Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 4803
Печать

Инженерная карьера

Карл Иванович (Шарль Мишель) Потье (1785 – 1855) являлся третьим ректором ИКИПСа (1834 – 1836), генерал-лейтенантом Корпуса инженеров путей сообщения, инже­нером, профессором математики и строительного искусства. К. Потье родился во Фран­ции, закончил Политехническую школу и Школу мостов и дорог в Париже. С 1810 г. по приглашению посла в Париже А.Б. Куракина от имени Александра I, вместе с А.Я. Фаб­ром, П.П. Базеном и М.Г. Дестремом, работал в России.

Вначале в 1810 – 1812 гг. Потье с другим французским молодым ученым П. Базеном были направлены для инже­нерных работ в Причерноморье, где, являясь производителями работ, они занимались улучшением инфраструктуры прибрежных городов.

В 1812 г. все эти молодые французы были сосланы, как потенциальные пособники Наполеоновским войскам в Яро­славль, затем ещё далее в глубь страны в Пошехонье, и наконец в Иркутск. В 1815 г. По­тье, как и его товарищи по несчастью, были возвращены из ссылки. Потье произведен в подполковники и перешел целиком только на российскую службу.

В годы работы в ИКИПСе К. Потье был профессором математики и производил изыскания канала по соединению рек Дона и Волги.

В 1818 г.–1824 г. являлся управляющим I-го отделения IV-го округа путей сообщения в Одессе.

Тогда под его руко­водством здесь начала работать целая плеяда питомцев и учёных ИКИПСа: Г.С. Морозов, Ж.В. Гаюи, М.Г. Дестрем, А.Ф.Рокур, М.М. Бугайский, А.Я. Фабр, А.Д. Готман, П.Шипилов, П. Альбрант и многие другие.

В этот период, в 1820 г. Потье принял россий­ское подданство и в декабре был причислен к дворянам Таврической губернии. С 1824 г. он – член Совета путей сообщения, управляющий Комиссии проектов и смет.

Ещё ранее в 1819 г. Карл Потье создал проект Севастопольских доков, для ремонта кораблей, полу­чивший позже в 1822 – 1823 гг. развитие и исполнение, благодаря деятельности ученого из ИИПСа Антона Рокура. В новую составляющую проекта вошли и пять акведуков, под­водящих чистую воду горной реки к сухим докам.

В 1820-х годах К. Потье проложил хорошую грунтовую дорогу между Бахчисараем и Севастополем. Его помощники и подчиненные создали на черноморском и азовском побережьях следующие объекты: 

  • по плану инженер-подполковника Потье начал возводиться Приморский бульвар в Одессе (М.М. Бугайский и Ж.В. Гаюи);
  • П.П. Базен и Г.М. Дестрем запроектировали Евпаторийский порт;
  • А.Д. Готман создал многие постройки в портах Азовского и Черного морей;
  • А.Я. Фабр возвел инженерные постройки в Таган­рогском и Мариупольском портах и т.д..

5-й акведук А.Рокура                                                   1-й акведук А. Рокура при д.Чугуне, худ. Л.Ф.Лагорио 

при Георгиевском пороховом складе     

 

Севастополь, худ. К.Боссоли

 

Бахчисарай, худ. К.Боссоли

Вид Приморского бульвара со стороны таможни, худ. К. Боссоли

 

Вид Евпатории, худ. К. Боссоли

 

Мало того, сам инженер-генерал А.Бетанкур в 1818 г. по поручению Александра I составил проект засыпки болот, устрой­ства новой набережной и постройки пристани Херсона.

Известен факт, когда по поруче­нию генерал-губернатора М.С.Воронцова строили лестницу к морю, обошедшуюся казне в 800 тыс. рублей. Шли слухи, что это сооружение возводилось в подарок жене Ворон­цова – Елизавете Ксаверьевне. Гигантская лестница в Одессе была спро­ектирована в 1825 г. архитекторами Ф.Боффо, А. Мельниковым и Карлом Потье, и строи­лась она в 1837 – 1841 инженерами И. Уптоном и Г.Морозовым. А в 1827 г. стала возво­диться по проекту Потье новая карантинная застава для судов в Керчи.

Въезд в Керчь, худ. К.Боссоли

В1834 г. Потье был назначен директором Института Корпуса инженеров путей со­общения. Генерал-лейтенант К.И. Потье читал уже курсы: начертательной геометрии, строительного искусства и лекции по проектам и сметам.

Он написал и издал первые в России фундаментальные учебники по начертательной геометрии: «Основания начерта­тельной геометрии» (1816), «Приложение начертательной геометрии к рисованию» (1817), «Начальные основания разрезки камней» (1818). Первые два учебника, написанные на французском языке, вышли в свет и на русском языке в переводе талантливого ученика Потье – Якова Александровича Севастьянова (1796 – 1849), который стал основоположни­ком отечественной начертательной геометрии. Третий учебник вышел в ориги­нальном издании: на левых страницах – текст на русском языке, на правых – на француз­ском языке. Вместе с П.П. Базеном, А. В. Ганри, М.С. Волковым и А.С. Завадовским, По­тье подготовил «Курс построений» – учебник по строительному искусству, изданный в 1827 г. Пост руководителя Комиссии проектов и смет в Управлении путей сообщения (с 1820 г.) позволил Потье подготовить и издать первый в России учебный курс «Проекты и сметы», служивший справочным руководством и для инженеров путей сообщения.

Потье реорганизовал Кондукторскую школу путей сообщения, открытую А.А. Бе­танкуром, и мастерские Института. С целью улучшения физического состояния и здоро­вья студентов, Потье в 1835 г. создал в Институте «гимнастическую залу», ввёл занятия по фехтованию и велел «принимать в строжайшее внимание заключение врачей относи­тельно здоровья» учащихся.

В октябре 1836 г. Потье подал в отставку и уехал на постоянное жительство в своё имение Кларовка Днепропетровского уезда Таврической губернии, где в 1855 г. умер и похоронен там же. Могила не сохранилась. Также не найдено его портрета. Хотя и сохра­нилось его словесное описание. В личном его деле, сохранившемся в Париже, можно про­читать о нём: «Волосы и брови тёмные, лоб высокий, нос большой, глаза карие, рот сред­ний, подбородок широкий, лицо овальное, имеет два шрама на левой щеке. Рост 1 м 74 см».

Можно добавить ещё характеристику Ф.Ф. Вигеля, который с ним общался в ИКИПСе в 1810 – 1815 гг., а также в Керчи, когда Потье там работал по устрой­ству карантинного порта, а Вигель был градоначальником этого города: «В нём виден был мужик северной Франции; то же просторечие и вместо учтивости добродушие не без лукавства».

Примерно такая канва биографии К.И. Потье представлена во всех официальных источниках. А между тем в его новой жизни в Таврических землях скрывается новая вторая неизученная половина – созидательный труд по линии овцеводства и виноградарства. Вот лишь один историк нашей Альма матер (Д.Ю. Гузевич) сделал небольшое замечание к его жизнеописанию о том, что «Потье сумел в России сколотить состояние и на пенсионе жил жизнью преуспевающего помещика». Ныне коллектив авторов готовит книгу об этой фигуре. В коллектив этот входят В.Е. Павлов, Н.А. Елисеев и упомянутый выше Д.Ю. Гузевич. А вот будут ли они давать материал о бурной деятельности генерала К.И.Потье на ниве сельского хозяйства в Таврии – неизвестно. Поэтому ниже, в этой публикации, представляется возможность впервые дать наметки описания этой его жизненной поры.

Иная жизнь в Новороссийских землях

Прежде остановимся на личности т е с т я К. Потье, который в беспримерной деятельности в ряду переселенцев из Западной Европы осваивал новые земли России в Таврии. Это был Коммерции советник кавалер всех гильдий Вильгельмин (Гильом) Рувье (1756 – 1815), получивший чин камергера в Российской империи.

Он был одним из первых эмигрантов, активно внедрявшим многие годы новшества в овцеводство и виноградарство Таврической губернии.

 

В 1784 г. на призыв российской государыни Екатерины II по освоению громадных земель в Новороссии для развития овцеводства и виноградарства прибыли в Таврию вышеупомянутый В. Рувье и его совсем молодой соотечественник Рене Вассаль. 

Вначале они помогали губернатору Таврических земель Светлейшему князю Г.А. Потёмкину в разведении благородных южных пород деревьев, привозимых из южных районов западноевропейских стран. После смерти князя в 1791 г. Рувье и Вассаль в районе Судака продолжали разводить виноградники. Рувье, учитывая перспективы виноградарства и виноделия стал хлопотать об устройстве частного виноградарского училища. В 1803 г. ему была предоставлена, денежная ссуда, с условием дальнейшего разведения новых сортов винограда в течение 10 лет и обучения юношей с 16-летнего возраста до 22 лет. Его училище виноградарей и виноделов было открыто 21 мая 1804 г., которое стало первым в Крыму. Но опыт всех нововведений оказался не столь успешным, как хотелось бы: на заложенных плантациях предгорных склонов долины местечка Судак, подверженного туманам, виноград вызревал плохо. Несколько позже, семейство Рувье осуществило новый виток по внедрению виноградарства в Крымских землях, но об этом скажем ниже. Тут же необходимо остановиться на значительном расширении этими эмигрантами лучшего европейского овцеводства в Новороссийском крае.

Здесь, согласно распоряжениям Александра I по поддержке переселенцев из Франции, В. Рувье получил столько земельных участков и небольших сел, сколько хотел, причем бесплатно. Площадь их (по теперешним меркам) составляла практически всю территорию Голопристанского и Скадовского районов Херсонской области. Именно здесь, новоиспеченный помещик Рувье основал 12 наделов южных степей, вокруг крошечных поселений, которые порой были безымянными и вскоре приобрели названия, такие как: Софиевка, Ново-Софиевка, Николаевка, Буркуты, Келегейские хутора, Облои, Малые Копани, Кларовка, Железный Порт, Федоровка, Михайловка, Черноморы (на этих землях нынче расположен Черноморский биосферный заповедник). Он также несколько позже заимел: остров Джарылгач, Тендровскую Косу, имение в Судаке, земли в Феодосийской долине и земли села Ласпи.

 

Старинная крепость Судак

 

Бухта Ласпи

 

Остров Джарылгач

 

Феодосия 1840-х гг., худ. К.Боссоли

 

Кроме выделенной земли, Рувье получил денежный заем для развития овцеводства и виноградарства. Согласно условиям договора, если в течение 10 лет земли не были бы освоены, то они должны были бы быть возвращены государству. Этого не произошло, т.к. он активно развивал тонкорунное овцеводство. В 1815 г. в палате Гражданского суда в Санкт-Петербурге – Рувье вступил в пожизненное владение землями, с последующей передачей их своим потомкам. После его смерти, последовавшей в том же году при поездке в Италию, всеми делами руководила его супруга – Клара Рувье ( в девичестве Онет). Здесь уместно вспомнить, что инженер-полковник Карл Потье, как отмечалось выше, работал с 1818 г. Управляющим I-го отделения IVокруга (г. Одесса) и был хорошо знаком с семейством земляка из Франции – В. Рувье ещё с 1810 г, когда впервые был командирован сюда на инженерные работы. Поэтому не удивительно, что Карл Иванович составил хорошую партию дочери Рувье – Кларе Вильгемильевне в году, эдак, 1820, когда уже стал большим начальником и получил при этом в качестве приданого имение Кларовка. 

Именно в этот период иммиграция французских дворян получила свой первый весьма положительный результат от внедрения лучших пород западно-европейских овец и баранов в Таврии. Более всего содействовали распространению тонкорунного овцеводства вышеназванные французские эмигранты, В. Рувье и Р. Вассаль, а позже и К.Потье. Первоначально по условиям аренды земель правительство выделило им ссуду в 100000 рублей для преобразований 5000 десятин в нагорной части Крыма и 25000 – в степных землях под Херсоном. Таким образом, Рувье стал владельцем земель и сёл и в Крыму и в Каховке. Кроме того, они пользовались казенными кораблями для перевозки овец и виноградных лоз морем. Со своей стороны Рувье и Вассаль кроме развития сельского хозяйства края обязались содержать до 100 учеников для обучения овцеводческому искусству.  

В 1833 г. по завещанию супруги Рувье земли в размере 45 тыс. десятин перешли во владение трёх её зятьёв: старшего – Романа Осиповича Вассаля, являвшегося супругом Софьи Вилгельминовны Рувье; среднего – Карла Потье, женатого на Кларе Вильгельминовны Рувье и младшего – Пьера Мари, женатого на Зое Вильгельминовне Рувье. Согласно завещания преемники должны были развивать овцеводство также на протяжении 10 лет.

 

 
Бараны-мериносы   Отара овец в предгорьях Крыма

 

Генерал-лейтенант Карл Иванович Потье получил в 1835 г. дополнительно земли, которые находились при имении Михайловка. Овцеводство явилось для него золотым кошельком. В 1830-1840-е гг. государством было выделено и крупное денежное пособие французским помещикам на строительство шерстомоечных заводов (производств), на берегах Днепра и реки Кошевой в Олешках. Промытая шерсть отличалась легкостью, что значительно увеличивало ее ценность. Всего было выстроено девять шерстомоек. Первая шерстомойка возникла в Херсоне в 1822 г., а в 1859 г. их насчитывалось уже 11 и они дали продукции на 1,5 миллиона рублей. Так, к примеру, на одном из таких производств трудились 200 (на другом – 600!) девушек. На плотах, расположенных на реках, они целыми сутками в особых чанах вручную выполаскивали состриженную шерсть особой породы баранов и овец (лучших мериносов, завезённых сюда из Франции и Испании). Затем они сушили промытую шерсть в проветриваемых сараях, и потом уже с помощью прессов  делали плотные тюки для удобной транспортировки их на кораблях в Европу. При этом они скупали необработанную шерсть у многих соседей – французских овцеводов и на своих производствах доводили её до товарной кондиции. Высокие цены в 1830 – 1890 гг. на тонкорунную шерсть внутри страны и на заграничном рынке резко способствовали быстрому обогащению помещиков-овцеводов и развитию мериносового овцеводства. В тот период постоянно увеличивался спрос на тонкую шерсть, возрастало строительство в России количество суконных фабрик. Наличие свободных огромных площадей для пастбищ способствовало очень быстрому росту численности поголовья овец. Так, если в 1833 г. в России насчитывалось 2,2 млн. мериносовых овец, то в 1845 г. их уже было 5,5 млн., в 1866 г. - 11,7 млн., а в 1875 – 1881 гг. численность овец составляла 15 млн. Валовое производство всей шерсти в России в 1860 г. составляло 226,5 тыс. т, в то же время этот показатель в Англии составлял 63,4 тыс. т, в Северной Америке - 49,8 тыс. и в Австралии - 27,2 тыс. т. На европейский рынок Россия в 1880-1890 гг. ежегодно вывозила около 34 тыс. т. шерсти, в основном мериносовой. Это вывело страну в мировые лидеры, недаром говаривали, что «вся Европа ходит в бостоне из русской шерсти», и всё это благодаря начинаниям первопроходцев-французов.

Теперь несколько слов в продолжение темы о виноделии. Оказывается в 1823 г. была создана Крымская компания виноделия и коммерции вдовой Рувье , которая развернула свою деятельность на Южном берегу Крыма: в бухте Ласпи, в Николаевской бухте (в Севастополе). Отсюда она поставляла виноград, выращенный из лучших сортов виноградных лоз Франции, на винзаводы Крыма для изготовления вин.
Клара Рувье, учитывая преимущества Южного Берега, стала хлопотать о разрешении ей устроить новое частное виноградарское училище и питомник для выращивания лоз винограда в южной части полуострова. На что ей была предоставлена денежная ссуда.

 

Виноградники в Крыму, акварель неизв. художника

Виноградарство Рувье превратилось в образцовое, которое в 1830-е годы перешло к её среднему зятю Карлу Потье – инженер-генералу. Однако, вскоре для Потье это оказалось излишним, а жаль – возможно бы инженеры путейцы имели бы своё фирменное вино, например, – «Шарль Потье», а не французский ликёр «Бенедиктин», который многие годы являлся корпоративным крепким напитком путейцев. Известно, в 1840-е гг. Потье обзавёлся благодаря ссудам от государства несколькими шерстомоечными производствами и этого ему хватало. Поэтому он отдал в аренду самые большие виноградники, расположенные в Сарыче и других районах (с условием своего постоянного контроля), родственникам из Франции Карлу и Осипу по фамилии Компери.

Один из братьев – Карл Филиппович Компери являлся знатоком минералов и растений. Он нашёл в Сарыче неизвестного вида орхидею и дал её описание. Эта орхидея была введена в научный оборот Никитского ботанического сада под именем Компера, а урочище между мысом Сарыч и Николаевским мысом стали называть Комперией.

Николаевский мыс назван так в честь героя Отечественной войны 1812 года Николая Николаевича Раевского-старшего, которому принадлежало имение в Тессели. В советское время эти места, как красивейшие, были востребованы власть имущими лицами. Так, в 1930-е гг. Иосиф Сталин подарил это имение Максиму Горькому. А ещё позже часть уникальной земли урочища Комперия в 6 гектаров (а всё урочище раскинулось на 46 гектарах) отвели под дачу для первого (и единственного) президента СССР – М. Горбачёва, которая относилась к Форосскому поселковому совету.

Форос. Дача М.С. ГорбачеваПодсобные и служебные помещения, занявшие остальные 40 га, являлись собственностью Севастополя. В тот период 1980-х гг. были произведены порубки реликтовых деревьев, в основном, тысячелетних древовидных можжевельников…

Сыновья Р.О. Вассаль – инженеры путей сообщения

Как нам известно, из выше приведенного материала, Роман Осипович Вассаль, который вместе с В.Рувье иммигрировал в южные края России из Франции в конце18 – начале 19 столетий, являлся отцом трёх сыновей, учившихся в стенах Путейского вуза. Он был зятем Рувье, женившись на его дочери Софии в 1792 г. Кстати, в честь неё в 1803 г. было названо на берегу Чёрного моря имение и поселение при нём – Софиевка, ныне переименованное в – Лазурное (посёлок городского типа). У этой семейной пары было три сына.

Все они учились и окончили ИКИПС. Это: Евгений Романович (ок.1831 г.), Владимир Романович (ок.1834 г.) и Александр Романович (ок.1839 г.). Их поступление в престижный вуз России обусловлен, конечно же, и тем обстоятельством, что профессор и ректор ИКИПСа К.И. Потье и отец вышеназванных братьев Р.О. Вассаль были свояками, т.е. были женаты на сестрах Рувье. Немного отвлекаясь от российской ветви семейства Вассаль, приведём факт весьма любопытный из жизни французской родословной Вассаль.

 

Наполеон поверженныйПытаясь разыскать хотя бы одно из изображений вышеназванных Вассалей, автор неожиданно обнаружил весьма любопытную историю. Оказывается весьма близкой их родственницей (племянница Рене де Вассаля и двоюродная сестра братьев Евгения, Владимира и Александра Вассалей) была Альбина де Вассаль (1782 – 1849). Она происходила из того же французского дворянского семейства Вассаль, остававшихся проживать на своей исторической родине – Франции. Альбина была красавицей и сумела побывать трижды замужем. Последним супругом её являлся Шарль Монтолона – адъютанта Наполеона.

С 1815 г. они находились на о. Св. Елены, куда был изгнан Бонапарт. Более того, она стала его секретарём и записывала его мемуары о делах минувших. Вскоре она перешла в разряд его любовниц и родила ему в 1818 г. дочь Элен-Жозефину. Однако, дочка скончалась через год, и Альбина вернулась в 1819 г. во Францию. Её муж Ш. Монтолона стал душеприказчиком Наполеона и отбыл во Францию в 1821 г. после кончины своего патрона, который его щедро одарил богатствами согласно завещанию. О контактах российских родственников с нею ничего неизвестно.            

Дом, в котором Наполеон жил 6 лет

на острове Св. Елены

Комната, в которой Наполеон скончался 5 мая 1821 г. Посреди комнаты стол с его посмертной маской

 

Первоначальное место захоронения Наполеона на острове Св. Елены Прах Наполеона перевезён с о.Св.Елены в1840 г. и находится в Доме инвалидов в Париже. Саркофаг выполнен из карельского порфира, подаренного Франции Николаем I (кол надо было подарить!) 

 

Семью К. Потье и Вассалей объединяло не только соседство по имениям в Таврической губернии, но и общая эмигрантская судьба, дела по овцеводству и виноградарству. Братья же Вассаль, родившиеся в России, выделялись своею напористостью и трудолюбием – и одолеть премудрости высшей технической школы молодым французско-русским дворянам не составило особых усилий. После окончания Путейского вуза все они работали в Крыму и на территориях к нему примыкающих.

Более всего отличился в строительных работах Евгений Романович Вассаль (1810-1890). Его имя не однажды фигурирует в документах о постройке улучшенных дорог как на Черноморского побережья Крыма, так и на его континентальной части. Известно и о том колоссальном объеме работ, который он и его коллеги – питомцы Путейского института выполняли здесь. Приведём примеры:

«Рапорт

Имею честь донести Вашему Превосходительству, что Инженер Подполковник Шипилов после 16-ти дневной горячки, скончался сего числа в 9-м часу пополудни. Конец апр.1834 г. Шипилов умер в Гурзуфе, куда довёл Южнобережскую дорогу. Туда были направлены для приёма дел умершего Южнобережский архитектор Эльсон, инженер-поручик Вассаль и чиновник Яворский».

 

Напомним, что Петр Шипилов окончил ИКИПС в 1816 г., и строил шоссе в Крыму в 1820-х годах, являясь инженером широкого профиля. В 1826 г. им был сооружен обелиск всем строителям дороги Симферополь – Алушта (45 вёрст) с пересечением Ангарского перевала на высоте 752 м над уровнем моря. Через 40 лет дорогу проложили несколько ниже, а обелиск остался на прежнем месте и зарос лесом, а потому он давно требует своего обновления.

 

Обелиск строителям первого шоссе в Крыму и памятная доска (обновленная) на ней.

Общее руководство осуществлялось К.Потье, а непосредственное – П.Шипиловым.

 

«ОПИСЬ

незаконченным делам Шипилова:

  • мол в Ялте;
  • верстовые знаки, фонтаны, караульни и столбы на Алуштинской дороге;
  • мост и водопровод в Симферополе;
  • план дороги от Байдар на Бахчисарай с назначением станций;
  • фонтан в Симферополе близ пивоваренного завода (отпущено 5.000 руб.);
  • проектирование дороги от Алушты к Судаку;
  • надписи на фонтанах по Южнобережской дороге;
  • проведение поперечных дорог в урочище Магарач;
  • верстовые столбы для Южнобережской дороги;
  • проведение в Алуште частных дорог;
  • проектирование дороги от обелиска на Чатыр-Даге прямо к Биюк Ламбату».

 

Позже под руководством поручика Е. Вассаля шоссе от Алушты было проведено до Гурзуфа с привлечением вольнонаёмных. Дорога же от Ялты навстречу первой была начата военными с другого конца и возглавлял её строительство П. Альбрант, кстати, выпускник (1831 г.) Путейского института. 

Судя по всему Евгений Вассаль имел господский дом в Ялте, т.к. в списке, на наследие по случаю его смерти в 1890 г. было записано, что имение Е.Р. Вассаль причислено к Ялтенскому Уездному Управлению. Однако находились у него дома и в Одессе. Один из домов Е.Вассаля находился на Приморском бульваре неподалеку от дома генерал-губернатора М.С. Воронцова. Кстати в 1845 г. – 1848 г. на этом бульваре находились одновременно два дома питомцев ИКИПСа – Е.Р. Вассаля и А.Г. Строганова, а также дом бывшего профессора Путейского вуза, советника Новороссийского генерал-губернатора по особым поручениям, почетного гражданина Одессы – Алексея Ивановича Маюрова!

 

Симферополь, 1830-е годы. Худ. К Боссоли

 

Ялта, вид с моря

 

Алушта, 1840-е годы

 

Следующим из братьев, которого стоит здесь вспомнить, назовём Владимира Романовича Вассаль. По всей видимости, он и его сын проживал в Кларовке многие годы после кончины отца Р. О. Вассаля. По линии инженерных работ у него шли дела не так успешно, как у брата Евгения и, дослужившись до чина инженер-майора он вышел в отставку. Далее он посвятил себя сельским делам своего отца. Есть упоминание в статье о Причерноморье, что некто де Гель, французский инженер, в 1841 г. дал ссуду В. Вассалю для разведения овец и баранов – мериносов. Его имя обнаруживается и в адресе-календаре Херсонской губернии на 1866 г. в списке Императорского общество сельского хозяйства Южной России, Почетным президентом которого был Его Императорское Высочество Принц П.Г. Ольденбургский. Далее он упомянут и как гласный Херсонского земского совета в компании с генералом от артиллерии А.Г. Строгановым. А вот его сын А.В. Вассаль стал к 1910 г. Президентом общества автолюбителей г. Одессы.

Наконец, третий брат – Александр Романович, также особенно не выделившийся на инженерно-путейском поприще, впоследствии также вынужден был заняться делами сво­его покойного батюшки. Кроме того, он стал известен в Крыму и в Херсонской губернии ещё и как глава французских поселенцев этих мест. Вассаль (в корреспонденции его часто называют «господином де Вассалем», что он , по-видимому, сам и инициировал, отнеся себя по праву к  известному французскому дворянскому семейству Вассалей), человек активный и в свои 92 года (а умер он 18 июля 1912 г. как раз в этом возрасте) был весьма известен в этих краях. Благодаря его огромному состоянию он развернул в Новороссии благотворительную деятель­ность. Им, в частности была пост­роена церковь, получившую после его кончины в 1913 г. статус незави­симого при­хода, и церковный дом. А.Р.Вассаль пожертвовал на храм (в Хер­соне?) 86 000 руб­лей, а на церковный дом – еще 24 000. Он также внес первый вклад на строительство приюта и центра взаимопомощи. Его сестра. Софи Вассаль, как и он, неимевшая наслед­ников, вложила 15 000 руб­лей.

 

О Кларовке

Среди имений Вилгельмина Рувье было его любимое – Кларовка (с 1950 г. – Круглоозёрка, Херсонской области). Если вспомнить, что оформление 12  имений возникало при его приобретении их в собственность в 1803-1815 гг., а также и то, что, порой, они были без названий, т.к. представляли из себя маленькие сёла, состоящие из двух трёх домиков, поэтому и название этому селу и при нём барского дома – дал сам В. Рувье в честь своей супруги Клары Одинет. Известно и то, что в 1820-е годы Карл Потье, женившись на Кларе Вильгельминовне, получил это имение в качестве приданого и, надо полагать, что оно было уже весьма хорошо обустроенным. Этому способствовало то, что в распоряжение семьи Рувье были выделены богатые угодья леса южных предгорий Крыма, часть из которых пошли на высококлассную деловую древесину из бука, граба, ясеня и дуба. Опуская все перипетия, связанные с развитием имения Кларовка, скажем, что в 1820 – 1830 гг. К.Потье здесь создал два достойных внимания инженерных сооружения, дошедших до наших дней (а это уже 175 лет). Это – оригинальная восьмигранная католическую церковь и абсолютно круглое озеро диаметром более 100 м., созданное в месте, где издавна бил подземный ключ (кстати, в советское время посёлк Кларовка был переименован в – Круглоозёрку).

Католическая церковь в Кларовке – здание для заседания масонов Круглое озеро в Кларовке (снимок из космоса)

 

По исследованиям краеведов всё указывает на то, что этот храм необычной формы представлял ко всему прочему здание для заседаний членов масонской ложи вольных каменщиков – ордена «Три звезды». В Кларовку съезжались со всей Таврии (Одессы, Херсона и других городов) знатные масоны, облеченные властью: местные чиновники, помещики и представители аристократии. О масонской ложе говорит и тот факт, что герб Кларовки (а такой был) представлял из себя щит с диагональной лентой с размещенными на ней тремя пятиконечными звёздами, что означало принадлежность хозяев имения к ложе вольных каменщиков, к её могущественному масонскому ордену «Три звезды».

Герб КларовкиСама архитектура Кларовского храма тоже подтверждает принадлежность его к масонству. Кстати это здание храма не раз пытались разрушить и пустить на строительный материал, но он не поддаётся варварским действиям, и не один кирпич не был изъят из его стен. Ещё один необычный момент. Если на карте расположить поместья, основанные Рувье, то четко обозначится окружность. Одна дуга окружности уходит под море и залив, вторая дуга – это его поместья. Между поместьями были сооружены смотровые вышки. А в охрану нанимались нагайцы. Всё это говорит за секретность по сохранению масонских порядков. Некоторые историки называют род Рувье – Вассаль – Потье, не иначе как – идеологами масонства в Таврии.

А вот достоверное описание поселения Кларовки, которое, к сожалению, не отразило описание дома самого владельца имения, но дорого нам своим первоизустным рассказом, что следует из письма супруги, вышеупомянутого француза де Гель, – Оммер де Гель: 

«Кларовка. Воскресенье, 10 марта 1839 года. Вот уже три месяца, что я в Кларовке у генерала Потье. Мы с ним очень сблизились. Вассаль тоже женат на одной из дочерей г-на Рувье, как Потье. Оба имения соседни; оба хозяйства заслуживают описания. Император Александр, всегда либеральный, не ограничился тем, что дал взаймы г-ну Рувье сто тысяч франков, но отдал также в его распоряжение корабль для перевозки своих мериносов, закупленных в Испании, и, подарил несметное количество степей. В Кларовке около двадцати изб, разделенных на два отделения, в котором удобно помещаются два семейства. Но главное – экономия, в которой помещается рабочих гораздо более, чем во всей деревне. Низенький и весьма длинный дом служит помещением приказчику. Рядом с господским домом помещены кухня, ледник, птичий двор, прачечная, погреба для плодов и для овощей. Немного вдали – сараи и конюшни на двенадцать лошадей, немного в стороне – казармы для рабочих, кузница, дом садовника, дом мельника. По дороге в деревню – две ветряные мельницы».

 

Кстати, на родовом гербе графов Воронцовых тоже изображены «Три звезды», что указывает на принадлежность и Воронцовых к этому европейскому масонскому ордену.

Запомним все эти имена трудолюбивых эмигрантов из Франции, которые многое сделали для нашего отечества, жили и творили в те далёкие времена.  Жизнедеятельность некоторых из них стала для нас одной из новых исторических страниц нашего Путейского вуза и страны в целом.

Undoubtedly, there are some points you perhaps think about drugs. Let's discuss about how you can make sure that medications you order online are sure. You can purchase medicament to treat acute treatment of the symptoms of osteoarthritis or trigeminal neuralgia. Some services offer to their customers Viagra. If you're concerned about sexual disease, you perhaps already know about levitra 20mg. Maybe every man knows at least some about levitra 10mg. Matters, like , are linked sundry types of heartiness problems. Notwithstanding erectile disfunction is more common among older men, that doesn't some you simply have to live with. Several medicines may add to sex drive difficulties, so its essential to cooperate with your health care provider so that the prescription can be tailored to your needs. Causes of sexual dysfunction include injury to the penis. Chronic disease, certain remedies, and a condition called Peyronie's disease can also cause sexual dysfunction. Do not give Viagra or any drug to anyone under 18 years old without prescription.

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Подземные каналы в Петербурге… (По роману В.Крестовского «Петербургские трущобы»)

Этот роман писался Всеволодом Владимировичем Крестовским (1840-1895) в 1864-1867 гг. Рассказ «Подземные каналы Петербурга», оказавшийся в романе, заинтересовал меня. Он завладел моим вниманием, но не тем бандитским случаем, что произошел в подземелье, а вопросом происхождения этих сооружений водных коммуникаций. Как я предполагал, они касались вклада моих очень далеких предков-коллег инженеров путей сообщения в начало работ по водоотведению в городе на Неве. 

Подробнее...

Второе рождение визиток Часть IV

Не каждый же день доводится выступать по радио на весь Петербург…

Это произошло зимой 2008 г. – в год 250-летия нашего первого ректора Путейского вуза Августина Бетанкура. Встретивший меня у входа в ПГУПС экс-ректор нашего вуза Павлов Владимир Егорович, неожиданно пригласил меня в студию «Радио России», уточняя, что разговор у нас будет в прямом эфире, и мы будем говорить о вкладе Бетанкура в науку и в промышленность нашей страны. 

Подробнее...

Статьи по датам

December 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6