Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 145
Печать

Стыд и позор мне, написавшему много очерков о тех, с кем учился в ЛИИЖТе и с кем работал в этом прославленном вузе, а о школьных однокашниках не оказалось ни строчки?! Хотя в очерке «Юность комсомольская моя» мною были вскользь названы ребята и девчата из 9-10 – х классов, школы № 2, среди них и тот, семейству которого мною было решено посвятить эту статью. Не скрою, что выбрал его не случайно – он, а это – Валентин Борхвардт – краса и гордость ленинградской школы, круглый отличник, словом личность. Хотя, что тут особенного: их всё же достаточно в нашем городе. А дело в том, что талантливое творческое окружение его семейства, в общем-то, родственников, о котором мне стало известно недавно – заставило меня взяться за «журналистское расследование». Итак, всё по порядку. 

 

Первый класс, 1948 г. Валентин сидит рядом с учительницей с задранной головой.

 

Родился Валентин 18 февраля 1939 г. в довоенном ЛенинградеВ период конца 1940 - начала 1941 г. вся молодая семья Борхвардтов оказалась на новых местах работы их главы, когда они переехали в Москву, а позже – в Казань. А у меня возник вполне законный, но прямо скажем, не очень-то корректный вопрос к Валентину при разговоре с ним по телефону:

– Вообще-то россиянам пришлось хлебнуть по полной чаше: миллионы погибших и разрушений, море горя. А ведь твой отец чистокровный немец: Герман Карлович Борхвардт и людей с такой фамилией арестовывали без суда и следствия, как до войны, так и после, а порой… 

– Да, да. За отцом «приходили» несколько раз, но его всегда отпускали… (об его отце поговорим позже).

Учились мы с Валентином первые восемь лет в одном классе мужской школы № 7, а затем мальчишескую часть нашего класса перевели в новую школу №2 и учились мы с 9 «Б» класса в школе вместе с девчатами. Хочу заметить, что рассматривая фотографию нашего класса, когда мы были ещё первоклашками, легко было отыскать в её центре лицо Вальки Борхвардта – оно было, как бы это сказать деликатнее: очень довольное собою, и выглядел он на ней этаким гогочкой. Я на этом фото тоже есть: примостился в нижнем ряду на полу с широко раскрытыми глазами в каком-то тревожном ожидании. Конечно, все это восприятие сугубо субъективное!? После расставания со школой в 1958 г. многие выпускники класса впервые снова встретились лишь через 10 лет в июне 1968 г. в здании школы.

 

Выпуск 1958 г.

 

Настроение у большинства было очень приподнятое: ведь все лучшее ещё маячило впереди. Мы делились первыми стартовыми впечатлениями, наконец-то, самостоятельной жизни. Не помню, чтобы я тогда общался с Валентином, хотя, по его воспоминаниям, он был на встрече, т.к. я из каких-то источников, после этого уже знал, что он отучился и уже пять лет преподавал на Биологическом ф-те нашего Ленинградского университета. (Сразу отмечу, как видит читатель, что информация, которую я здесь стараюсь изложить и ещё не раз мною впоследствии будет употребленная, извлечена из Интернета и из одного единственного, но продолжительного моего телефонного разговора с В.Борхвардтом в начале июня 2019 г.).

 

Здание Биологического ф-та Петербургского Университета

 

О личной жизни героя моего файла, мне известно то, что он, читая свои первые лекции еще в 1963-1964-х гг., отыскал в своем учебном потоке ту единственную девушку, что покорила его сердце и с которой они счастливо прожили уже более полувека. Той девушкой оказалась Наталия Михайловна Гергилевич. Во время нашего с Валентином того вышеупомянутого единственного часового телефонного разговора Наталья отсутствовала, а мне так хотелось узнать от неё, пусть и о дальнем, но знаменитом родственнике – архитекторе Рудневе Льве Владимировиче. 

 

Руднев Лев Владимирович

 

Конечно, как человек воспитанный, я начал с расспросов об их личных делах: о детях и внуках, увлечениями в прошлом и настоящем и т.д. Валентин кое-что неохотно мне рассказывал, но я его «провоцировал», подбрасывая подробности из своей жизни, и он в ответ постепенно из зажатого рассказчика стал более открытым в общении со мной. 

Наталья Михайловна Гергилевич – зоолог, историк Петербурга; советник дир. ГУП "Ленингр. зоопарк"; Президент общества зоологов нашего города; родители: Гергилевич Михаил Георгиевич; Петрова Нина Николаевна. Её муж - Борхвардт Валентин Германович; сын - Дмитрий (1966), геолог; образование и трудовая деятельность с: 1965 - ЛГУ, биол.-почвенный ф-т; с 1993 - Ун-т Санкт-Петербурга, спец-ть "Петербурговед."; Н.М. с 1993 – продолжает работать в Зоопарке – методист по работе с детьми, учен. секретарь, зам. дир. по науч. части, советник дир. (с 2003); разработала и внедр. прогр. систематич. эколог. воспитания школьников на базе зоопарка; инициатор и автор концеп. совр. зоопарка в Санкт-Петербурге на 2-х территориях; Пб.: публ. по проблемам жизни и развития зоопарка; Н.: медали "К 60-летию Победы", "Жителю блокадного Ленинграда", "К 300-летию Петербурга"; Почет. чл. Санкт-Петербург. союза ученых; чл. науч.-эксперт. совета при Ком. по культуре Санкт-Петербурга; увлечения: байдарки, путеш., природа, пение.

 

Гергилевич Н. М.

 

Тогда, я сообщил Валентину, что поддерживаю теплые отношения с нашей учительницей по Истории – Анной Дмитриевной Чепуриной, о которой он вспомнил с большой теплотой и, что она стала свахой для меня и моей жены Людмилы Алексеевны. Ей это было относительно просто осуществить, т.к. Людмила была её коллегой по школе №2 (хотя и моложе её на 25 лет) и преподавала математику. Мы даже подружились семьями. Замечу, что на моем юбилее в честь 75-летия в ноябре 2015 г. Анна Дмитриевна в свои 93 года была не только самым почетным гостем, которая первая по праву произнесла замечательный тост, но и живо интересовалась содержательной стороной каждой личности нашего празднества. Вот уже 45 лет подрят 15 марта в день рождения А.Д. мы спешим лично поздравить свою сваху: так отметили её 97-летие в марте 2019 г. Часто бывала на её дне рождения и одна из учениц нашего 10б класса Лида Неустроева, но Валентин Борхвардт её не вспомнил. 

 

А.Д. Чепурина, моя учительница по Истории, 1958 г.

 

Вставка первая

Теперь несколько слов о Льве Владимировиче Рудневе (1891-1967)

Биография этого мэтра архитектуры должна быть известна любому образованному человеку нашей страны, если бы даже Л. Руднев и создал единственный шедевр – МГУ, который он возвел в 1949-1953 годах. Справедливости ради, надо заметить, что вообще-то разработал проект МГУ известный на то время не менее заслуженный зодчий Иофан Борис Михайлович. Из-за разногласия Иофана с самим Сталинымо месте расположения МГУ на Воробьевых горах, вождь страны отказался утверждать уже полностью готовые чертежи проекта и назначил Л.Руднева новым главным архитектором этого грандиознейшего сооружения Европы.

 

Руднев у макета МГУ

 

Награждение действительного члена Академии Архитектуры СССР Руднева Сталинской премией за работу в 1949 г. было осуществлено по выбору Л.Берия. Однако это реально не отражало суть: таким же образом были награждены многие архитекторы лишь за их намерения или эскизные проекты, т.к. надо было «вдохновить» элиту приближенной к власти интеллигенции на интенсивную работу!? Всё это не умоляет невероятно гигантского труда, что проделал Лев Руднев при сооружении МГУ за 5 лет: применение новых строительных материалов и конструкций, использование современных технологий и производство работ, создание тысячной армия строителей всех направлений. Недаром возникло много легенд и слухов об этой стройке… Необходимо было знать и использовать фундаментальные инженерные расчеты классиков строительной механики и сопротивление материалов (а это, прежде всего, использование трудов потрясающей когорты ученых из Института инженеров путей сообщения конца 19-го – середина 20-го столетий: Белелюбского Н.А., Проскурякова Л.Д., Тимошенко С.П., Беляева Н.М., и многих других). 

 

Белелюбский Н.А.

 

Проскуряков Л.Д.

 

Тимошенко С.П.

 

Беляев Н.М.

 

Но меня же интересовали архитекторские проекты и постройки Руднева в Ленинграде в предвоенные 20-е – 30-е годы, их мало, но они были значимыми для города на Неве:

1. Пропилеи при въезде в Смольный;

2. Памятник жертвам – героям Октябрьской Революции (на Марсовом поле);

3. Главное здание Текстильного института на Б. Морской;

4. Дом Культуры имени Орджоникидзе на Б. Проспекте В.О.;

5. ДК Выборгской стороны. 

В этот период от властей города он добился получения большой квартиры-студии на ул. Салтыкова Щедрина, 17 (до Революции и ныне именуемой, как – Кирочная). Дом этот состоял из двух половин. Более старая – выходила фасадом на Кирочную, построена в 1857 г. , фасад её обновлялся в 1908 г.. Здесь в квартире №12 до революции был частный пансион для мальчиков. С 1924г. по 1942 г. годы здесь жил и работал Лев Руднев (Об этом гласит памятная доска, открытая в 1989 г. на этом доме). В 1942 г., в блокаду его эвакуировали, а после войны он окончательно поселился в Москве. Мастерская же в Ленинграде долгое время всё ещё числилась за ним, и он использовал своё влияние, чтобы помочь своим коллегам и родственникам, живших в стесненных жилищных условиях. Так, в огромном помещении появилось 5 квартир, где поселились три семьи ленинградских архитекторов и две – родственников самого Руднева, В одной из которых стали жить молодые БорхвардтыСтепень их родства с Л.Рудневым точно не установлена (будем считать это одной из семейных тайн, хотя в интернете промелькнуло, что он доводился дедом жены Валентина Борхвардта – Натальи Гергилевич!?). Если память о «Знаменитом родственнике» увековечена в во многих его архитектурных шедеврах (а самые выдающиеся его деяния здания МГУ и Дом Дружбы в Варшаве), и захоронение его на Новодевичьем кладбище в Москве) (позже подхоронена его вдова – Мария Михайловна Руднева, 1891-1967) – имеют статус, как «Память народная», то о следующем персонаже нашего повествования этого не скажешь (пока...).

 

Пропилеи Смольного

 

Мемориал на Марсовом поле - Жертвам революции

 

Дом на Кирочной, 17

 

Мемориальная доска Рудневу  в Петербурге

 

Варшавский Дворец науки и искусства

 

Из диалога Валентина Бохварда (В.Б.) со мной по телефону об интересе его жены к героической гибели её отца. 

Я: Из Интернета я узнал, что отец твоей жены Гергилевич Михаил Георгиевич погиб в 1941 г. 14 сентября под Красным Селом, но, что ей неизвестно точное место гибели или место его захоронения. По случайному совпадению и мой отец Коренев Иван Васильевич погиб на один день раньше – 13 сентября 1941 г. и тоже у Красного Села близь Ленинграда. Об этих событиях можно прочитать в моем сайте Korenev.org статью «А в небе кружили журавли», взгляните её с Наташей…

В.Б. – Да, это представляет большой интерес для Наташи. Подскажи ей, как надо действовать по поводу поиска более подробных данных о месте гибели и захоронения её папы…

Вставка вторая

О Михаиле Георгиевиче Гергилевиче

Кстати, в Интернете мною прочитаны многие страницы писем М.Г. Гергилевича, переданных его дочерью Натальей Михайловной в редакцию к 70-летию Победы для публикации в сборнике воспоминаний о Великой Отечественной войне, изданных в Лениградской Консерватории. Из этого материала стало известно, что её отец, музыковед, окончивший это музыкальное заведение, учился на «Историко-теоретическом» факультете. Сейчас трудно отыскать то место, где располагалась долговременная огневая артиллерийская установка (ДОТ) с командой красноармейцев, но известно, что он находился в 1-ой роте Народного ополчения-265 батальона, в компетенцию которого входило обеспечение комплектации дотов и ведение военных действий. Далее, ведь кто-то установил, что прямым попаданием вражеского снаряда дот, был стерт с лица земли, где находился и мл. сержант Гергилевич, о чем и было сообщено соответствующим инстанциям… Вероятно, фамилии и Вашего и моего отца нужно искать на Памятных стелах в самом Красном Селе или в близлежащих поселках (а пока мне известна лишь одна мемориальная доска и то лишь – внутри здания Петербургской Консерватории в память о 52 погибших в ВОВ, где десятый в нем – Гергилевич М. Наверное, в приближении круглых дат со дня рождений: Наталии Михайловны (6 ноября 2019 г.) и моего (12 ноября 2020г.) есть повод познакомиться очно, поговорить и об отцах наших… 

 

Мемориальная доска в Консерватории

 

И ещё немного о биографии М.Г. Гергилевича. Родился он в 1907 году в Феодосии. Его мать Вера Матвеевна Гергилевич была начальницей частной женской гимназии Феодосии. В 1918 году после смерти матери Михаил остался сиротой и его воспитывал дядя. В возрасте 14 лет Михаил уехал в Ленинград, где поступил в музыкальный техникум. Позднее окончил Ленинградскую Консерваторию, а в 1939 году окончил аспирантуру.

 

Петербургская консерватория

 

В 1940 году первым в истории Ленинградской Консерватории защитил кандидатскую диссертацию на соискание степени кандидата искусствоведческих наук. После успешной защиты остался преподавать как доцент и к.и.н. при родной ему Консерватории. В августе 1941 г. ушел добровольцем на фронт и погиб 14 сентября, находясь под Ленинградом на передовой, как младший сержант 1-й роты отдельного пулеметно-артиллерийского батальона под Красным Селом у Таллиннского шоссе. У него остались жена Нина Николаевна Петрова (1918-1986), окончившая Консерваторию по направлению – фортепьяно и преподававшая многие годы в школе музыку… и двое детей. Одна из них дочь Наташа, которая стала впоследствии супругой героя нашего повествования Валентина Борхвардта, любила петь под аккомпанемент мамочки. Мне думается, что выйдя замуж, Наташа решила не менять свою фамилию в память о своем героическом отце – М. Гергилевиче… 

 

 

Интересна будет и подробность…

Большая группа студентов и педагогов Ленинградской консерватории была зачислена в 265-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон – 265 опаб, в том числе и М. Гергилевич, погибший 14 (?) сентября. (Мною визуально исследована карта с положением (в динамике) линии юго-западной части фронта вокруг г. Ленинграда на сентябрь 1941г.

 

Линия обороны у Кр. Села и дислокация на ней 265 опаб

 

 

При внимательном рассмотрении установлена линия соприкосновения 265 опабс противником - это район ограниченный: с зап.-вост. направления: от Кипени - Дудергофа, а с сев.-южн. направления от Ропши - Скворицы. Вот в этом условном квадрате и должно  zнаходится место гибели младшего сержанта М.Гергилевича (Дата его смерти несколько иная, чем 14.09.1941, а именно: где-то 9-12 сентября. Это следует из дней произошедших сражений в районе с. Русско-Высоцкое. Тогда соотношения сил воюющих сторон было не в пользу наших бойцов. Судя по огромным и несоизмеримым возможностям противника, уничтоживших ядро 265 батальона – два дота и десятки других, оказывавших неимоверное сопротивление танковым соединениям на Таллиннском шоссе – бои закончились утром 12 сентября, когда кругом все малые доты были уничтожены и только эти два дота ещё наносили фашистам урон). 

 

В конце всего этого моей статьи представлены некоторые материалы из Интернета для семьи Н.М. Гергилевич о (в о з м о ж н о м !?) месте героической гибели Михаила Георгиевича Гергилевича в боях у поселка Русско-Высоцкое 9-11 сентября 1941 г. Требуется поиск – переписка по Е-мейлу её, как дочери Михаила Гергилевича (или внука) с  п о и с к о в и к а м и, где есть Музеи ВОВ хотя бы из Лаголовской школы соседней с с. Русско-Высоцкое: их ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  или Русско-Высоцкой школы и их электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.   

В состав батальона также вошли рабочие заводов, учащиеся ремесленного училища № 1, артисты и работники Театра оперы и балета имени С.М. Кирова, студенты ЛИИЖТа (Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта), ЛИТМО (Ленинградского института точной механики и оптики) и другие. После нескольких недель обучения батальон был отправлен на передовую в район Красного Села. В четырех его ротах и подразделениях к началу сентября насчитывалось 1 200 человек. Рубеж, который занимал 265 опаб, тянулся на 15 километров, таким образом, приходилось менее ста человек на километр фронта... (Понмарева Е.А. К 70-летию начала Великой отечественной войны, в книге: «ЛЕНИНГРАДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»)Прим.: Мариинский театр, Консерватория, ЛИИЖТ и ЛИТМО попали в одну Группу «подготовленцев» - защитников Ленинграда, т.к. все они располагались в Октябрьском р-не города. В данном контексте отнесем эти сведения к Михаилу Гергилевичу.

 

Теперь об отце Валентина Германовича – Германе Карловиче Борхвардта 

 

Моменты из жизни Германа Карловича Борхвардта 

Годы жизни Борхвардта Г.К.: 30.08.1912. – 15.07.2008. Коренной петербуржец. После окончания средней школы Герман Карлович получил высшее образование в ЛИИ ГВФ, т.е. в Ленинградском институте инженеров гражданского воздушного флота (во всех справочных материалах - слово «воздушного» - отсутствует и можно предположить: «водного»…). Учился он по специальности, очень востребованной в то время в стране и в мире – «Радиотехника и приборостроение в авиации» с 1934 г. и окончил вуз в 1939 г. Интересно, что ЛИИ ГВФ связан с Петербургским Институтом Путей Сообщения (мною о последнем вузе будет напоминаться в очерке ещё не раз, т.к., окончив его, я стал фанатическим его приверженцем), т.к. стал преемником его факультета « Воздушные пути сообщения», возглавляемого энтузиастом профессором Н.А. Рыниным с 1924 гПервым начальником (ректором) ЛИИ ГВФ был крупный в то время партиец, соратник С.М. Кирова – Мациевич Владимир Иванович (1896-1938), с которым они вместе неоднократно ездили на стройплощадку, где возводились аэропорт Ленинграда и Комплекс ЛИИ ГВФ с учебными корпусами и студгородок. Ниже приведен фрагмент одного из зданий той далекой поры:

 

 

 

Здание Института инженеров Гражданского воздушного флота 

Администрация аэропорта, Дом культуры. Пилотов ул., 18.

 Архит. :

Майзель Г. В.Цейтс Е. В. Карамышев Б. Я.

 Год постройки:

1930-1933 


 Стиль:

Конструктивизм

 

Тут планировались сооружение по периметру большой площади: авиагородок с общежитием для студентов; здание современного аэровокзала; жилые здания для проживания сотрудников аэропорта и их семей. Многое было построено, многое было разрушено в войну, многое не было сооружено.

После убийства Кирова, незаметно полетели головы и его единомышленников… в их ряду оказался и Мациевич, которого выслали в Среднюю Азию, а в 1938 г. – расстреляли, а позже в 1950-ые гг. его реабилитировали… (Замечу, пока недалеко оторвался от первого авиационного вуза нашей страны: в статье «Из истории высшего авиационного образования в России» из «Справки о МАИ» показано полное н е з н а н и е этапов развития даже крупными специалистами, мнящими себя историками российской авиации и подготовки для неё инженеров. А, ведь оно начиналось в Петербурге и частично при Киевском Политехе, а Москва припоздала в этом деле). Что касается Борхвардта, то в июле 1939 г. его направили на работу в качестве инженера по своей очень востребованной специальности в один из Красноярских авиаполков №217 (Енисейская авиагруппа). Здесь приводится копия одного из любопытных документов того времени и фотография Борхвардта Г.К. 

 

 

Борхвардт Г.К. - инженер авиационного полка, 1939 г.

 

Самолет Г-1 в Енисейском авиаотряде, 1939 г.

 

Партийная характеристика на Борхвардта Г.К. г. Красноярск 1940 г. 

Борхвардт Герман Карлович рождения 1912 года по соцпроисхождению из рабочих, по соцположению служащий, член ВКП(б) с 1933 года, партбилет № 1149650, на учете в Парторганизации состоит с июля 1939 года. Работает инженером – электриком отдела связи и сигнализации авиагруппы. Политически развит хорошо. В политической и общественной жизни Коллектива активен. Состоит членом партбюро и в лекторской группе. Над повышением своего теоретического уровня работает. «Краткий курс истории ВКП(б)» с привлечением первоисточников изучает самостоятельно. За время пребывания в партийной организации проявил себя как преданный делу партии Ленина - Сталина и социалистической Родине. В личной жизни и быту этичен. В коллективе пользуется авторитетом.

Секретарь партбюро Наркевич 

КГКУ «ГАКК» Ф.П.-145.Оп. «.Д.2. Л.1». Подлинник. Машинопись 

 

Есть предположение, что во время Великой Отечественной войны, Борхвардт Г.К. был переведен начальником на Испытательно-Пересылочный аэродром «Борисоглебский» при Казанском самолетостроительном заводе, для обеспечения безотказной электросвязи самолетов (ПЕ-2 и ТБ-3), создаваемых на нем. Также в его ведении был и контроль надежной работы электрической связи лендлизовских самолетов. До сих пор сын Германа Карловича – Валентин помнит, как они с мамой жили на этом аэродроме. Этот багаж знаний позволил ему в начале 1946 г. в Ленинградском институте инженеров авиационного приборостроения (ЛИАП) быть избранным на должность декана факультета «Радиотехника, электроника и связь».

 

Лендлизовские самолеты на Борисоглебском пересылочном аэродроме, 1942 г. 

 

Фрагмент аэродрома «Борисоглебский» (современный вид).

 

Приятно вспомнить о дружеских взаимоотношениях ЛИИЖТа и ЛИАПа: оказывается в этот период ректором ЛИАПа был выпускник ЛИИЖТа-ЛЭТИИЖТА. Ф.П. Катаев, удивительный человек. Очевидно, он и коллеги ЛИАПа не ошиблись в выборе такого декана, в должности которого Борхвардт проработал 25 лет. 

Кстати, напомним, что Катаев привлек в ЛИАП для работы таких профессоров ЛИИЖТа-ЛЭТИИЖТА, как П.Н. Рамлау и В.Н. Листов, которые на высоком уровне читали лекционные курсы и консультировали научные разработки. Эти ученые в 30-е гг. прошли великолепную школу Нижегородской радиолаборатории (НРЛ) – первый высококлассной советский научно-исследовательский центр в области радиотехники.

Не забудем и благожелательное отношение Борхвардта-старшего к одноклассникам его сына Валентина, которые поступали в ЛИАП: это были Демьянова Нина и Пирогов Юра. Другой пример. Даже упоминание моего брата Сергея (при решении вопроса о переводе его из ГИДРОМЕТа в ЛИАП) о том, что его сын Валентин учился в одном классе со мною) смягчили «грозного» декана, и вопрос был улажен положительно.

 

 

Нижегородскаярадио лаб, 1924 г.

 

Казус или норма

Когда мой брат Сергей учился на втором курсе в ЛИАПе на вечернем отделении Факультета «Радиотехники, электроники и связи» в начале 1960-х годов, то его озадачило то, что на вывеске деканата было указано: «Декан Факультет Радиотехники, электроники и связи, доцент Борхвардт Герман Карлович». Тогда же он задал мне вопрос и ответ одновременно, что у Борхвардта не было никакой научной степени, но он носил звание - д о ц е н т а ? В то время ответа на это вопрос я не смог дать. Лишь позже я узнал подробнее об иерархии в научной среде присуждения или присвоения этих ученых титулов. Поэтому вполне возможно, что на каком-то этапе Герману Карловичу согласно Положению об ученых званиях, как специалисту-практику высокой квалификации и было, присвоено звание д о ц е н т а, причем, пожизненно. И это считается и на сегодня нормой!
 
 

 

Однако этот вопрос недавно мною доработан. В самом деле, такой крупный ученый не мог быть без учебно-методических и научных трудов по своей специальности. И вот, приложив несколько усилий, мною были обнаружены в научно- технических библиотеках МАИ и ЛИАПа несколько таких трудов уже к.т.н. Германа Карловича Борхварта: 1. Руководство к лабораторным работам по навигационным устройствам. М,1963 г.; 2. Учебное пособие по радионавигационным устройствам - 1,2,3 части, Л, 1964-1965 гг. 

Заметим, что у его сына Валентин Германовича не было такого варианта, как у его отца. Его карьерная лестница классическая: очный аспирант (1963-1966), ассистент (1966-1967), доцент (1967-1986), профессор, зав кафедрой (1986-2014). Однако отметим, что сменивший Борхварда, нынешний заведующий кафедрой Г.О.Черепанов, хотя и отмечал на 75-летии В.Г. Борхвардта его большую общественную деятельность, но всё же она была вся сосредоточена в пределах его научной компетенции. Ни профсоюзной, ни партийной работой он не занимался. Возможно его увлечение байдарочными походами, с вовлечением сотрудников кафедры и факультета в «Байдарочную академию» – можно смело назвать общественным делом. Известно, что помимо главного научного вопроса – изучение скелета позвоночника животных, Валентин с интересом изучал материалы в смежных областях палеантологиии и других смежных областях науки, связанных со своей основной научной темой. Им опубликовано 60 научных статей и 2 монографии. 
 
 
 
В.Борхвардт делает доклад
 
 
В байдарочном походе чета Борхвардтов
 
 
Вставка третья

О: Гнесиных, Г. Гнесине, М.В.Рудневой, Е.Г. Гнесиной-Рудневой

Григорий Фабианович Гнесин (1884, Ростов-на-Дону – 1938, Ленинград) – русский и советский певец, драматический актёр, писатель, поэт и переводчик, библиофил и просветитель. Он младший брат Михаила, Евгении, Марии, Елены, Елизаветы и Ольги Гнесиных – создателей уникального музыкального образования в России.Займемся же подробнее Григорием: родился 5 июня 1884 года, окончил Ростовское реальное училище. С 1902 года учился в Петербургском  Технологическом институте как химик, также был студентом в университетах Дармштадта и Женевы...

 

Гнесин Г.Ф - муж сестры Л.Руднева

 

Сестры Гнесины

 

Братья Михаил и Григорий (справа) Гнесины с мамой

 

По его собственным воспоминаниям, относящимся к 1918 году он указывает, что первой его семьей была гражданская жена Потемкина Анастасия Михайловна, 32-х лет и сын Сергей, 9 лет. Второй и уже официальной женой Григория Гнесина в 1919 стала Мария Владимировна Руднева (1888, Новгород - 1942, Ленинград), т.е. родная сестра рассмотренной выше персоны - архитектора Льва Руднева. У Марии и Григория был один ребенок – дочь Евгения Григорьевна Гнесина (1921-2014), кстати, оказавшейся в 21 веке последней прямой представительницей семейства Гнесиных.

 

Елена Гнесина

 

Начиная с 1920 г. в Петрограде – Ленинграде Григорий Фабианович преподавал пение для детей и писал для них музыку, выступал как певец, переводил итальянские песни, работал на радио, где вел передачу «Дядя Гриша рассказывает», заведовал нотной библиотекой Ленинградского радиокомитета. Завзятый библиофил, он собрал большую музыкальную библиотеку, которую подарил Ленинградскому радио. .. Заметим, чтоего жизнь и творчество позже оказалось под запретом… И всё же известно, что он в 1903-1905 находился в Италии, совершенствовался в вокале, играл в передвижных труппа "del arte". Его учебе в Петербургской консерватории помешало участие в революционных событиях 1905 года. Его сослали сначала в Вологодскую область, затем в Финляндию. Вернувшись в Россию, участвовал в различных любительских и профессиональных спектаклях как драматический артист. В 1910 г. находился в Крыму, Алуште, Москве, Петербурге. Тесно общался с Вс. Мейерхольдом, К. Чуковским, и В. Маяковским (нарисовавшим его шаржированный карандашный портрет в Финляндии, в Куоккале). 
 
В октябре 1916 г. Григорий Гнесин определился на должность агента в хозяйственный отдела» Управления работ по постройке Мурманской ж.д.. В 1917 г. новая ж.д. возложила на него поручение по организации на ней школ. С 1 апреля 1918 г. он уже заведующий театральным отделом этой ж.д.и создает Театр…и работал как в нем, так и на театральных подмостках Народного театром драмы. В пору репрессий вноябре 1937 г. Григорий Гнесин по ложным обвинениям был арестован, а 4 февраля 1938 г. был расстрелян. Все его имущество было конфисковано, а семья выслана в Башкирию. Его супруге Марии Владимировне и дочери Елене вскоре удалось вернуться в Ленинград. М.В. в девичестве окончила Бестужевские курсы, а потому смогла работать в двух этнографических музеях Ленинграда – Народов мира и Народов СССР. Преподавала также естествознание в Финансово-экономическом институте, умерла в блокаду в 1942. Её дочь Елена Григорьевна стала собирателем материалов, как о матери, так и о своем отце Г. Гнесине. В 1947 г. она окончила в Москве Театральное художественное техническое училище и несколько лет преподавала в нем. Квартира Елены Григорьевны постепенно превратилась в Музей-квартиру Гнесиных.
 
 
Музей квартира Гнесиных
 
Несмотря на преклонный возраст (далеко за 90 лет), она оставалась последним носителем культуры всего семейства Гнесиных, давших России истинно профессиональное узыкальное образование – от создания школы, училища, техникума и наконец, вуза, носящее название: Российская академия музыки имени Гнесиных. В разные годы учебных заведений, носящих имя Гнесиных, окончили известные ныне музыкальные деятели, такие как: Арам Хачатурян, Тихон Хренников, Микаэл Таривердиев, Людмила Зыкина, В. Федосеев, И. Кобзон, Д. Тухманов, А. Градский, Л. Казарновская и другие.
 
 
У Российской Академии музыки им. Гнесиных
 

Эти мои изыскания о родственниках и близких семейства Борхвардта, позволяют мне заключить: как богато оно своим умом, талантами и нравственностью, на которых зиждется наша страна и её здоровый дух. Спасибо вам всем за это!

***************

Ниже, как и было обещано: Приложение специально для Натальи Михайловны Гергилевич

1. О поле боя 265 опаб в Русско-Высоцком, куда мы поедем 18 июня. Баир Иринчеев — Live Journal 15 June 2011

Из воспоминания А.Ф. Кузьмина (1925-1983), добровольца 265-го ОПАБа
Только два дота (наш и соседний), даже уже оказавшиеся в окружении, продолжали вести огонь, не давая гитлеровцам продвигаться по Нарвскому (ныне Таллиннскому) шоссе.

В наш дот (гарнизон из 11 бойцов- прим. Автора сайта), названного позже – дотом Паши Филимонова и взятого под шефство Русско-Высоцкой школой ударило словно гигантской кувалдой. Потом еще, еще. Гитлеровцы выкатили орудие правее церкви и открыли стрельбу прямой наводкой. Мы не могли отвечать: орудие стояло вне сектора обстрела нашей пушки. И вот вражеский снаряд угодил прямо в амбразуру. На какое-то время наступила тишина. Слышались лишь стоны раненых. Как никогда раньше, ощущалось биение сердца, удары его глухо отдавались в ушах.

Ночью, пока мы отдыхали, Алейников выходил на разведку и обнаружил, что у дота гитлеровцы есть, правда, только со стороны амбразуры.

Молча смотрели мы на командира. Алейников низко склонил голову. Потом окинул нас взглядом и произнес:
— Что дальше будем делать?
Было не совсем ясно, задает ли он этот вопрос нам или просто вслух размышляет. Кто-то предложил:
— Если не пробьемся к своим, будем партизанить... Алейников повернулся к раненым. Без слов было ясно: взять их с собой невозможно и оставлять нельзя... Старший лейтенант подозвал меня и Уткина.
— Надо пробраться в Телизи, — сказал он, — разыщите штаб батальона и доложите обо всем, что здесь произошло.
Николай Вахрушев вызвался идти с нами, Алейников ответил:
— Пойдут двое. — На минуту задумался и спросил: — А кто из вас моложе?
Выяснилось, что Уткин немного старше восемнадцатилетнего Вахрушева.
— Самые молодые и пойдут.
Старший лейтенант протянул Вахрушеву карабин, мне противотанковую гранату.
— В случае чего знаешь, что с ней делать! Он не забыл снабдить нас пайком НЗ и касками. В доте осталось семь человек, из них четверо раненых. Вооружение — два карабина, две противотанковые гранаты да наган командира. Было еще немного бронебойных снарядов и несколько ящиков снарядов меньшего калибра от старой зенитной пушки. Вот и все...
Командир по-отцовски обнял нас и тихо открыл тяжелую, бронированную дверь... Вспомнилось мне, как еще совсем недавно я разыскивал квартиру Льва Антоновича Алейникова на Большом проспекте Петроградской стороны, чтобы вручить пакет из штаба батальона. Я видел его тогда с дочуркой, которой только что исполнился год... Уходя из дота, я был убежден, что мы с Вахрушевым получили важное задание. Теперь я не могу с полной уверенностью сказать, была ли в этом необходимость или Алейников просто решил дать возможность нам, самым молодым в гарнизоне, остаться в живых. Вероятнее всего, что наш командир не сомневался в трагической участи остающихся, и ему хотелось, чтобы мы, так мало пожившие на свете, уцелели!
Осенью 1944 г. я побывал на местах былых боев под Русско-Высоцким у нашего дота. Толстый железобетонный купол просел в нескольких местах. Похоже, что он был подорван изнутри.
Попытался пробраться в боевой отсек, но сделать это не удалось. Внутренняя деревянная обшивка вся выгорела. Из-под толщи железобетона кое-где торчали обугленные бревна. Наверно, гарнизон дота подвергся атаке огнеметного немецкого танка. 

Нынче дот Алейникова-Филимонова стал центральным мемориалом в поселке Русско-Высоцкое. 

 

Мемориал у дота П.Филимонова - Алейникова

 

У амбразуры дота Филимонова, май 2016 г.

 

Музей о подвиге 265 опаб


2Рассказ Неизвестного

…Напротив посёлка Русско-Высоцкое… слева от Таллиннского шоссе сохранился дот. На нём надпись, посвящённая подвигу 12 бойцов 265 артпульбата. С 9 по 11 сентября 1941 года 2 дота у посёлка Русско-Высоцкое не давали гитлеровцам продвигаться по Таллиннскому шоссе в сторону Красного Села. Один из них восточный дот лейтенанта Лещинского, второй – западный дот Алейникова. 3 дня они сдерживали атаки фашистов. К концу 11 сентября в доте Лещинского из 12 человек осталось трое. Юрию Лещинскому разрешили взорвать дот и вывести оставшихся в живых из боя. Но он ответил, что бойцы решили сражаться с врагом до последнего. Когда немцы снова пошли в атаку, прямым попаданием вражеского снаряда было выведено из строя орудие в доте Лещинского. Фашисты начали окружать их дот. Тогда Юрий Лещинский сообщил по телефону в дот Алейникова: «Фашисты окружили дот. Отбиваться нечем. Давай огонь на меня». Из дота Алейникова ударили по вражеской пехоте. Гитлеровцы разбежались в разные стороны, подальше от русского дота. В это время одним из снарядов в доте Алейникова сбило перископ, и дот «ослеп». А из дота Лещинского снова просили огня. На купол дота Алейникова отправили корректировщика, но его вскоре ранило. «Товарищ старший лейтенант, разрешите мне», – попросил самый младший, Павел Филимонов. С помощью бинокля он корректировал огонь дольше других. Но и он погиб. Это произошло уже утром 12 сентября. А дот назвали его именем. Птицефабрика посёлка Русско-Высоцкого возле дота Филимонова построила мемориальный комплекс с бетонными трибунами и клумбами. Пионерской дружине Русско-Высоцкой школы было присвоено имя Павла Филимонова и открыт Музей, посвящённый 265 ОПАБ. А учащиеся же Лаголовской школы ухаживают за дотом Юрия Лещинского, который находится вдалеке от жилого комплекса. И ещё за ним кто-то ухаживает теперь.

5 апреля 2015 г., 

 

Лаголовская школа у с. Русско-Высоцкое

 

Учащиеся МОУ Лаголовская школа 
Кузьмина Антонина Алексеевна
6 класс и 2 класс Первыми узнали об этом доте бывшие выпускники (фото№2), их идею ухаживать и узнать о бойцах этого дота подхватили нынешние шестиклассники (фото№3), Агаркова Оля (фото№5) подготовила работу "Два дота", в 2014 году дот Юрия Лещинского выглядел так (фото№1) - ребята защитили его тогда от огня (?). На фото №4 дот Павла Филимонова, который находится недалеко от Русско-Высоцкой школы. (Прим.-Мною фото не найдены). 

 

3. Репортаж Ольги Панковой 10.11. 2014г.

265-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон

В июне 1941 года в помощь Красной Армии, которая с трудом сдерживала натиск врага, в городе Ленинград из добровольцев было сформировано 10 дивизий и 16 батальонов Народного ополчения. Экспозиция музея рассказывает об одном из таких батальонов – 265-м отдельном пулемётно-артиллерийском батальоне народного ополчения, о героях – ополченцах, принявших неравный бой с превосходящими силами врага в сентябре 1941 года в районе Русско-Высоцкое – Скворицы. Они сделали все, что могли: в результате кровопролитных боёв враг был остановлен у стен Ленинграда. Почти весь личный состав батальона погиб.

265 отдельному пулемётно-артиллерийскому батальону суждено было стать символом мужества и героизма, проявленного защитниками Красногвардейского рубежа. Бойцы батальона, вчерашние студенты, преподаватели и рабочие, в сентябре 1941 года встали на пути немецкой танковой армады, наступавшей на Ленинград, и ценой своей жизни в течение трёх дней сдерживали их натиск. В конечном итоге именно эти три дня возможно и позволили сохранить Ленинград. 

 

265-й ОПАБ Красногвардейского укрепрайона формировался в июле 1941 из ополченцев Октябрьского района Ленинграда на заводе "Судомех".Средний возраст бойцов батальона составлял 20 лет. Хотя были, конечно, и пожилые люди, а то и участники гражданской войны. Роты батальона формировались из студентов и преподавателей института Лесгафта, ЛИИЖТа, Ленинградской консерватории, ЛИТМО, работников театра имени Кирова, учащихся техникума физкультуры и ремесленного училища №1, учеников 10-й школы Октябрьского района, рабочих и инженеров "Судомеха". После короткой учёбы батальон занял оборону в Красногвардейском укрепрайоне на участке от Скворицы до Ропши. 1-я рота 265-го ОПАБа заняла оборону в ДОТах Русско-Высоцкого, оседлав шоссе Ленинград-Нарва. Кроме артпульбатовцев здесь должен был обороняться один из полков 3-й гвардейской ДНО. Однако накануне роковых событий полк был снят бойцы-защитники ДОТов остались без пехотной поддержки, что имело роковые последствия. 2-я рота батальона заняла оборону в 2 км от Русско-Высоцкого в деревне Пелля. У деревни Скворицы оборону держала 4-я рота. Боевое крещение батальон получил 7 сентября 1941 года, когда немцы в ходе проводимой разведки боем попытались прорваться по шоссе в районе Кипени и Русско-Высоцкого,однако потеряв с полдесятка танков вынуждены были отойти. 

9 сентября 1941 года бойцы 265-го артпульбата встали на направлении главного удара врага. Здесь в Русско-Высоцком вдоль шоссе Ленинград-Нарва (Таллиннское шоссе) и по прилегающей местности Пелля - Скворицы на позиции батальона обрушилась практически вся мощь 41-го моторизованного фашистского корпуса. Больше 200 танков 1-й танковой и 36-й моторизованных дивизий, несколько пехотных дивизий навалились на позиции ополченцев 3-й гвардейской дивизии народного ополчения и бойцов 265-го ОПАБа. Позиции батальона засыпало снарядами и бомбами.

 

Немецкие танки под Красным Селом, осень 1941 г.

 

Нашу линию обороны бомбили два корпуса немецкой авиации. Лишённые порой не только артиллерийской, но даже пехотной поддержки гарнизоны ДОТов и ДЗОТов продолжали сражаться и наносить противнику значительный урон, влияя на весь ход боевых действий. Немцы также имели большое количество огнемётных танков, которые выжигали наши гарнизоны. Для борьбы с ДОТами сюда и был переброшен 8-й авиакорпус пикирующих бомбардировщиков. На крутом пикировании пилоты Ю-87 легко поражали наши ДОТы авиабомбами. ДОТы Красногвардейского рубежа имели одну, зачастую неудачно направленную амбразуру, а отсутствие пехотной и артиллерийской поддержки делало гарнизоны настоящими заложниками смерти. Первый же выстрел по немецкому танку фактически обрекал советский гарнизон на смерть. Но, тем не менее, наши бойцы продолжали стрелять и подбивать немецкие танки. А немцы, используя ошибки в организации нашей обороны, обходили наши огневые точки, взрывая наши ДОТы вместе с гарнизонами... Иногда гарнизоны взрывали сами себя, чтобы не сдаваться в плен. Порой немецкие танки заходили во фланг и тыл нашим ДОТам. Не попадая в сектор обстрела они буквально в упор расстреливали наши ДОТы. Гарнизоны блокированных ДОТов, не имевшие даже возможности вызвать огонь на себя зачастую бросались с гранатами на немецкие танки, как поступил в Скворицах студент техникума физкультуры Михаил Корнев. Гарнизоны ДОТов в Русско-Высоцком, которые уже будучи отрезаны от своих и окружены, отказались выполнять приказ об отходе и продолжали сражаться до конца и заслуживают отдельного рассказа... 

Три дня враг прорывал укрепления Красногвардейского укрепрайона,три дня гарнизоны ДОТов и ДЗОТов ,маленьких крепостей укрепрайона сдерживали наголову превосходившего противника... Потери..., Огромные потери! К исходу второго дня боёв из 1200 бойцов 265-го ОПАБ,в строю осталось лишь 200... Артпульбатовцы не сдались и не отступили Они истекли кровью. Но они выиграли драгоценное время. Нам остаётся лишь помнить о них!!!

Уже 13 сентября 265-й ОПАБ был расформирован. Сохранив знамя, не смогли сохранить главное... Людей... (Здесь говориться и о доте Лещинского и – Филимонова, прим. автора).

 
4. Сообщение о ДОТе «Двенадцати бойцов» неизвестного автора

 

Мемориал на руинах взорванного артиллерийского каземата под полевое орудие (предположительно, 76,2-мм) Красносельского сектора Красногвардейского укрепрайона. 1941 г. 265-й ОПАБ. Приблизительное направление стрельбы: 260°. По конструкции ДОТ был бутобетонным. Стенка с артиллерийской амбразурой сохранилась, но лежит на земле. 10 сентября 1941 г. ДОТ был окружен, гарнизон сопротивлялся до последней возможности и затем подорвал себя вместе с орудием. На горизонтальной стеле-трибуне надпись: "Подвиг ваш бессмертен", на памятном камне: "Вечная слава воинам-ополченцам 265 артпульбата". Стелла и гранитный валун были установлены в 1985 году художником Хозяиновым В. И. и Кайсаровым С. Н. (Это дот Ю.Лещинского – авт.) 


 

Мемориал у дота Лещинского

 

P.S. В данном предложенном поиске места гибели или захоронения М.Г. Гергилевича рано ставить (даже приближенно) точку. Не понятно, почему мне представилось, что Михаил Гергилевич мог погибнуть в одном из главных дотов у с. Русско-Высоцкого (Ю.Лещинского или П.Филимонова). Поясняю. Да эти доты были самыми мощными, с наибольшим числом гарнизона и сумели оборонять узкое место –Таллиннское шоссе до утра 12 сентября. Однако, если взглянуть на схему расположения всех дотов в этом регионе на 9 сентября 1941 г., их было вдоль Таллиннского шоссе 15-20.

 

Точная схема расположения огневых точек у с. Русско-Высоцкое

 

И не ясно, в каком из них мог принять смертельный бой Михаил… Известно какое раздражение и злобу вызывали все эти заградительные огневые точки для фашистов. Здесь им пришлось применять для их подавления о г н е м е т н ы е танки и  п и к и р у ю щ и е бомбовые самолеты системы Юнкерс-58. Они-то вскоре жестоко и расправились с дотами малочисленных гарнизонов. А вот большие доты оказались для них крепкой преградой ещё 3 дня, и где-то выданная информация о более поздней дате гибели Гергилевича, навели меня на мысль, что он мог находиться в одном из этих долго действующих дотов…

 

Юнкерсы - пикирующие бомбрдировщики

 

Огнемётный танк вермахта

 

Кстати, совершенно неожиданно, только что мною обнаружен краткий материал из вузовской газеты «Наш путь» (доц. Н.Ф. Махновкого из ЛИИЖТа) о том, как плечом к плечу, рядом с ополченцами из Консерватории воевали лиижтовцы: «Одной из рот 265-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона, в которой было много лиижтовцев, командовал заместитель начальника механического факультета И. Понкин. В сентябре 41-го рота приняла бой у села Русско-Высоцкое. В схватке пали смертью храбрых секретарь комитета ВЛКСМ института Андрей Столяров и заместитель начальника учебной части, политрук роты В. Эккель и много студентов».

 

Подводя неутешительный итог нашего виртуального поиска места гибели и даты Михаила Гергилевича, обратимся, в конце концов, к официальным документам – ответу из Горвоенкомата на запрос его жены Нины Николаевны Петровой (Гергилевич) в мае 1946г. и – Сводной справки от Центрального Архива Министерства Обороныо погибшем военнослужащем в Период ВОВ. В них мы не обнаружим ни места гибели, ни – даты. Мало того, в документах о М.Г.Гергилевич он числится как «Пропавший без вести»?!

 

Ответ  по поводу судьбы Гергилевича М.Г.

 

Меня, конечно, встревожила эта формулировка - она не справедлива к миллионам и миллионам наших воинов, защищавших нас с вами. Как преодолеть этот «штамп», да просто не возможно. Мы же будем с Вами продолжать свой благородный и неизменный путь – поиск! 

Итак, изучая воспоминания ветеранов 265 ОПАБ и журналистов, приходим к выводу: 

1. Местом героической гибели Вашего отца будем считать один из дотов в укрепрайоне у Таллиннского шоссе близь с. Русско-Высоцкое. Коль скоро нет другого мемориального объекта, отражающих трагические события главного боя на направлении к Красному Селу, то можно принять мемориалы, созданные на месте дотов Ю.Лещинского или П.Филимонова, как самые близкие к месту печальной истине начала сентября 1941 г.- т.е.принять их, как символические места гибели М.Г. Гергилевича; 

2. Точной даты гибели в документах от Горвоенкомата и Минобороны, касательно М.Гергилевича нет – указан лишь сентябрь 1941 г. Берем на себя смелость утверждать о возможной дате гибели Гергилевича и остановимся на интервале дней 9-12 сентября, как наиболее вероятных, когда происходили жестокие решающие главные бои с ненавистным нам фашистским противником. 13 сентября, потеряв из 1200 бойцов большую часть, 265 ОПАБ был расформирован. Какие-то другие даты смерти не подтверждены никакими документами. 

3. Все эти выводы возможно со временем скорректировать, если общественные поисковики из школ Русско-Высоцкой или Лаголовской сумеют помочь нам прояснить состав гарнизонов выше означенных дотов (всего 23 бойца-героя). 

Наконец, небольшое послесловие.

Много ли дотов осталось как памятники у района развязки на Таллиннском шоссе близь поселка Русско-Высоцкое? Мною обнаружен у населенного пункта с. Кипень такой один, даже с Памятной доской (моё мнение эта доска недолговечная и её, вероятно, скоро заменят – металлической прочной…).

 

Памятник-дот в д. Кипень

 

Есть ещё доты, но они не бесхозные и взяты на учет и внесены в реестр «Регистра Историко-культурного наследия», как, например, дот Карпова из 267 опаб в 4-х км от с. Кипень. 

 

Дот лейтинанта Карпова

 

И в этом месте случайно мною была обнаружен памятник, возможно для моей семьи имеющий сакра льное значение. Его, правда, поставили недавно в 2010 г. – в память о располагавшемся на этом месте в 1941-1945 гг. концентрационного лагеря для красноармейцев. Когда-то лет 20-25 назад отец моей жены Людмилы, Семин Алексей Степанович, рассказывал нам, что под Красным Селом находился огромный концлагерь на южной территории с. Кипень и он около полугода был его узником.

 

Пмятник узникам ВОВ под Красным Селом в с. Кипень

 

Часть территории бывшего концлагеря в с. Кипень.

 

Но мы не ведали ничего об этом печальном сооружении ничего многие годы, пока он нам кое-что не рассказал. Но это уже другая история…

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

О д н о к л а с с н и к…

Стыд и позор мне, написавшему много очерков о тех, с кем учился в ЛИИЖТе и с кем работал в этом прославленном вузе, а о школьных однокашниках не оказалось ни строчки?! Хотя в очерке «Юность комсомольская моя» мною были вскользь названы ребята и девчата из 9-10 – х классов, школы № 2, среди них и тот, семейству которого мною было решено посвятить эту статью. Не скрою, что выбрал его не случайно – он, а это – Валентин Борхвардт – краса и гордость ленинградской школы, круглый отличник, словом личность. Хотя, что тут особенного: их всё же достаточно в нашем городе. А дело в том, что талантливое творческое окружение его семейства, в общем-то, родственников, о котором мне стало известно недавно – заставило меня взяться за «журналистское расследование». Итак, всё по порядку. 

Подробнее...

Как отец инженера-путейца чуть не стал причиной дуэли Пушкина

Введение

В 2014 г. мною на моем сайте была опубликована статья «Среди исторических событий» об Александре Ефимовиче Люценко. Он являлся выпускником Путейского вуза 1826 г. и четверть века отдал на благо развития, в основном, речных путей сообщения. Затем, благодаря своему сильному влечению к коллекционированию монет (нумизматики), другую часть своей трудовой деятельности посвятил археологии и музейному делу, работая в Крыму, точнее - в Керчи. В конце того очерка были вскользь показаны и взаимоотношения Ефима Петровича (отца А.Е.Люценко) с А.С. Пушкиным. Совсем недавно мне довелось узнать более подробно об истории публикации Пушкиным перевода Е.П.Луценко поэмы немецкого поэта А.Виланда (а по сути, сказки-феерии) «Вастола». Не оставили меня равнодушным и драматические события, что последовали за этим. По новому для меня открылась страница деятельности Е.П. Люценко в литературно - организационном деле сохранения Истории Российской Словесности … Итак, читаем об этом и «вокруг этого» несколько подробнее.

Подробнее...

Статьи по датам

October 19
Mo Tu We Th Fr Sa Su
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3