Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 278
Печать

«Проклятые капиталисты» и многострадальный простой народ

Задумываясь над тем, что написано ниже, прежде всего, поражаешься какие же надо было иметь духовные и материальные средства, чтобы осуществить в короткие сроки строительство Особняка Кельха – этот истинный шедевр зодчества. Назовем необходимые условия для исполнения такого объекта: желание, денежные возможности и наиквалифицированнейшие кадры людских ресурсов. Все это в нужный момент необходимо было удачно сочетать без накладок. 

Прямо скажем, что в нашем конкретном случае существенную роль сыграл и «вечный двигатель», имя которому Юлия Ивановна Базанова – предпринимательница невероятной воли, энергии и капитала, который «прирос Сибирью», находясь во главе «домов, пароходов» и золотоносных приисков «во глубине сибирских руд». Она влилась в молодости в родословную семьи Базановых, которая уже как век «нещадно грабила» богатства Прибайкалья. Организованные ими старатели не роптали: они были при деле, сыты и одеты-обуты. Правда они не понимали, что основная прибыль от реализации добытого им золота шла как на реновацию производства, так и – на значительные благотворительные дела при Юлии Базановой. При ней стал преображаться Иркутск и Москва тоже много что поимела: лечебные и просветительские учреждения. Уже при преемнице всех своих дел – дочери Варвары Петровне, вышедшей замуж за Николая Кельха, капиталы от приисков стали вливаться в возведение перла Северной столицы – Особняк Кельха…. 

 

Родословная Базановых-Кельх

 

Просто необходимое пояснение

Когда-то в 1991 г. мне довелось написать в вузовскую многотиражку «Наш путь» небольшой очерк «Дом напротив» – о доме № 8, находящегося на четной стороне Московского проспекта, как раз напротив главного входа в наш институт. Инициатором этого первого в моей жизни литературного труда стал, бывший ректором до 1989 г., профессор Е.Я.Красковский. После ректорства его назначили Советником высшего образования по железнодорожным вузам при Конареве Н.С. – министре МПС. Тогда и «переехал» рабочий кабинет Красковского из здания, выходящего окнами на р. Фонтанку, в помещение, с окнами, выходящими на Московский проспект. Вот и заинтересовался он с виду ничем непримечательным старинным двух этажным домом, что находился напротив его нового помещения. Не могли бы вы, Лёня, узнать, что это за дом такой? – поинтересовался он однажды. Вот и началось моё бдение над очерком, т.е. – первый журналистский поиск. Накануне дня рождения Евгения Яковлевича, т.е. 14 марта 1991 г., мне доставило удовольствие вручить ему газету «Наш путь» в качестве подарка со статьей о Доме напротив …Скоро уже 30 лет, как я стал печататься и в газете «Наш путь», и в – «Октябрьской магистрали» и «Стреле» (газеты Октябрьской ж.д.) и в – «Гудке» (газета МПС, теперь РЖД)… А вот теперь и новая статья «Дом напротив-2», но уже на моем сайте, вызванная моей любознательностью и, в некотором смысле, – первооткрывательством. Замечу, что в этой моей визуальной информации интернета, подобных материалов более чем 150 наименований (с марта 2011г. по февраль 2019 г.).

Конечно, тема об особняке Кельха может быть весьма обширной, но она ещё никем не раскрывалась, как следует, ни с искусствоведческой стороны (архитектура фасадов и интерьеров), ни с позиций изучения жизнедеятельности его владельцев. Я также не претендую на всеохватывающий очерк по вышеуказанным темам и скажу более, что я здесь лишь остановлюсь на некоторых любопытных и дополняющих моментах, связанных с этим – «Домом напротив – 2». Да, а чтобы не забыть промелькнувшую в моем сознании мысль, сразу отмечут несхожесть содержания по сути двух, вроде бы одинаковых, по заголовкам очерков: «Дом напротив» и вот этого, готовящегося к публикации – «Дома напротив-2». Ведь в первом было представлено мною царство муз литературы, блеск ума её создателей. А во втором – ослепительная красота, невозможная без привкуса «золотого тельца» …

 

Статья «Дом напротив» в газете «Наш путь», 1991 г.

 

Рисунок П.Бореля к статье «Дом напротив»

 

«Вечный студент» Путейского вуза

Знакомясь как-то с содержанием копии рукописного журнала «Перекличка» №6 за 1958 г., изданного за рубежом, который подарил Музею ПГУПС доцент кафедры «Мосты» В.И. Ярохно, я прочитал воспоминания одного инженера-путейца, из числа рассеянных по всему свету. Из них я узнал такой факт, что в нашем вузе, оказывается, существовал в начале 20 века «вечный студент» по фамилии – Кельх. Ну, узнал и узнал, в то время (год, наверное, 1995) я об этой фамилии ничегошеньки не слышал, и в голову мне не приходили какие-либо мысли, что бы найти подробности об этой личности с немецкой фамилией. Теперь то, я знаю кое-что о его семье. Матерью его была Анна Амалия, а отцом – Фердинанд Каспарович Кельх – статский советник, барон, кавалер орденов Святых: Станислава (следовательно он и его семья вошедшие в дворянское сословие), Владимира и Анны; имел звание почетного гражданина Санкт-Петербурга. Всего у него было семеро детей: две дочери и пятеро сыновей: Николай, Александр и Сергей ( все они закончили Московский университет); Владимир –стал художником, а вот Михаил не пошел по стопам братьев-гуманитариев. Он поступил в 1904 г. в инженерный вуз – ИИПС (ныне ПГУПС). А это последнее утверждение не совпадает с предположением недавно вышедшего из тени хранителя семейного архива семейства Кельхов –Вазановых, коим явился почтенный 90-летний Сергей Иванович Сухоручкин. Его собрание фото фактов и комментарий к ним стало ограниченно доступным для историков-краеведов аккурат в 2018 г. . Однако конкретно им предложенная версия (с предположением об обучении Михаила в Московском университете) документально разрушается здесь, в этом очерке (копия списочного состава окончивших железнодорожный вуз – ИИПС, из которого следует, что Михаил защитил в нем диплом 24 декабря 1916 г.). Кроме того, автору этого очерка удалось, можно сказать, подпольным образом, найти фотографию как самого Михаила (в форменной тужурке 1916 г. выпускника Путейского вуза) из семейном «подпольного» архива Сухоручкина, так и фото его двух братьев – Владимира и Сергея и – их отца Фердинанда Каспаровича. Где - то промелькнуло в этом же архиве и фото приятеля Михаила –выпускника ИИПСа 1916 года – Яковлева Николая Ивановича (защита дипломной работы последнего состоялась 2 июня 1916 г.) согласно тому, что было указано на оборотной стороне его фото: «Яковлев, выпускник Института Инженеров Путей Сообщения»…. Помимо этого молодого человека вместе с Мишей Кельх в период с 1904 по 1911 г. (пока особняк находился в собственности Кельхов) некоторые студенты-путейцы с особым удовольствием посещали это прекрасное здание, раскрыв от увиденной красоты свои рты. 

 

Михаил Кельх в студенческой форме  ИИПС, 1916 г.

 

Сергей Кельх

 

Владимир и его отец Ф.К. Кельх

 

Методы обучения в ИИПС в период 1904-1916 гг. и не только…

Как обучался и учился Михаил Кельх на первых двух курсах в Институте. Во-первых учтем, что обучение в вузе (по Курсовой системе) было платным и многие нерадивые студенты из состоятельных семей могли учиться на каждом курсе по два года, а вот малоимущие – вынуждены были отчисляться из вуза. В 1906 году эту Курсовую систему обучения заменили на – Предметную. По новой системе студент сдавал последовательно, установленный учебной частью набор дисциплин и, таки образом, перемещался к окончанию обучения в вузе – т.е. к дипломному проектированию. Обнаружилось, что многие студенты подходили к финишу не за пять лет, а, как правило, за 7-8 лет, а то и за значительно больший срок, как М. Кельх «вечный студент» – за 12 лет. Понятно, что в их семье были большие деньги, что давало Михаилу возможность на второгодничество … Период с 1912 г. по 1916 г, связанный со второй мировой войной, заставлял Институт корректировать и методы обучения: исчезали некоторые второстепенные дисциплины, уменьшилось число выпускных экзаменов, а в 1915 г. их вообще отменили. Дипломный проект, состоящий из четырех разделов, уменьшился к 1916 г. до – трёх. Число студентов сократилось, т.к. около 400 человек ушли на фронт, и «платных студентов» держали, как «кормильцев» профессуры. Теперь несколько слов о списках с рейтингами дипломников после их защиты дипломов. Он складывался из суммы трёх средних оценок: по результатам экзаменов, всех практических работ и по оценке защиты дипломного проекта. Если в сумме они были выше 4-х баллов, то выпускнику присуждался Iразряд и в МПС ему присваивали чин коллежского секретаря, а при первом оформлении его на работе на объектах ж.-д. транспорта – он получал звание Инженера путей сообщения. Если в сумме эти баллы были ниже 4-х, то выпускнику присуждался IIразряд и ему в МПС присваивали чин губернского секретаря, а звание Инженера путей сообщения в МПС он получал по представлению той путейской организации, где он проявил себя в течение года. Но таких выпускников из сотни насчитывалось не более 5-7человек.

 

Список окончивших ИИПС в 1910-1930 гг.

 

Список защитивших диплом в 1916 г.

 

Наш Михаил Фердинандович Кельх получил сумму баллов 4,16 (без комментариев), а наивысший балл этого выпуска имел дипломник Протодьяконов М.М.- 4,78. Кстати, его послужной список весьма внушителен. Он за свою трудовую карьеру вырос от инженера-строителя до д.т.н., профессора кафедры «Изыскания и проектирование ж.д.» нашего ЛИИЖТа и Военного Транспортного Училища. Что касается М.Ф. Кельха, то о его судьбе после 1917 г. нам ничего не известно. Предполагают, что вся родня Кельхов эмигрировала в Париж, где еще в 1904г. обустроилась Варвара – хозяйка особняка Кельха, удрав от своего мужа Александра и своих двух дочерей: Юлии (от первого мужа - Николая, скоропостижно скончавшегося) и Лизы (от второго супруга, брата первого – т.е. Александра). Вот только последний каким-то образом затаился и прожил в Петрограде-Ленинграде до 1930 г. (конечно не в особняке Кельхов, который был продан ещё в 1912 г. (по другим сведениям – в 1914 г.? ) потомственному почетному гражданину Петербурга члену Совета торгового Общества взаимного кредита Ивану Михайловичу 10,11,12.Александрову). А «выдала» Александра, бывшего управляющего Бодайбенско-Витимских золотодобывающих приисков, его первая жена, уже вышеупомянутая Варвара Базанова (по мужу – Кельх). Она бывало посылала ему из Парижа денежные переводы. Это-то и оказалось подозрительным органам ОГПУ…. Вероятно, где-то в застенках тюрьмы или в лагерях для зэков и закончилась его жизнь… 

 

Навершия пилонов на парадной лестнице: Николай и Александр Кельхи

 

Варвара и Николай Кельхи

 

Вензель на лестнице Варвары и Николая Кельх

 

Коротко о фактах, связанных с особняком Кельх

– В 1896 г. здание на Сергиевской ул., 28 приобрело в народе наименование – особняк Кельха после его покупки за 300 000 р. у надворного советника Кондоянаки новой его хозяйкой – молодой главой представительницы семьи сибирских золотопромышленников Вазановых – Варварой Петровной (в замужестве – Кельх); 

 

Фото особняка Кельх до 1912 г.

 

– В 1896 – 1898 гг. была произведена перестройка этого дома молодыми амбициозными архитекторами В.И. Шене и В.И. Чагиным в стиле французского ренессанса, которую дополнил в 1898 – 1902 гг. архитектор К.К.Шмидт, создав, в свою очередь, в дворовой части особняка бесподобного вида его фасад и интерьеры помещений в нём в стиле неоготики . Для столовой были изготовлены многочисленные витражи в Риге в мастерской Э.Тоде на тему сцен рыцарских времен. 

 

Витраж – Николай  Кельх, 1898 г.

 

Витраж –Варвара Кельх, 1898 г.

 

Готическая столовая в особняке Кельх; 

 

– 1897-1898гг. во Флоренции скульптор Мария Диллон создала мраморные статуи «Утро», «Полдень», «Вечер» и скульптурный горельеф: композицию «Пробуждение весны» для 5-и метрового камина» парадного Белого зала; 

 

Статуи-аллегории: Утро, День, Вечер;

 

Камин в особняке Кельх

 

Белый зал

 

– В 1898 г. из Москвы в Петербург для особняка перевезли по железной дороге в специальном вагоне элементы беломраморной лестницы с аркадами, созданную в московской камнерезной мастерской Георгия Листа, выполненнуюв приемах ренессанса – эпохи Возрождения и отличающуюся богатством и причудливостью форм мраморных перил;

 

Фрагмент парадной лестницы

                                          

– В1899 г. из Флоренции по морю в Петербург перевозятся все мраморные изваяния и три из них установили в нишах стены вдоль парадной лестницы. – В 1901г. завершается монтаж мраморного камина «Пробуждение весны» в Белом зале.

– В 1903 г. архитектор Шмидт завершает возведение ажурного павильона в небольшом дворике и разбивает в нем декоративный мини-сад из вечнозеленых насаждений. 

 

Мини сад

 

– В 1904 г. Варвара Кельх переезжает в Париж и, как, оказалось, 

– прожила там вплоть до своей кончины в 1952 году! 

– В 1907 г. Александр Кельх закладывает особняк за 700 000 р. 

– В 1912 г. А.Кельх продает особняк И.М. Александрову. Тогда же предпринимательская деятельность Кельха обрывается и он продает англичанам золотодобывающие прииски и пароходство на реках Лена и Витим.

 

 

Карта Ленско-Витимского р-на золотодобычи  

 

Мария Диллон и её деятельность на ниве ведомства МПС и другое… 

Ещё 10-11 лет тому назад я не имел и понятия о женщине-скульпторе – Марии Львовны Диллон (1858-1932). Известны мне были: А.Голубкина, В.Мухина и В.Исаева. Ещё бы – пик известности М.Диллон пришелся на конец 19 столетия и, в первую очередь, как салонной ваятельницы. Но вот как-то, в начале 2008 г. в Музей ПГУПС, где мне довелось быть директором, заглянула хранительница Музея городской скульптуры Вера Викторовна Рытикова. Её интересом было отыскание следов деятельности скульптора М.Диллон в преддверии её юбилейной даты, а именно 150-летия со дня рождения ваятельницы, на благо железнодорожной отрасли.

 

Мария Диллон  за работой у памятника Комиссаржевской

 

В. Рытикова обратила моё внимание, что к торжествам по поводу 100-летия (1909 г.) нашего вуза, М.Л.Диллон вылепила макет для большой памятной позолоченной Юбилейной медали для дарения (награды) именитым гостям и профессуре ИИПСа, а её малую копию – вручали три или четыре года подряд дипломникам, оканчивающим с отличием наш вуз. Оказывается, заказ от МПС на изготовление этой медали был поручен нашему преподавателю кафедры архитектуры нашего вуза Е.Е. Баумгартену. Он отлично выполнил эскизы аверса и реверса юбилейной медали, но предложил исполнить лепку на медали профессиональному скульптору – Марии Диллон, что и было утверждено начальством и выполнено Диллон.

Нужно заметить, что на это решение Е. Баумгартена повлияло то, что еще ранее в 1900 г. для всемирной выставки Баумгартен и Диллон блестяще исполнили парадные сени для Российского павильона к открытию Всемирной выставки в виде строения из ажурных чугунных узоров каслинского литья. Итог – Хрустальный знак Гран-при и Большая золотая медаль исполнителям этой архитектурной красоты. А вот ещё раньше – после смерти министра путей сообщения в 1892 г. Гюббенета Адольфа Яковлевича, по решению МПС был водружен на его могиле памятник из: каменного столпа с бронзовым барельефом портрета министра и с богатым растительным украшением по всей высоте стилизовано обработанного столпа. Это было исполнено Марией Диллон. Так что в Путейском ведомстве очень хорошо знали эту ваятельницу… (Отметим, чтов застойные 1990-е годывандалы похитили всю бронзу на памятнике, включая и портретный барельеф. В 2012 г. по Программе приведения в порядок Новодевичьего кладбища в Петербурге, признанного в РЖД как железнодорожного, были приведены в порядок многие могилы и памятники, в том числе, и – министру Гюббенету А.Я.).

 

Медаль к 100-летию ИИПС, 1910 г..

 

Памятник министру  путей сообщения Гюббенету  А.Я. на Нводевичьем кладбище в СПб

 

И еще не маловажное замечание. Мария Львовна Диллон была первой дипломированной русской женщиной, окончившей Петербургскую Академию художеств. Училась она в АХ у скульптора Н.А. Лаверецкого на правах вольнослушательницы, т.е. допускалась до всех видов занятий, но без прав и привилегий обычных студентов. В 1888 г. она окончила обучение и за конкурсную работу «Андромеда, прикованная к скале» получила золотую медаль 2-го достоинства и звание классного художника. Первоначальные её работы относились к удивительной декоративной пластике и всегда отличались тщательностью проработок. Молодые архитекторы, создававшие прекрасное здание для четы Кельхов, сумели убедить хозяев особняка к приглашению тоже молодой Марии Диллон для выполнения скульптурного ряда (аллегории: Утра, Полдня и Вечера в стиле классицизма и фигур для Камина - украшений интерьеров особняка), да ещё не где-нибудь, а во всемирно известных мастерских Флоренции… Кстати, мы трёх скульптур «Утро», «Полдень», «Вечер» нынче не увидим в особняке. Славу богу, они из России не исчезли и экспонируются в Областном Художественном музее в г. Ростове -на- Дону. Никто не знает, как они туда попали. Очевидно в неспокойные времена революций 1917 года их пытались вывезти через Азовское и Черное моря заграницу, но что-то не сработало… Ростовчане эти мраморы очень оберегали и во время войны их спрятали, увезя в Пятигорск, а сейчас они снова в их музее, где не совсем понятна их логика размещения в экспозиции… 

Труд скульптораваятеля крупных скульптур из мрамора

Мария Диллон взялась за исполнение больших мраморных скульптур, прямо скажем, рискованным образом, т.к. опыта исполнения такого размера фигур в человеческий рост у неё было мало. Когда она получила такой большой заказ от А.Кельха по исполнению трех женских фигур и камина с горельефом в натурную величину, то согласилась на него с одним условием, что она будет выполнять их в лучших скульптурных мастерских Европы в городе Флоренции с помощью технологий их мастеров. На том они и поладили. Более двух с половиной лет она «вкалывала», как хороший строитель на стройке, работая и с глиной и с мрамором. Мрамор был каррарский - из местных каменоломен. Но на этой конкретике исполнения фигур Марией Диллон придется закончить, т.к. необходимо хотя бы в общих чертах поведать по вопросу; «Как трудно изготовляются большие скульптуры из мрамора?

Итак, прежде всего ваятелю необходимо:

1. Исполнить в мягком материале – глине в натуральную величину желаемую фигуру. Вначале на поворотном круге станка нужно прочно закрепить выполненный из металла (проволоки) каркас с «глаголем» – главным Г-образным стержнем, несущим всю нагрузку и проходящим обычно через спину фигуры, создаваемой из глины;

2. Подсохнувшую фигуру необходимо «одеть» в гипсовую сборно-разборную прочную оболочку;

3. После просыхания этой оболочки она разбирается и внутри её части промазывается водоотталкивающими: краской или столярным клеем.;

4. Затем в эту пустую, собранную и укрепленную оболочку заливается жидкий раствор гипса и по истечении времени, этот вынужденный «корсет» удаляется и получается гипсовая копия глиняной исходной фигуры;

5. Следующий этап состоит из самой главной части инструментальной пространственной аппроксимации (сканировании) твердой гипсовой фигуры специальными металлическими иглами, закрепляя ими характерные мертвые точки на фигуре;

6. Эти точки наносятся на мраморную глыбу и опытнейший мраморщик-резчик далее осторожно отсекает всё лишне с помощью специнструментов: троянки, скарпели и других.;

7. Наконец, производится отделка мраморной скульптуры рашпилем и рифлевками и в конце – шлифовка. Как видим процесс длительный, требует богатого опыта и терпения, а самое главное – требует недюжинных: смекалки и мужской силы… А пока скажем огромное спасибо скромной и талантливой ваятеницы, чей прах покоится на Смоленском кладбище. 

 

Скульпторы в мастерской 

 

Могила М. Диллон на Смоленском кладбище 

 

Об удивительном моменте из бытия семьи Кельх

Многим известно о богатейшей коллекции яиц фирмы Фаберже – ювелирной сокровищнице Российского императорского двора, находившейся в нашей стране до 1917 г. и насчитывающей 64 таких изделия – подарков Николая IIсвоим супруге и матери в дни Пасхальных празднований. Эта традиция шла от императора Александра III с 1885 г. и с началом активной деятельности в нашей стране французского ювелира Карла Фаберже. 

 

Карл Фаберже

 

Недавно стало известно, что вторым коллекционером (по численности подобного рода ювелирных изделий) являлось семейство Кельхов, у которых их было только – 7. Конечно, это несравненно мало против – царской коллекции, но если знать, что подобные шедевры изготавливались только для российского монарха, то этим всё и объясняется. Хотя исключения были в фирме Фаберже, которое изготовило всего подобных подарочных яиц в количестве 75 единиц. Но у представителей богатых кланов нашей страны (условно нами было включено и семейство Кельхов) встретим еще одно ювелирное яйцо – лишь в драгоценностях у Зинаиды Юсуповой да у некоторых богатеев, лично знакомых К.Фаберже, к примеру - Ротшильдов. А как же Кельх попал в число привилегированных покупателей пасхальных яиц известного ювелира. Версии известно две. По одной из них – протежировал перед Фаберже для семьи Кельх архитектор, строивший Кельхам восточное крыло их особняка – Карл Шмидт, состояший в родстве с Фаберже, являясь мужем его двоюродной сестры . По другой – тот же Шмидт мог познакомить Кельха с Фаберже для снабжения его фирмы поставками драгметаллов и каменьев с приисков Кельхов. Итак, Александр Кельх стал дарить эти чудо красоты и техники (ведь во многих изделиях размещались музыкальные мини-часы, заводные движущиеся мини-копии техники или иные сюрпризы) своей супруге Варваре Петровне к Пасхе в таком порядке:

1. «Курочка Кельха», 1898 г.;

2.Яйцо с панелями,1899 г.;

3. «Сосновая шишка», 1900 г.;

4. «Цветы яблони», 1901 г.;

5.«Рокайльное», 1902 г.;

6. «Бонбоньерка», 1903 г.;

7. «Шантеклер Кельха» (яйцо-часы), 1904 г. Затем супруги развелись и дары прекратились. 

Кроме знаменитых пасхальных яиц, у четы Кельхов были и другие ювелирные и выдающиеся по красоте и цене предметы, изготовленные фирмой Фаберже. Среди них было бриллиантовое колье стоимостью 35 000 рублей и серебряный столовый сервиз для Готической столовой их особняка на Сергиевской улице на 32 персоны.

А вот ещё удивительный факт, связанный с коллекцией пасхальных яиц Кельхов. Известно, что после беспорядков на золотых Ленских приисках в 1912 году, предприятия Кельхов пришлось продать (см. выше). Беднел Александр Кельх, да и Варвара, прихватившая ещё в 1904 г. все подарки от мужа, в том числе – пасхальные яйца Фаберже, вынуждена была постепенно продавать и их.Оказалось, что есть яйца ювелира Фаберже и во владении королевы Елизаветы II. И на сегодня она хранит два шедевра из императорской коллекции и ещё один, принадлежащий Кельхам. Последнее – «Яйцо с панелями». Высота изделия - 9,5 см, ширина – 7 см. Оно представляет собою яйцо, сделанное из желтого золота иотделанное двенадцатью эмалевыми панелями прозрачной зеленой эмали и непрозрачной белой эмалии алмазов. 

 

Яйцо с панелями 

 

Верхняя и нижняя секции яйца разделелялись на шесть групп полосами матового золота, украшенных рядами розовых роз из эмали с золотыми стеблями и прозрачными зелеными листьями. Полоса более крупных алмазов окружает яйцо в его самой широкой части. Вершина и донышко яйца окружены концентрическими кругами алмазов, золотых и зеленых эмалированных листьев. На вершине установлен медальон, имеющим инициалы B.П.K. (Варвара Петровна Кельх) под алмазом; а на основании яйца имеется подобный хотя и меньший медальон, показывающий дату – "1899" (дата его покупки). В 1920 г. оно было продано, в Париже фирме – « Ла Вииль Русси» («Российский город»). В 1933г. на Рождество его выкупил Король Англии Георгий V и подарил Королеве Мэри. В 1953г. оно был унаследовано нынешней Королевой Елизаветой II. Сюрприз внутри яйца – утрачен. 

 

Королева Англии Елизавета II

 

Вызывающий и удивление и восхищение архитектурный памятник... 

Многиеинтересующиеся историей архитектуры особняков и дворцов некогда столичного града Петербурга в большинстве своем не задают себе вопроса – как такая европейская красота города могла возникнуть всего за два века в «лапотной» России? Некоторые адепты договариваются даже до того, что город наш был привнесен на нашу грешную землю из… космоса и что феномен Петра I– это, подменённый в Голландии, западно-европейский деятель…. И т.д. и т.п. Но вернёмся к нашему конкретному памятнику, которому посвящен этот очерк. Как за 2-3 года была выполнена такая уникальная работа по экстерьеру и интерьеру такого замечательного здания, как особняк Кельха? Кое-что из создания уникальных объектов нами выше было освещено. А откуда взялись, работавшие в едином порыве: создатели лепнины всех без исключения наружных фасадов и внутренних помещений, позолотчики, паркетчики, мраморщики, специалисты по бронзовым многочисленным светильникам и по ковке решеток чугунных украшений фасада, жестянщиков по фигурным (например, шатрового типа) покрытиям крыш – и, главное – резчики по дереву? Откуда брался в огромных размерах песчаник для фасада здания, и «выдержанная» древесина разных пород: дубовая, ореховая, березовая и других – для больших резных отделок и деталей – встроенной мебели…? Известно, что в этот период в Петербурге расширялись дворцы и их дворцовые постройки, сооружалось активно много улучшенных домов и особняков. Кто же готовил для всех них, прямо скажем, – армаду мобильных и квалифицированных специалистов.? Возможно Строгановское училище (с 1860 г.) и Училище Штиглица (с 1880 г.)? Возможно. Но этот вопрос выходит за рамки данного очерка.

 

Училище Штиглица 

 

Строгановское училище

 

Музей скульптур под небом Флоренции

 

Центральная площадь во Флоренции

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Как отец инженера-путейца чуть не стал причиной дуэли Пушкина

Введение

В 2014 г. мною на моем сайте была опубликована статья «Среди исторических событий» об Александре Ефимовиче Люценко. Он являлся выпускником Путейского вуза 1826 г. и четверть века отдал на благо развития, в основном, речных путей сообщения. Затем, благодаря своему сильному влечению к коллекционированию монет (нумизматики), другую часть своей трудовой деятельности посвятил археологии и музейному делу, работая в Крыму, точнее - в Керчи. В конце того очерка были вскользь показаны и взаимоотношения Ефима Петровича (отца А.Е.Люценко) с А.С. Пушкиным. Совсем недавно мне довелось узнать более подробно об истории публикации Пушкиным перевода Е.П.Луценко поэмы немецкого поэта А.Виланда (а по сути, сказки-феерии) «Вастола». Не оставили меня равнодушным и драматические события, что последовали за этим. По новому для меня открылась страница деятельности Е.П. Люценко в литературно - организационном деле сохранения Истории Российской Словесности … Итак, читаем об этом и «вокруг этого» несколько подробнее.

Подробнее...

Польская тема

Первое общение с польскими студентами в ЛИИЖТе

Начало моих занятий в чертежном зале со студентами из Польши произошло в 1963 г. Знаю, что в наш вуз в послевоенный период стала прибывать молодежь из европейских стран социалистического лагеря и первыми в 1949 г. оказались посланники из ПНР. Вероятнее всего какими-то подспудными связями западные славяне (поляки) и самые восточные славяне (россияне), не смотря на соперничество и ревность, чувствуют какие-то древние родственные скрепы, особенно – простой народ.

Подробнее...

Статьи по датам

July 19
Mo Tu We Th Fr Sa Su
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4