Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Категория: Персоналии
Дата публикации Просмотров: 4225
Печать

Среди книг о  коллекционерах России, собиравших работы  живописцев и их меценатов, мы не встретим не только статьи, но даже упоминания об этом удивительном подвижнике –  собира­теле произведений художников, крупном специалисте строительного и железнодорожного дела, каким был Михаил  Васильевич  Брайкевич (1874-1940).

Оказавшись на изломе мировых собы­тий, он дважды начинал свое собирание  картин живописцев «Серебряного века», его духовно-художественного направления  – «Мира искусств». Оно оформилось в конце 1890-х гг. (офици­ально  –  в 1900) в Петербурге на основе кружка молодых художников и любителей искусства во главе с А. Н. Бенуа и С. П. Дягилевым.

Как так это могло произойти, читатель поймет, прочитав этот очерк  а, заодно сможет и насладиться репродукциями некоторых  произведений живописи и графики коллекций Брайкевича, что нашли свое пристанище: в Одессе и в Оксфорде.

Коренной одессит, Михаил Брайкевич, был весьма шустрым пареньком, все ему давалось без про­блем, он окончил реальное училище, где  учился  так хорошо, что это позволило ему поступить в престижный столичный вуз, ка­ким в то время являлся Петербургский Институт инженеров путей сообщения. Учился в нём он  отлично, с интересом, так, что закончил вуз в 1897 г. первым по списку.

Затем начались будни инженера-путейца: он строил Либавский морской порт. В материалах  об этой работе Брайкевича (в немногочисленных сайтах) это момент отмечен лишь одной строчкой, но вот тут-то как раз и следует остановиться поподробней.

Известно, что в 1890-1910 гг. особое внимание обновлению портов России уделял его любимый профессор В.Е. Тимонов. С 1886 г. он преподавал ему в основном курсы, связанные с портостроением., и Брайкевич, лучший ученик его потока, был у него на особом счету. Предполагаем, что профессор симпати­зировал ему и как земляку – оба родились, росли  и учились в молодые годы в Одессе. Он-то и посове­товал ему заняться «настоящим делом», весьма  интересным, и глубоко инженерным и, что не мало важно, – делом весьма ответственным, а потому и  денежным, так как помимо МПС стройкой руководило и Морское Военное ведомство

Это был не простой торговый порт, который уже там был с давних пор, а – новый стратегитический объект (Военно-морской порт-база), вобравший в себя и этот коммерческий порт . Строился он по указу Александра III, который издан был   15 января 1890 г. – в день рожденье германского канцлера В.Кайзера, с намеком:  против чьей армады будет направлен этот самый западный морской россий­ский «кулак». Здесь должна была расположиться большая часть из, военных кораблей, что за ближай­шее время собирался построить русский царь: 16 эскадренных броненосцев, 13 крейсеров, 19 каноне­рок, более 100 миноносцев и несколько подводных лодок. Незамерзающая акватория, как нельзя кстати, подходила для маневров кораблей, их оперативности для проведения тех или иных  действий. Всё это строительство было строго секретным, а потому это  наложило печать умалчивания о том пе­риоде в жизни Брайкевича. А ведь  там были многообразные и уникальные морские сооружения: но­вые глубоководные гавани, доки, подходные каналы, причалы, всевозможные оберегающие и укреп­ляющие дамбы и молы, береговая крепость для орудий, казармы, склады, другие подсобные и жилые сооружения.  

Все это проектировались инженерами-путейцами во главе П.А.Борейшей и С.П.Максимовичем. Строили порт с 1890 г. по 1907 г. Затрачено было несколько более 1 млн. руб.

Это строительство связано и с одной сенсацией. Когда приступили к проектированию большого металлического разводного моста через канал, отделяющий Военный порт от города, то неизвестным образом к проработке про­екта привлекли тогда само светило мостостроения  –  французского специалиста Густава Эйфеля.  Этот мост  был весьма оригинальной конструкции, вполне в стиле гения и больше его мос­тов в России построено не было!

С 1897 г.  несколько лет «крутился» молодой инженер Брайкевич на важной и ответственной стройке. И опыт, и материальные средства, и рост по службе – все началось отсюда! 

Сложнее поддается объяснению участие М. Брайкевич в строительстве дредноута (крупного бро­нированного корабля) на судостроительных верфях г. Николаева.  В то время в связи  с обострением  политических отношений с Японией наш военно-морской флот нуждался в большом количестве бое­вых кораблей. Необходим был рывок и поэтому привлекались все возможные отечественные матери­альные и технические средства, а также потенциал русских специалистов. Их явно не хватало. Кто-то из больших военно-морских чинов  приметил молодого и инициативного М.Брайкевича строителя порта в Либаве, и вскоре переманил его в Николаев на новое дело – строить корабли. А почему бы и нет? 

Из истории нашего вуза известен несколько более поздний подобный пример, когда его выпускник 1929г. Червяков В.И., работая на Адмиралтейском заводе Ленинграда, стал  –  Главным строителем первого в мире Атомного ледохода (1959 г.), лауреатом Ленинской премии. Кстати,  какое-то мисти­ческое совпадение: В. Червяков родился тогда, когда М.Брайкевич построил  боевой корабль, а именно, –   в 1907 г.

Однако где-то здесь историками пропущена целая глава о женитьбе Михаила Брайкевич на дочери руководителя столичной инженерной фирмы А.Бунге, Софье Андреевне. В этой фирме он работал и несколько раз летом выезжал по её направлениям на  строительство Транссиба, а зимой трудился в Петербурге и в Москве. Отделе­ние фирмы Бунге открыли позже и в Одессе, которым стал заведовать М.В. Брайкевич 

Далее, как известный инженер, М.В. Брайкевич был приглашен в качестве строителя небольшой, но весьма нужной ж.д.: от Владикавказской ж.д. к Азовскому морю (от станции Сосыка к портовому г. Ейск, всего 142 км). Дорога была построена в короткие сроки и 11 июля 1911 г. состоялось её торже­ственное открытие. Основным  её    предназначением  была перевозка зерна из южных областей Рос­сии  морским путем в Европу. Только за первый год её эксплуатации прибыль составила 560 000 рублей, перевезено 130 500 человек и 133,5 тыс. пудов грузов.

Наконец, в 1911 г. М.В. Брайкевич стал вести оседлый образ жизни и вернулся в Одессу, где стал проживать в новом месте на Черноморской улице, дом № 6 (особняк), который он сам спроектировал. Дом является украшением и улицы и города  по сей день.

Вскоре он, со своей не терпящей отдохновения натурой,  стал Председателем Одес­ского отделения русского технического общества и Одесского военно-промышленного коми­тета. А что самое важное, так это то, что его пригласили, как передового интеллигента, рус­ского инженера со столичной закваской и вполне материально обеспеченного, –  стать вице-президентом Одесского общества изящных искусств. Он учредил ежегодную сумму на стипен­дии для талантливых студентов Одесского художественного училища, покровительствовал Одесскому художественному музею. Начиная с этого периода, он стал приобретать  картины русского искусства. Причем делал это профессионально, как будто всю жизнь был искусство­ведом. В мире изобразительного искусства начинающему коллекционеру легко было опростоволо­ситься. Понимая это, он взял курс на поддержание художников из  одного объединения масте­ров «Серебряного века»  –  «Мира искусства»,  поощряя их,  заказывая и  приобретая их кар­тины  и произведения  графики.

Началось это увлечение «мирискуссниками» со знакомства с  их молодым лидером Кон­стантином Сомовым, и как пишет сам Сомов –  произошло это «задолго до войны», т.е. как раз в 1911 г..Сомов был старше Брайкевича на 5 лет, но окончили они обучаться каждый в своём вузе в один год –  1897 г.: Сомов в Академии художеств, Брайкевич в – ИИПСе.

В родном своем городе Брайкевич в годы войны активно участвовал в Объединенном все­российском земском и городском союзе (Земгор), оказывая помощь раненым воинам. В годы Первой мировой войны в городском хозяйстве  начались беспорядки. М.В. Брайкевича назна­чили Городским головой Одессы. В этой должности он пробыл более двух лет, сдерживая раз­руху и упадок в городе. Он занимал посты председателя совещания по топливу, был комисса­ром по морским перевозкам.

В 1917 г. Временное правительство назначило его товарищем министра торговли,  и на время он один без семьи покидает Одессу. Однако вскоре подает в отставку, т.к. не сработался со своим непосредственным начальником министром  С.Н. Прокоповичем и вернулся в родной город. Он стал редактором и издателем журнала «Экономист», который до 1920 г. издавался на русском и английском языках.

В Одессе его ждало много дел, например, он продолжил свои хлопоты об открытии Политех­нического института в городе,официальное открытие которого, наконец-то состоялось 18 сентября 1918 г. В Политех было зачислено 1100 студентов, занятия проводились в здании бывших Сабанских казарм.

Однако, реально учитывая обстановку, М.В. Брайкевич вместе с семьей  всё же в октябре 1919 г. переезжает в Батуми, а в 1920 г. эмигрирует в Лондон. Уезжая из Одессы, Брайкевич  оста­вил Музею изящных искусств Новороссийского (Одесского) университета свое собрание в 300 томов книг по строительному искусству и инженерному делу, а также свою коллекцию картин. Кстати,  этот университет так же детище ещё одного из  выпускников нашего Путейского вуза – Г.А. Строганова,  способствовавшего его открытию. Коллекция же картин к тому времени насчитывала бо­лее 100 единиц. Здесь были представлены работы В.Серова, Г.Лукомского, З.Серебряковой, М. Врубеля и, главное, 80 картин К.Сомова. Но вот в 1921 г. произошло преобразование Новорос­сийского университета в Институт народного образования,  и «богатство» Брайкевича рас­пределилось следующим образом: 300 уникальных книг остались в этом Институте, а картины были переданы в Одесский художественный музей. В 1923 г. уже многие из них экспонирова­лись в русском отделе Музея.

Первое время вся семья –  жена, две дочери (Ксения и Татьяна) и сын Миша жили с ним в Голден Грин – в пригороде  Лондона. М.В.Брайкевичу пришлось «тряхнуть стариной»: в пригородах Лондона шло огром­ное строительство и гражданских и промышленных объектов. Необходимо было  вспоминать всё то, что он умел делать головой и руками по строительному делу в прошлом: в Либаве, в Николаеве, в  Ейске, в Одессе. В скором времени он стал во главе Строительного общества «Economic House».

Через несколько лет он не только оправился от потрясений после бегства из своей ро­дины, но и наладил свой привычный образ жизни. Он снова начал собирать картины художни­ков «Мира искусств», многие из которых также жили в эмиграции, большинство в Париже и в Лондоне или в их окрестностях. Значительная часть из них нуждалась в моральной и матери­альной поддержке.

Михаил Васильевич уже крепко стоял на ногах. Он уже жил в Лондоне, а члены его семьи были проживали в разных регионах Англии. М.В. Брайкевич активнейший член: Русского общества в Англии помощи голодающим в России, Российского торгово-промышленного союза в Париже, Общества русских инженеров в Па­риже и многих других общественных организаций по поддержке эмигрантской диаспоры своих соотечественников. Он очень мобилен: разъезжает по городам Англии, Франции, Герма­нии и повсюду между делом выискивает, поддерживает своих бывших друзей-художников.  В Западной Европе ещё не успели понять новое русское объединение художников и других дея­телей, которые составляли  объединение  «Мир искусства». Поэтому Брайкевич мог выбирать и недорого приобретать работы художников этого направлеия. Даже если он не покупал кар­тин, эскизов, то, зная о временном материальном затруднении живописцев, –  всегда их выру­чал. Это касалось не только К.Сомова, но и Л.Бакста, Б.Григорьева и ряда других.

Но самое главное, он убеждал художников быть верными своему оригинальному направле­нию в искусстве, упрашивал их сделать повторения «одесских» вариантов картин, уговаривал о продажи именно ему того или иного произведения со словами: – « я не себе это приобретаю – а потомкам, которым завещаю со временем  всю свою коллекцию, передав её в музей».

М.В. Брайкевич уже присматривался к художественным музеям в Европе, одному из кото­рых он мог бы передать своё сокровище  с условием не дробить коллекцию, а выставить её целиком. Это было сделать трудно, и он склонился к тому, чтобы его собрание картин расположилось в музее Эшмолин в  г. Оксфорде. Однако сам он это не успел сделать, т.к. неожиданно скончался 12 февраля 1940 г.

Его душеприказчиком являлась дочь Татьяна Васильевна, которая сделалась прямо таки фана­тиком, продолжая главное дело своего отца –  собирательство и сохранение целостности кол­лекции  картин. Вначале она не устояла перед богатейшим столичным музеем и передала кол­лекцию в лондонскую галерею Тейт. Но там не могли выполнить  условия постоянства экспо­зиции и целостности собрания картин.

Только после окончания второй Мировой войны Т.В. Брайкевич удалось убедить дирек­цию Музея Эшмолин в Оксфорде забрать эту коллекцию к себе в музей, и, тем самым, выполнить волю отца – сохраннить экспозицию в полномасштабном виде. Теперь этот музей гордится столь редким и полным собранием «мирискуссников» зарубежом.

В собрании много портретов К.Сомова, друга М.Брайкевича. Художник и меценат понимали друг друга с полуслова. Сомов знал, какое значение имеет коллекция его друга. Последние годы они работали ради этого, но, увы, и Сомов не увидел целиком свою подборку  картин в музее. Он умер на год раньше Брайкевича  в 1939 г. прямо на руках своего покровителя. Брайкевич был его ду­ховником, которому художник оставил свой дневник и переписку.

Картины из Одесской коллекции

(нажмите для увеличения на изображение)

В музее Эшмолин представлены  картины Л.Бакста, В.Серова, А.Бенуа, М.Добужинского, Н. Гончаро­вой. К этой коллекции присоединились поступления многих других русских эмигрантов – кар­тины  М.Ларионова, И.Билибина, В.Шухаева, Л.Пастернака и других.

Картины из Оксфордкой коллекции

(нажмите для увеличения на изображение)

В музее Эшмолин в Оксфорде, в большом старинном и красивом здании окончательно на­шло пристанище – одно из лучших собраний русской живописи и графики вне России. И ве­лика в этом заслуга Михаила Васильевича Брайкевича, инженера путей сообщения Петербург­ского Путейского института, Городского головы Одессы, страстного собирателя картин ху­дожников «Мира искусств» и их покровителя!

В художественном музее Одессы сохранилась также солидная часть от первого дара Брайкевича.

А в России осталась лишь – Ейская железнодорожная ветвь, исправно действующая до сих пор, как  память  об этом инженере, с необычным увлечением коллекционера.

 

Undoubtedly, there are some points you perhaps think about drugs. Let's discuss about how you can make sure that medications you order online are sure. You can purchase medicament to treat acute treatment of the symptoms of osteoarthritis or trigeminal neuralgia. Some services offer to their customers Viagra. If you're concerned about sexual disease, you perhaps already know about levitra 20mg. Maybe either man knows at least slightly about levitra 10mg. Matters, like , are linked sundry types of soundness problems. Notwithstanding erectile disfunction is more common among older men, that doesn't something you just have to live with. Several medicines may add to sex drive difficulties, so its essential to cooperate with your soundness care provider so that the prescription can be tailored to your needs. Causes of sexual dysfunction include injury to the penis. Chronic disease, certain remedies, and a condition called Peyronie's disease can also cause sexual dysfunction. Do not give Viagra or any drug to anyone under 18 years old without prescription.

Добавить комментарий


Поиск

Последние статьи

Второе рождение визиток Часть IV

Не каждый же день доводится выступать по радио на весь Петербург…

Это произошло зимой 2008 г. – в год 250-летия нашего первого ректора Путейского вуза Августина Бетанкура. Встретивший меня у входа в ПГУПС экс-ректор нашего вуза Павлов Владимир Егорович, неожиданно пригласил меня в студию «Радио России», уточняя, что разговор у нас будет в прямом эфире, и мы будем говорить о вкладе Бетанкура в науку и в промышленность нашей страны. 

Подробнее...

Несостоявшиеся соседи – Дрейдены

Эту фамилию двух талантливых людей мне приходилось встречать не единожды в нескольких книгах и в интернете. Однако ни разу и в голову не приходило, что вот они могли быть моими «земляками» по месту нашего конкретного проживания на улице Чайковского в Ленинграде-Петербурге: в доме №43, являясь соседями по лестничной площадке, соответственно в квартирах №6 и № 7. 

Подробнее...

Статьи по датам

November 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2