Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 1764
Печать

Знакомясь с преподавательской деятельностью братьев В.Ф. и Ф.Ф. Петрушевских в Путейском вузе Петербурга, был удивлён той скромной оценке, которую дали историки Alma mater в своих солидных изданиях для любознательных читателей. В ниже представленном материале делается первая попытка исправления такого положения в виде дополнений к официальным кратким сведениям об этих выдающихся фигурах, совершивших много замечательного для науки, в целом, и для вузов, в частности.

В самом деле, читаем в основном труде нашего Института о наших героях повествования, следующие весьма краткие сведения:

1. «Курс физики в институте вёл [с 1862 г.-авт.] профессор Петербургского университета Ф.Ф.Петрушевский. Он автор одного из первых систематических курсов по электромагнетизму, инициатор создания и первый председатель русского физико-химического общества»;

2. «Курс химии после ухода Д.И. Менделеева (1864) стал вести профессор В.Ф. Петрушевский – автор ряда научных работ в области взрывчатых веществ».[1]

Как видим информация весьма скромная. Поэтому далее следует более обстоятельный рассказ о братьях Петрушевских. Необходимо, пожалуй, сказать несколько добрых о главе семейства Петрушевских – об их отце Фоме Ивановиче Петрушевском (1785–1848). Образование он получил в С.-Петербургском Педагогическом Институте, где посвятил себя изучению математики и физики. По окончании курса, в 1808 г. Фому Ивановича назначили преподавателем этих предметов в Псковской гимназии, в которой с 1809 по 1812 г. он уже исполнял должность директора. Далее, прослужив ещё около 7 лет в различных должностях в Департаменте Народного просвещения и Государственном казначействе, он, наконец, обрёл то место работы, которое удовлетворило его духовно-этическим взглядам: в 1825 г. его назначили директором Петербургского Дома воспитания бедных детей, а с 1834 г. по 1848 г. он являлся директором Института слепых.

Помимо этой официальной части его работы, он был поглощен и творческой научно-исследовательской деятельностью.

Здесь отметим, что Ф.И. Петрушевский был известен как переводчик: перевел с французского книгу «Начальные основания арифметики» С. Ф. Лакруа (1817 г.), а позже, с древнегреческого – математические сочинения Эвклида и Архимеда. За последние переводы древнегреческих столпов математики в 1835 г. Петрушевский был удостоен поощрительной (половинной) Демидовской премии. В отчете Академии Наук об этом сказано: "что соединение в одном лице столь разнообразных знаний, каковые требуются для подобного труда, у нас еще очень редкое явление".

Кроме этих научно-переводческих работ отметим труды Фомы Ивановича по метрологии: "Метрология, или описание мер, весов, монет и времясчисления нынешних и древних народов" (1831 г.); "Польская метрология" (1831 г.); "Краткое описание медицинского весу" (1841 г.); "Краткая европейская метрология, или описание мер весов и монет, в Европе ныне употребляемых» (1842 г.). Главный его труд этого направления "Общая метрология" (1849 г.), удостоенный полной Демидовской награды (посмертно), был первым на русском языке сборником по метрологии; охватывающий древние и современные меры. 
Умер этот подвижник многих добрых и нужных дел в расцвете творческих сил в 1848 г. Похоронен Ф.И. Петрушевский на Смоленском православном кладбище.

Кроме вышеперечисленных научно-исследовательских работ, Фома Иванович оставил

удивительное потомство – четырёх талантливейших сыновей: Александра, Михаила, Федора и Василия. Двое из последних связали свою творческую деятельность с Институтом инженеров путей сообщения.

О Федоре Фомиче Петрушевском (1828-1904). Окончил он Петербургский университет в 1851 г., после чего 10 лет преподавал физику и математику в гимназиях Петербурга и Киева, позже – в Санкт-Петербургском университете, в котором в 1862 г. получил степень магистра физики и начал чтение лекций, являясь помощником академика Э.Х. Ленца.

После смерти Э. Ленца, занял кафедру и стал читать все разделы физики. В этот период времени Федор Фомич стал, по сути, лидером петербургских физиков (в Москве таковым являлся А.Г. Столетов).

Федор Фомич без сомнения был реформатором физического образования. В 1865 г. Петрушевский первым положил начало практическим занятиям физикой со студентами; в том же году получил степень доктора физики за разработку темы докторской диссертации «О нормальном намагничивании» (1865), посвященных экспериментальному изучению магнитов и электромагнитов, в которой развил работы Э. X. Ленца и Б. С. Якоби. Он стал инициатором создания Физического института при университете. На фотографии представлен цвет 

Университетской физико-математической и химической наук – профессора (1868 г.) : сидят слева направо: А.В. Советов, П.Л. Чебышев, К.Ф.Кесслер, А.Н.Савич, П.А.Пузыревский, Ф.В.Овсянников, А.Н.Бекетов; стоят: Р.Э.Ленц, Н.А.Меншуткин, А.С.Фаминцын, О.И.Сомов, Ф.Ф.Петрушевский, Д.И.Менделеев, А.Н.Коркин. С 1872 г. Петрушевский состоял председателем – сначала Физического общества, а потом Физического отделения Русского физико-химического общества. Кроме чтений лекций в университете, преподавал физику в технологическом институте, в – путей сообщения и в минном офицерском классе. 

 
В Путейском вузе он читал лекции по физике с 1862 г. по 1882 год, когда вдруг в нём закрыли два младших курса, где и читался этот предмет. Его первый большой труд «Курс наблюдательной физики», где им были отражены как известные практические положения о методах наблюдения и приборах, так и его оригинальные исследования. 

Ему принадлежит первая в России научно-популярная работа о свойствах цвета, света, художественных материалов. В его книге "Краски и живопись" рассматриваются и вопросы достижения прочности и долговечности художественных произведений, описана техника старинной живописи. Он исследовал многие картины импрессионистов, дружил с Н.И. Крамским, А.И. Куинджи. Картины последнего (Лунная ночь на Днепре, Берёзовая роща) подвергал изучению и доносил свои научные обобщения по цветоведению в лекциях для живописцев в Академии художеств.
 
Берёзовая роща, 1880г. худ. А. Куинджи
 
Лунная ночь на Днепре, худ. А. Куинджи
 
 
Его активность в значительной степени переместилась в различные области и не в последнюю очередь была направлена на осуществление идеи о сближении людей науки и искусства. В 1871-1873 гг. он читает в собрании художников лекции по химии. Вот воспоминания И.Е. Репина: «В большом физическом кабинете на университетском дворе мы, художники-передвижники, собрались в обществе Д.И. Менделеева и Ф.Ф.Петрушевского для изучения под их руководством свойств разных красок». Здесь есть любопытная деталь: Федор Фомич Петрушевский – видный профессор физики, под конец своей деятельности стал вдруг всё более увлекаться… химией, о чём говорят его книги “Свет и цвет”, “Краски и живопись”. То же самоё мы сможем наблюдать в опиаснии жизнетворчества его брата В.Ф. Петрушевского, известного химика, когда он вдруг перерождается всё больше в физика (см. об этом несколько ниже). Несмотря на почтенный возраст, книги об оптических свойствах красок не утратили своей актуальности и в нынешнее время. Умер Ф.Ф. Петрушевский 17 февраля 1904 г. в возрасте 76 лет.
 
Д.И.Менделеев, худ. И.Репин
 

О Василии Фомиче Петрушевском (1829-1891). Он получил характерное для многих молодых людей того времени военное образование: новгородский кадетский корпус, Артиллерийское училище, и, наконец, – начала воинской службы в лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады. В 1850 г. его определили по военно-учебному ведомству, обратив внимание на его предрасположение к естественно-научным предметам и склонность к репетиторству. Около 5 лет он преподавал химию в Павловском и Пажеском кадетских корпусах.
Кроме того, с 1856 по 1858 г. он читал курс теоретической химии в младших классах Михайловской Артиллерийской Академии.
Благодаря выдающимся преподавательским способностям, Василий Петрушевский был направлен в 1864 г. для занятий по химии с наследником престола Александром Александровичем (будущим императором Александром III) и его братом – великим князем Владимиром Александровичем. Интересно, что в этот же год Василий Фомич начал работать в нашем вузе. «Курс химии после ухода Д.И. Менделеева стал вести профессор В.Ф. Петрушевский – автор ряда научных работ в области взрывчатых веществ. Петрушевский работал в химической лаборатории с 1864 по 1870 год. Изучению химии в это время посвящалось довольно много времени – на трёх первых курсах читалось по две лекции в неделю»[2].

Важная вставка

Еще с 1852 г. русский ученый-химик Н. Н. Зимин (с 1858 г. - академик АН), вместе со своим помощником В.Ф. Петрушевским, стал заниматься опытами по применению нитроглицерина как взрывчатого вещества. Нитроглицерин был открыт в 1847г. итальянским химиком Асканио Собреро и русские химики углубленно изучали его свойства и применение.

В итоге, к 1855 г. В. Ф. Петрушевский стал первым разработчиком в мире способа фабричного производства нитроглицерина (до него приготовлялись только лабораторные дозы, исчисляемые в граммах). За это химик был поощрён премией в 3000 руб. и пожизненной пенсией в 1000 руб. К тому же Петрушевский начал успешные опыты по применению нитроглицерина для получения взрывчатого вещества, используемого в разрывных снарядах и подводных минах. Он первым высказал идею, что детонацию нитроглицерина вызывают неустойчивые кислотные соединения, так что необходимо его смешивать с веществом, которое сможет эту кислоту нейтрализовать. Свои поиски такого вещества, проведенные в 1863-1866 гг. вылились в создание порошкообразного взрывчатого вещества – «Русский динамит», содержащий 75% нитроглицерина и 25% жженой магнезии (окись магния), которая пропитывалась нитроглицерином, служа его поглотителем.

Надо отметить здесь любопытные факты. Создание динамита на основе нитроглицерина, было поистине кровавым и страшным. Его пытались, например, создать в семействе Нобилей. В Стокгольме в своей лаборатории братья Альфред и Эмиль в 1863 г. начали свои эксперименты над новым составом взрывчатки. 
3 сентября 1864 г. произошла трагедия. Погиб двадцатилетний Эмиль и ещё семь работников лаборатории Нобелей. Напомним также, что в какой-то период времени учеником Н.Зинина и коллегой В. Петрушевского в лаборатории Университета в поисках «правильного» взрывчатого вещества был А. Нобель. Однажды он всё-таки отыскал свой поглотитель непокорного нитроглицерина. Им оказался природный абсорбирующий материал – кизельгур (осадочная глина на дне водоёмов). Обнаружилось, что впитавшийся в его мельчайшие поры нитроглицерин перестал быть опасным, самопроизвольные взрывы прекратились.
В 1867 г. Нобель запатентовал свой состав этот взрывчатки, назвав его – динамит! В 1869 г. молодой в ту пору химик Дмитрий Менделеев написал по поводу рекламы о динамите Нобеля: «Расточать похвалы нитроглицерину у нас едва ли нужно… его свойства изучены нашими химиками едва ли не ранее, чем где-либо». Но, как всегда, русские опоздали запатентовать создание своего ноу-хау – нового мощного взрывчатого вещества, которое уже готовилось в России к промышленному производству. «Помог» в этом, вероятно, 
страшный взрыв в 1866 г. в Петергофе на нитроглицериновом заводе. Император Александр II запретил дальнейшие исследования. Взрывы были и на других подобных производствах Европы и США, и изготовление коварного и разрушительного взрывчатого вещества на основе нитроглицерина запрещалось везде категорически. Но Нобель, в отличии от Петрушевского, напористо пробил все препоны и заработал на динамите колоссальные деньги, которые стали основой его фонда Нобелевской премии. Недаром заметил академик Н. Зимин: «Этот Альфред Нобель выхватил у нас динамит из-под носа». Таким образом, все лавры в этом негласном соревновании достались А.Нобелю, а о В.Петрушевском вскоре забыли, да и сейчас он не упоминается хотя бы в качестве изобретателя российского динамита.

Третья стезя, по которой В.Ф. Петрушевский успешно продвигался, имела военно-инженерную направленность. Ещё в начале Крымской войны его командировали для службы на Невские береговые батареи (форты по берегам устья Невы и в Кронштадте).

 

Невская береговая батарея в составе Кронштадтского форта

 

Как известно в 1855 г. эскадры английского и французского флотов пыталась пробиться в акваторию к Петербургу, но из-за «достойной их встречи» богом войны – артиллерией и минным заграждением (электромагнитные мины Б.С. Якоби и пиротехнические пороховые мины А.Нобеля) им пришлось ретироваться и занять выжидательную стратегию. Свой вклад по совершенствованию ведения обстрелов неприятельских кораблей, внес своими изобретениями и Василий Федорович. Перечислим главные из них:

приспособление для приведения орудия в горизонтальное положение из-за откатки после выстрела, для ускорения времени заряжания их при накатке;

прибор: квадрант с ватерпасом, с выгодой заменивший деревянные градусные линейки, что оказалось существенно важным при стрельбе по невидимым целям (в том числе, закрытых дымом);

боковой раздвижной прицел. Изобретение это по своей идее оказалось далеко впереди предложений того времени, и позволяло производить прицельную стрельбу из орудий на большие расстояния;

создание ударной гранатной трубки, которая в сочетании с быстродействующим поршневым затвором упростили и значительно ускорили осуществление выстрела.

– проведение полигонных испытаний образцов нитроглицериновых подводных мин лаборатории Н.Зинина, которые начались в марте 1854 г. в акватории Кронштадта под руководством инженер-поручика В.Ф. Петрушевского[3]. За эти заслуги пред нашей артиллерией В.Петрушевский был награжден орденом св. Владимира 4-й степени, и ему было выдано, по Высочайшему повелению, вознаграждение в 1000 руб., а Конференцией Михайловского Артиллерийского училища – премия в 500 руб.

В 1868 году в чине полковника он был назначен членом морского технического комитета, совещательным членом артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления

В 1871 г. Василий Фомич произведен в генерал-майоры и вскоре стал начальником Петербургского патронного завода. Здесь через два года им был открыт инструментальный отдел. Все нововведения столичного патронного завода являлись обязательными для исполнения на всех российских оружейных заводах и способствовали точному процессу производства малокалиберных винтовок. После пятилетнего управления заводом, Петрушевский до самого дня своей смерти руководил третьим отделом Артиллерийского Комитета по вопросам артиллерийской осветительной электротехники.
Почти 43 года, Василий Фомич плодотворно трудился во благо Родины, обучая молодёжь, служа науке и военно-артиллерийскому делу, отдавая все свои силы, свои обширные знания, энергию и талант!

Прах В.Ф. Петрушевского покоится на Новодевичьем кладбище в Петербурге (семейный памятник – ещё сын и жена).

Такие вот уникумы – братья Ф.Ф. и В.Ф. Петрушевские преподавали в нашем вузе и об этом грех не знать!

 

Надмогильный паматник Петрушевским

 

Воскресенский собор Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга

 


[1]Из книги: «Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. 1809–1959», соответственно стр. 52 и 94.

[2]Журнал «Инженер путей сообщения. Специальный выпуск к юбилею Строительного факультета». СПб, 1996 г. С.96.

[3]Позже – в конце 60-х гг. XIX в. им была изобретена судовая мина с автоматическим замыкателем. Этим грозными минами была оснащена канонерская лодка "Опыт". 

 

Undoubtedly, there are some points you perhaps think about drugs. Let's discuss about how you can make sure that medications you order online are sure. You can purchase preparation to treat acute treatment of the symptoms of osteoarthritis or trigeminal neuralgia. Some services offer to their customers Viagra. If you're concerned about sexual disease, you perhaps already know about levitra 20mg. Maybe each man knows at least something about levitra 10mg. Matters, like , are linked sundry types of health problems. Notwithstanding erectile dysfunction is more common among older men, that doesn't some you just have to live with. Several medicines may add to sex drive difficulties, so its essential to cooperate with your heartiness care provider so that the prescription can be tailored to your needs. Causes of sexual dysfunction include injury to the penis. Chronic disease, certain remedies, and a status called Peyronie's disease can also cause sexual disfunction. Do not give Viagra or any drug to anyone under 18 years old without prescription.

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Подземные каналы в Петербурге… (По роману В.Крестовского «Петербургские трущобы»)

Этот роман писался Всеволодом Владимировичем Крестовским (1840-1895) в 1864-1867 гг. Рассказ «Подземные каналы Петербурга», оказавшийся в романе, заинтересовал меня. Он завладел моим вниманием, но не тем бандитским случаем, что произошел в подземелье, а вопросом происхождения этих сооружений водных коммуникаций. Как я предполагал, они касались вклада моих очень далеких предков-коллег инженеров путей сообщения в начало работ по водоотведению в городе на Неве. 

Подробнее...

Второе рождение визиток Часть IV

Не каждый же день доводится выступать по радио на весь Петербург…

Это произошло зимой 2008 г. – в год 250-летия нашего первого ректора Путейского вуза Августина Бетанкура. Встретивший меня у входа в ПГУПС экс-ректор нашего вуза Павлов Владимир Егорович, неожиданно пригласил меня в студию «Радио России», уточняя, что разговор у нас будет в прямом эфире, и мы будем говорить о вкладе Бетанкура в науку и в промышленность нашей страны. 

Подробнее...

Статьи по датам

December 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6