маршированию и деланию различных приемов с ружьём отведено было первое место, – писал один из воспитанников, – благодаря нашему разумному на­чальству, у нас в Главном Инженерном училище, мы почитали науку…». Конечно, в оценках кадета (тогда – кондуктора) Федора Достоевского дана именно оценка строгости порядков в Училище, правда непонятно тогда, как же он сумел прочитать в значительном количестве произведения классиков мировой и отечественной литературы. К тому ж, здесь он создал драмы «Борис Годунов» и «Мария Стюарт», ныне утраченные. Им был подготовлен к печати перевод романа Бальзака «Евгения Гранде», опубликованный в 1844 г. и т.д. Так же известен факт, что какое-то время Ф. Достоевский, имея дружеские отношения с Оскаром Патоном, затеяли в 1843 г. вместе перевести и издать роман Эжена Сю «Матильда», рассчитывая на деньги матери Оскара. Ф.Достоевский сообщал по этому поводу брату Ми­хаилу: «Дело шло очень хорошо. Деньги нам давала взаймы мать Патона, которая дала в том честное слово. Но Патон в апреле едет на Кавказ служить под командою отца, вместе со своею матерью; он говорит, что непременно окончит перевод и мне поручит печатание и продажу». Однако дело все-таки сорвалось. Из этого же письма стало ясно, что приходилось скрывать питомцу Путейского института Евгению Оскаровичу– сыну полков­ника лейб-гвардии Оскара Петровича. Оказалось, что тот был из дворянского саксонского рода и писалась его имя так : Оскар -Иоганн -Якоб фон Паттон. Даллее выясняется, что Его Императорское Высочество великий князь Вячеслав Константинович и Её Императорское Высочество княгиня Александра Ио­сифовна были крестными Евгения, и произошло это в 1870 г. в Ницце.

Таким образом, восприемни­ками Евгения Патона были представители императорского дома Романовых. К счастью, в годы массовых сталинских репрессий этот документ тихо лежал в архивах, никем не вос­требованный. А окончил Е.Патон в Дрездене Королевскую Саксонскую техническую высшую школу, где была серьезная мостостроительная подготовка, а не Дрезденский политехнический институт, которым Саксонская высшая школа стала скромно так именоваться . Однако ему пришлось при переезде в Россию подтвердить свой немецкий диплом в ИКИПСе, обучаясь в нем год со сдачей новых предметов и защитой дипломной работы.

И вновь о В. Шарнгорсте. В чине генерал-лейтенанта он стал с 1844 г. начальником Инженерного отделения Военно-учёного комитета. Им были составлены: «Проект поло­жения об Инженерном Комитете», «Положение об офицерских библиотеках инженерного корпуса», «Положение о ежегодных конкурсах на премию по инженерному корпусу», «Положение об «Инженерном журнале» – военно-научно-практического содержания, «Памятная книжка для инженерных и саперных офицеров». С 1855г. В.Л. Шарнгорст – в добавление к своей должности стал и председателем комитета по составлению частных инст­рукций для комендантов каждой из крепостей Империи. Наконец то, в 1857г., он начал изда­вать «Инженерный журнал», который стал официальным печатным органом Военно-ин­женерного ведомства.

После 1865 г. и до самой своей кончины он состоял в Военном ведомстве при генерал-инспекторе по ин­женерной части у в звании инженер-генерала.

Его сыновья: Константин и Александр пошли по стопам отца, и оба стали военными инженерами.

Похоронен В.Шарнгорст в Санкт-Петербурге на Волковом кладбище. Захоронение не сохранилось.

Undoubtedly, there are some points you perhaps think about drugs. Let's discuss about how you can make sure that medications you order online are sure. You can purchase cure to treat acute treatment of the symptoms of osteoarthritis or trigeminal neuralgia. Some services offer to their customers Viagra. If you're concerned about sexual disease, you perhaps already know about levitra 20mg. Maybe each man knows at least some about levitra 10mg. Matters, like , are linked sundry types of health problems. Notwithstanding erectile dysfunction is more common among older men, that doesn't slightly you just have to live with. Several medicines may add to sex drive difficulties, so its essential to cooperate with your health care purveyor so that the prescription can be tailored to your needs. Causes of sexual dysfunction include injury to the penis. Chronic disease, specific remedies, and a condition called Peyronie's disease can also cause sexual disfunction. Do not give Viagra or any drug to anyone under 18 years old without prescription.

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Капли Зеленина

Капли Зеленина я никогда не принимал, но мои тетушки: тетя Аня, баба Лиза бывало, их потребляли и довольно часто. В состав капель входили такие настои, как корень валерианы, красавки (белладонны), майского ландыша, а также мяты (ментола). Когда мой возраст перешагнул за 75-летний рубеж и по ночам стало тревожно спать, то я стал принимать модифицированный аналог капель Зеленина – капли Морозова (появились в 1960-х гг. Это тоже капли натурального происхождения, но в их состав были добавлены уже и искусственные компоненты, такие как – димедрол или корвалол) и естественно у них новое наименованием – валемидин. Из давней истории этих капель можно отметить, что мы обязаны их созданию, прежде всего, простому кардиологу, а позже – академику АМН СССР В.Ф. Зеленину (1881-1968). Где-то в 1920 годы врач Зеленин начал с успехом применять их в лечебной практике. Но в настоящем очерке речь пойдет не об этом заслуженном медике – Владимире Филипповиче, а о его однофамильце и тоже замечательном ученом – об этнографе Дмитрии Константиновиче Зеленине (1878–1954), как видим, они творили добрые дела примерно в одни и те же годы.

Подробнее...

Три сестры

Как-то вдруг вспомнилось, что работая над материалом очерка «Мои духовные отцы» в разделе об А.Г. Гаккеле, я узнал, что у его бабушки Ольги Глебовны, были сестры: Вера Глебовна и Мария Глебовна Успенские. Наверное, их мужья были также неординарными людьми, как муж Ольги Глебовны – Яков Модестович Гаккель.

 

Подробнее...

Статьи по датам

December 17
Mo Tu We Th Fr Sa Su
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31