Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 65
Печать

Как-то вдруг вспомнилось, что работая над материалом очерка «Мои духовные отцы» в разделе об А.Г. Гаккеле, я узнал, что у его бабушки Ольги Глебовны, были сестры: Вера Глебовна и Мария Глебовна Успенские. Наверное, их мужья были также неординарными людьми, как муж Ольги Глебовны – Яков Модестович Гаккель.

 

Отыскать конкретные факты из их жизни – дело сложное, т.к. они переплетены с сугубо личными страницами их бытия или, порой, с – их семейными тайнами. Но всё же кое-что удалось узнать о судьбе этих трёх сестрах и, немного об интереснейшем семействе Успенских.

 

Сестры успенские

И вначале напомним, что главой этой большой семьи был писатель Глеб Иванович Успенский (1843-1902), который как в обычной жизни отличался особым сопереживанием чужому горю, так и в своём творчестве поставил во главу угла «героя» из простого народа, живописал быт, нравы и бесправие в основном – крестьянства.

 

Г.И.Успенский, худ.Н. Ярошенко

 

Он был хорошо знаком с конца 1860-х с народовольцами В.Н. Фигнер, Н.А. Морозовым и другими (в связи с этим отметим и показательный факт – встречу нового года в его квартире в Петербурге с корифеями-народовольцев в 1881 г.). Поэтому в доме Успенского была создана атмосфера симпатии к этому движению. Дух борьбы с несправедливостью в российском обществе уже тогда пропитал души абсолютно всех пятерых детей-подростков, а позже он лишь укрепился в годы их взросления.

 

Дом Успенского в Сябреницах

 

Ольга Глебовна Успенская (Гаккель) (1881-1942)

Самая младшая из дочерей четы Глеба Ивановича и Александры Васильевны Успенских – Ольга волей-неволей с малых лет впитала в себя ту идеологическую атмосферу, что составляло их духовное бытие. Старшие: брат Саша и сестра Вера – вращались в той обойме интересов, которыми живо интересовался их отец писатель-народник: добрый к простому люду, легко ранимый их печалями и заботами.

Постоянные разговоры отца и матери об увиденном в деревенских селениях и небольших провинциальных городах, а также беседы с приезжими гостями друзьями-литераторами – все работало на их согласие с позициями родителей. Обо всем об этом, можно только догадываться, т.к. в доступных средствах информации конкретно об этом встречаем мало. Но вот согласно логике и опираясь на научно-популярный фильм о музее Г.И. Успенского в Сябреницах (под Чудовом) и такие книги, как об Успенском: «Крутые повороты» А.Борина, «Глеб Успенский» С. Михайловой, или об Я.М. Гаккеле «Творцы и памятники» Р. Ярова, и другие – стало возможным иметь некоторое реальное представление о членах этого семейства.

 

К примеру, об Ольге Успенской узнаем следующее: «В мае 1897 г. на квартире у Гаккелей отпраздновали окончание института (Политехнического – авт.), хором пели: «А последний наш тост мы подымем за Русь…Гаккель рассказывал хорошенькой Ольге Успенской, сестре своего приятеля Александра по народническим делам, про профессора Миткевича и …машинах Сименса. Но в двенадцать у парадной двери сильно позвонили. Горничная испуганно позвала молодого барина. Яков вышел, и в прихожей околоточный ему вручил предписание, высылка в Пермскую губернию на пять лет». (Известно, что Александр Успенский и Яков Гаккель оказались друзьями по несчастью – подследственными за печатание в нелегальной Лахтинской типографии «Манифеста Маркса» для распространения его среди студенчества).Кстати, в 1896 году будущий архитектор всё же после окончания Института гражданских инженеров (ИГИ) в 1898 годубыл сослан в Черниговскую губернию. А Якова тогда сослали в Пермь, но он по собственной просьбе отправился в Бодайбо, что на р. Лене – на золотопромышленные прииски, где стал работать по специальности – инженером-электриком. Там Яков Модестович из импортных составляющих наладил высоковольтное электроснабжение первых в России электровозов. Ольга же, влюбленная в Якова, позже приехала к нему в Бодайбо на Ивановский прииск, где они и поженились.

 

Электровоз на Бодайбенских приисках, 1902 г

 

1901 год для молодой семьи Гаккелей был на редкость счастливым: родился их первенец Яшенька (Яков Яковлевич), а сам Яков Модестович написал и защитил свою дипломную работу на тему: "Трамвай на трехфазном токе". Для этого он ездил в Петербург в только что образованный Электротехнический институт, в который он был срочно переведен из Политеха. Как известно, эта тема в будущем им была реализована при проектировании и создании первого трамвайного движения в г. Санкт-Петербурге при проектировании тяговой подстанции, работая в фирме  «Вестингауз». Тогда Ольга Глебовна стала всё больше заниматься делами семьи, тем более, что в феврале 1903 г. в год их переезда из Бодайбо в Петербург она родила дочь Катю. А вот когда дети немного выросли, она с удовольствием приобщала их (к удовольствию их папы Якова) к его рукотворным «детищам»: проезду в вагоне первого трамвая, пущенного16 сентября 1907 г. или осмотру его первых отечественных самолетов (бипланов) в 1910 – 1912 гг. на Гатчинском аэродроме, что находился неподалеку от их дачи. Однажды ей даже пришлось обклеивать крылья самолета прочным материалом… А вот ещё событие. По-моему, не каждая супруга могла бы согласиться оторвать из семейного бюджета, свалившуюся на их головы, умопомрачительную премию (по тому времени) от фирмы «Вестингауз» в 6 000 рублей, которую Яков предложил использовать для рискованного предприятия – строить свои первые российские самолеты. И Ольга, сразу согласилась на это, целиком доверяя таланту мужа и нисколько не жалея о деньгах.
 
 
Русские инженеры в фирме Вестингауз, стоит справа Гаккель.
 
Первый трамвай в Петербуоге, 1907 г.
 
Гаккель у своего первого самолета в России, 1911 г.
 
Тепловоз Гаккеля, 1924 г.
 
Первый отечественный самолет в России постройки Гаккеля пролетел 24 (12) июня 1910 г. над аэродромном поле в Гатчине. А вот и другой яркий пример из дружной их жизни. В Советской России после событий 1917 г., страдающей от разрухи, голода, падения в бездну всех отраслей индустрии, в том числе продолжающегося разрушаться железнодорожного транспорта, уже в 1920-е годы стали не только грезить о возрождении страны, но появились и «мечтательные» идеи. Так, в 1921 г. Я. Гаккель решил самостоятельно построить первый магистральный тепловоз в нашем отечестве. Он добился его сооружения на Балтийском заводе в Петрограде. В этот период 1923 – 1924 гг., дочь Екатерина, уже став прекрасной девушкой, не только обозревала новое создание своего отца Якова Модестовича, но и принимала посильное участие в его создании. А начиналось всё тогда с того, что она приносила к сборочному стенду тепловоза – обеды, приготовленные заботливыми руками его жены Ольгой Глебовной. 5 августа 1924 г. – знаменательная дата! Тепловоз конструкции Гаккеля вышел из мастерской и проехался по заводским путям. Не сомневаемся, что кроме Екатерины Яковлевны на пробах этой первой поездки тепловоза находилась и счастливая Ольга Глебовна!
 

 

Вера Глебовна Успенская (Савинкова) (1877- 1942)

 

А вот негативная судьба старшей дочери Глеба Ивановича Успенского меня сразила наповал. Какие сложнейшие повороты на жизненном пути были ей уготованы… Воспитанница Бестужевских курсов, она под влиянием старшего брата Александра (1873-1907) стала увлекаться народничеством. Этому способствовало и то обстоятельство, что посетив квартиру художника большого друга её отца Н.А. Ярошенко (1846-1898), когда тот рисовал её портрет, она познакомилась с его племянником (сыном сестры Софьи Ярошенко) – Борисом Савинковым. Тогда Борис был ещё студентом Санкт-Петербургского Университета, но он уже познал бунтарский вкус. Это импонировало Вере. Уже вскоре, в 1898 г., они связали себя супружескими узами и через два года стали родителями сына и дочки (Виктора и Танечки). Но эта семейная жизнь однако ушла в прошлое. Далее следовали её беспокойные поездки:

 
1. К местам поселения мужа в Вологду в 1903 г., сосланного туда за революционную деятельность (однако он, не дождавшись отбытия срока, сбежал и подался заграницу); 
 
(На представленной здесь фотографии: сидит слева: Вера Глебовна, у неё на руках сын Виктор, рядом дочка Таня; справа – отец Савинкова Виктор Михайлович, потомственный дворянин; стоят: слева брат Веры - Борис, рядом Б. Савинков).
 

2. В Севастополь в 1906 г. – к месту заключения Савинкова в тюрьму, уже как руководителя Боевой организации Партии социалистов-революционеров, террориста и организатора терроров.

Здесь его ждал уже смертный приговор, но он осуществил дерзкий побег в Румынию. С этого времени. Савинков на много лет оставляет Россию и порывает с семьёй. В 1911 г. во Франциион стал заниматься литературной деятельностью, женился на Евгении Ивановне Зильберберг, от которой у него рождается в 1912 г. сын Лев. В дальнейшем - 16 (3) апреля 1917 г.он возвратился на родину, (здесь я хочу отметить мало известный факт, что вернулся он из заграницы в поезде, в котором вернулся и Ленин, с согласия вождя и уже как деятель революции – это следует из воспоминаний художника Ю.В. Анненкова: «Толпа ждала именно Ленина. Но - не я. …я пришел встретить Бориса Викторовича Савинкова (автора "Коня бледного"), который должен был приехать с тем же поездом… С трудом пробравшись сквозь площадь, Савинков и я, не дослушав ленинской речи, оказались на пустынной улице.»– автор). И он какое-то время действительно участвовал в революционных переменах, а затем встал на сторону Белого Движения и перебрался в Западную Европу. В 1924 г. Савинков нелегально перебрался в СССР, был арестован и приговорен к 10 годам тюрьмы. Раскаялсяв содеянных преступлениях и, терзаемый угрызениями совести, покончил с собой (7 мая 1925г.). 
 
Суд над Савинковым в августе 1924 г.
 
 

Начиная с 1925 г. и по 1934 г. Вере Савинковой (Успенская) пришлось неоднократно в письмах обращаться с просьбами к Екатерине Павловной Пешковой (официальная жена Максима Горького. Она, как правозащитник, возглавляла Политический Красный крест с 1922 по 1937 гг.) о материальной помощи, рожденных ею от Савинкова, детям: Екатерине и Виктору в счет гонораров за издание либо книг их отца, либо за издания книг их деда Глеба Ивановича Успенского.

 

М. Горький и Е.П.Пешкова, 1910-е годы.

 

Её брат, инженер-электрик Борис Глебович Успенский поддержал её своими письмами к Пешковой. Кроме того, Вере приходилось бороться за не выселение их семьи из собственной ленинградской квартиры на 101 км, из-за их ближайших родственников Б.Савенкова, причисленного, как выше сказано к рангу врага народа и их сына Виктора Борисовича Савинкова. Дело в том, что в 29 декабря 1934 г. его арестовали и сразу же расстреляли без суда и следствия в числе 120 человек заложников после убийства Кирова. Тогда же начались следственные действия и против мужа дочери Веры Савинковой – Татьяны Борисовны Савинковой. Речь идет о Борисове Георгии Александровиче, которого осудили и сослали в норильскую тюрьмуна 5 лет. Вскоре к нему на поселение приехали жена и дочка. Саму Веру Савинкову выселили в Малую Вишеру и чуть позже в Чудово с 1935 г. по 1940 г., с потерей в Ленинграде квартиры. Умерла в 1942 г. в блокадную зиму.
 
 
 
Норильская тюрьма-лагерь
 

 

Мария Глебовна Успенская (Кричинская) (1879-1943)

Мария была средней сестрой из трёх дочерей Г.И. Успенского. Она, конечно, находилась также под влиянием революционных идей старших своих родственников: сестры Веры и брата Саши, но, по-видимому, её благоразумие взяло верх и она как-то оказалась в стороне от их активных действий.

В 1903 г. Маша обвенчалась с молодым архитектором. Стефаном Кричинским (1874-1923). В этом деле (её знакомства с этим курчавым юношей) усматривается и некоторая доля участия её брата, все того же Александра. Оказывается, они одновременно учились и окончили Институт гражданских инженеров и были хорошо знакомы. А далее, согласно фантазии читающих эти строки, Саша каким-то образом их и познакомил. В 1904 г. у молодых уже появился на свет сын Глеб, через год – Борис, а ещё позже – дочь Ирина. После смерти Глеба Ивановича Успенского, Мария и её дети почти каждое лето выезжали на отдых на дачу в Сябреницы. В эти годы и здесь и в Петербурге Мария, более всех проникшаяся уважением и любовью к своему отцу, начинает работу с его бумагами: разбирает его переписку с литераторами, черновики изданных и неизданных его произведений и т.д. Уже с 1921г. она становится сотрудницей (ИРЛИ ПД) Института русской литературы Пушкинского Дома и работает в нем до 1929 г.
 
 
Здание Пушкинского дома в Лениграде, 1941 г.
 
 

Сразу заметим, что повторно она вернется в ИРЛИ и будет в нем снова разбирать раритетные бумаги и в 1932-1942 гг. (Кстати, в вестибюле ПД на мемориальной мраморной доске в память о погибших своих сотрудниках в годы Великой Отечественной Войны, высечено и имя этой скромной труженицы – М.Г. Успенской). В 1930-е годы она хлопочет перед советскими местными властями и обращается в Кремль к М.И. Калинину об открытии музея Г.И. Успенского в Сябреницах. С 1935 г. она становится его первым директором. Конечно, писать о Марии Успенской (Кричинской) и не упомянуть, хотя бы вскользь, о творчестве её талантливого мужа – невозможно. Их сын Борис Степанович отыскал около 100 творений С.С. Кричинского, и все они носят печать необыкновенного таланта зодчего. Перечислим лишь те его сооружения, которые украшают Петербург: 1.Федоровская церковь, построенная в память 300-летия Дома Романовых, на углу Полтавской и Миргородской улиц; 2.Соборная мечеть на Кронверкском проспекте; 3. Дом эмира Бухарского на Каменноостровском проспекте, 44-а; 4. Федоровский городок в Царском Селе и многие другие.
 
Федоровская церковь в честь 300-летия дома 
 
Татарская мечеть
 
Дом эмира бухарского, Каменноостовский пр.44-б
 
Федоровский городок в Царском Селе
 

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Капли Зеленина

Капли Зеленина я никогда не принимал, но мои тетушки: тетя Аня, баба Лиза бывало, их потребляли и довольно часто. В состав капель входили такие настои, как корень валерианы, красавки (белладонны), майского ландыша, а также мяты (ментола). Когда мой возраст перешагнул за 75-летний рубеж и по ночам стало тревожно спать, то я стал принимать модифицированный аналог капель Зеленина – капли Морозова (появились в 1960-х гг. Это тоже капли натурального происхождения, но в их состав были добавлены уже и искусственные компоненты, такие как – димедрол или корвалол) и естественно у них новое наименованием – валемидин. Из давней истории этих капель можно отметить, что мы обязаны их созданию, прежде всего, простому кардиологу, а позже – академику АМН СССР В.Ф. Зеленину (1881-1968). Где-то в 1920 годы врач Зеленин начал с успехом применять их в лечебной практике. Но в настоящем очерке речь пойдет не об этом заслуженном медике – Владимире Филипповиче, а о его однофамильце и тоже замечательном ученом – об этнографе Дмитрии Константиновиче Зеленине (1878–1954), как видим, они творили добрые дела примерно в одни и те же годы.

Подробнее...

Три сестры

Как-то вдруг вспомнилось, что работая над материалом очерка «Мои духовные отцы» в разделе об А.Г. Гаккеле, я узнал, что у его бабушки Ольги Глебовны, были сестры: Вера Глебовна и Мария Глебовна Успенские. Наверное, их мужья были также неординарными людьми, как муж Ольги Глебовны – Яков Модестович Гаккель.

 

Подробнее...

Статьи по датам

December 17
Mo Tu We Th Fr Sa Su
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31