Вклад Августина Августиновича Бетанкура в создании главного храма России

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Категория: О Бетанкуре
Дата публикации Просмотров: 329
Печать

Продолжая серию публикаций очерков об А. Бетанкуре в моем сайте, появилась возможность несколько прояснить вопрос об участии Бетанкура в сооружении шедевра храмового зодчества и архитектурной доминанты нашего замечательного города – Исаакиевского собора.

Дело в том, что имя Бетанкура и при жизни и, особенно после его кончины в 1824 году, как-то не афишировалось для широкой публики либо по недосмотру, а позже – «по сверху спущенным указаниям» цензуры (особенно в период 1917-1958). Нам, преподавателям ЛИИЖТа – ПГУПСа было невдомёк: почему этому ученому с иностранной фамилией в нашей стране (в порыве благонадежности что ли ?) не «давали хода»... Наконец, Богиня Клио развернулась лицом, в основном к историкам, в сторону человека, давно и много творившего в России – гения инженерной мысли – Августина Бетанкура. Но «широкие народные массы» ещё долго шли к этому имени и его деяниям. До1980-х годов, например, в Петербурге в Исаакиевском соборе экскурсоводы произносили имя только архитектора Монферрана, а в Москве не знали имени ни строителя, ни архитектора здания Манежа, правда, после его пожара в 2004 г. пресса вспомнила лишь имя О.И. Бове. Зато в 2005 г. мэр Москвы Ю. Лужков с великим удовольствием уже смаковал новое для него имя (вероятно, и всех москвичей) – Августин Бетанкур! 

 

Исаакиевский собор сегодня

 

Но меня ныне беспокоит такое складывающееся обстоятельство дел. В информационном пространстве, каким является и интернет, вдруг недавно стали появляться сведения о лже-ученых, -инженерах и -исполнителях такого сооружения, которые занимались восстановлением (если хотите перестройкой) существующего третьего (Ринальдиевского Исаакиевского собора). Чтобы не быть голословным, назову сразу имя апологета этой идеи – Владимир Козин. Пока недостаточно его официальных противников и то, лишь тех, к которым непосредственно обращен очередной провокационный вопрос, следуемый из чертежей или реальных разработок наших далеких предков. Попытаемся здесь задаться, и мы этим вопросом: могли ли лапотные мужики с зубилами и колотушками изготовить за несколько лет 136 колонн общим весом около сорока тысяч тонн и объемом более 12 000 кубометров того качества, которые мы на сегодня имеем? Или поставим вопрос, касательно такой персоны как – Бетанкур. На какие такие рабочие руки или квалифицированные кадры, машины и механизмы, денежные и материальные ресурсы – понадеялся этот передовой ученый и инженер в конце первого десятилетия 19 столетия, чтобы взяться за огромное и невиданное дело в России? 

Вопрос не имеет ни положительного, ни отрицательного ответа?! Вообще- то Августин Бетанкур не авантюрист и не мечтатель. Он знал и понимал потенциал России и его народа, а потому решил действовать как с помощью поддержки русского Государя, так и с помощью молодого нарождающегося Корпуса инженеров путей сообщения. Ну а как в реальности всё сложилось мы уже почти точно теперь знаем… Выручил в основном трудовой народ, его: сноровка и находчивость , терпение и трудолюбие, вера в добро и в справедливость... А начал Бетанкур эту свою российскую миссию не совсем по собственной инициативе ещё в 1807 г. , вынужденный оставить (по политическим мотивам) Испанию, и Францию. Уже в 1808 г. он по договоренности Наполеона и Александра I был принят на русскую военную службу. В 1809г. А.А. Бетанкур был назначен Александром Iглавою как Путейского Департамента, так и – Института Корпуса инженеров путей сообщения – исключительно «по знаниям и ревностному отношению к службе». В этом же 1809 г. стало известно Бетанкуру о Высочайшем волеизъявлении заняться ему в стране сооружением нового 4-го Исаакиевского собора на месте, где располагался старый его вариант, не устраивающий императора.

 

Модели в ретро перспективе  4-х Исаакивских  храмов

 

Бетанкур не принимал участия в конкурсе, который курировал Президент Академии Художеств А.С. Строганов, т.к., видимо, не считал себя большим докой в этом вопросе и т.д. Но знак для его европейской компетенции, как специалиста в основном по строительным машинам и механизмам, и его творческой натуре – уже был подан. Напомним, что ещё в 1811 г. Бетанкур своим питомцам, из созданного им в 1809 г. Путейского института, устроенного по типу высшего закрытого военно-строительного училища, начал показывать примеры, как высокопрофессионального реального проектирования и создания инженерных построек, так и то, что особенно важно – «плебейским» навыкам по строительному направлению: обработке камня, кирпичной кладке, столярно-плотницкому, жестяницкому и кузнецким делам и т.д.! 

Например, в 1811-1814 гг. при проектировании им и строительстве в Петербурге первого постоянного Каменноостровского моста через реку М.Невку трудились без особых поблажек (наряду с опытными, плотницких дел мастерами) в летние сезоны до 20 воспитанников ИКИПСа. Строительным полигоном для них являлись, как мастерские Института, так и его складские помещения. Здесь и на месте постройки моста - вполне уместно было освоить основы работы на свайно-бойных копрах, подъемных кабестанах, блоках и полиспастах, облегчающих трудоемкие процессы работы; перенять опыт камнетесов у Самсона Сухова (1768-1844) и рабочих его артели. Кроме того, несколько позже такой же опыт перенимала и молодая инженерия, которой преподносили уроки строительства простой работный люд из близлежащих селений у реконструированного ими Московского шоссе (Петербург- Москва)). 

31марта 1819 г. распоряжением Александра I Бетанкур был назначен Главным директором путей сообщения России. Заметим также, что после начала руководства реальным возведением фундамента Исаакиевского собора, Бетанкур и его коллеги по ИКИПСу проводили в 1819- 1821- е годы для воспитанников смотры-знакомства этого наглядного производственного процесса. Вот они:

1.Удаление прежнего разобранного кирпично-каменного массива Собора, возведенного ещё в 1766 г. арх. Бренна;

2. Планировка площадки для устройства фундамента 5-ти метровой высоты и площадью в 4 000 кв. м.;

3). Заготовка с 2-х кратным смолением и забивка 10 762 сосновых свай (длинной 6,5 м и диметром в 25-26 см) тяжелыми копрами, ударная груз-«баба» на которых поднималась с помощью им изобретенными кабестанов, вращаемых четырьмя лошадьми;

4). Выравнивание свай с опиловкой их торцов по - методе «соблюдения уровня воды» в котловане фундамента с засыпкой их межторцового пространства древесным углем с трамбовкой;

5). Устройство двойной подушки фундамента: вначале лещина, плотно связанная с известковым раствором, затем - камни и щебень, связанные цементным раствором.;

6) Укладка крупных гранитных блоков, обтесанных плотно «в стык» без просвета между ними и подушкой фундамента, (чего добивалось работники в последней технологической цепочки операций: тщательной заделкой зазоров свинцовыми ленточными заготовками). 

 

План Исаакиевского собора

 

Бетанкур в 1816-1824 гг., ставший уже главой по строительству Петербурга, помог Монферрану, назначенного главным архитектором строительства Исаакиевского собора, разработать проект для транспортировки гранитных колонн-монолитов для порталов Исаакиевского собора от мест их выломки на участках суши по «катковым дорогам» из бревен, а по воде - на специальных судах завода К. Берда. Заметим также, что уже без Бетанкура, который скончался в 1824 г., надмогильный памятник ему создал его ученик - Монферран, который позже установил Александровскую колонну в честь Александра I – победителю Наполеона. Этот монумент Петербурга по сей день является самой большой монолитной гранитной колонной в мире! (высота гранитного ствола колонны – 25,6 м., а вес- 600 т.!). Также отметим, что для этой колонны все такелажные и монтажные работы выполнялись по подробному проект у Бетанкурасоставленного им и для колонн Исаакиевского собора и с помощью специальных лесов, где доски для усиления соединялись болтами.

 

Портрет А.Монферрана, худ. Е. Плюшар

 

Дом Монферрана на наб. р. Мойки

 

Александровская колонна – сегодня

 

 

Специальные строительные леса конструкции Бетанкура

 

Хорошая вставка: За период от подъема Александровской колонны (30.08.1832) до её освящения (30.08.1834) проводилась работа, благодаря которой колонна стала отполированной. До этого ее выламывали с 1830г. в Пютерлакской каменоломне. Там её поверхность обрабатывали в течение двух лет по методу каменотеса Суханова, а затем перевезли, как ранее поступали с колоннами для собора по воде и выгрузили на Адмиралтейской набережной летом 1830 г. Монферран придумал, как дальше продолжить отделку «в чистую» поверхность колонны, по составленным им шаблонам, в том числе, с математической поправкой проф. ИКИПС – Габриэля Ламе кривизны поверхности колонны, так называемого - «энтазиса».

 

Добыча гранита в Пютерлаксе

 

Выгрузка колонн на Адмиралтейской набережной

 

В этом процессе архитектору помог аналог домашнего механического токарного станка, ранее сконструированный А. Бетанкуром. Этим обновленным станком, приспособленным для движения его вокруг колонны, рабочие вручную снимали неровности и шлифовали колонну сверху донизу, стоя при этом на специальных подмостях. «Такая тонкая прецизионная работа была выполнена под наблюдением Монферрана и дала весьма блестящий результат», - говорит исследователь жизни Бетанкура В.Е. Павлов (бывший ректор Путейского вуза в 1993 -2003 гг.), вспомнив этот забытый факт.

(Следует отметить, что. подрядчиком-каменотесом по добыче и изготовлению Александрийской колонны являлся купец Василий Абрамович Яковлев (1806-1848), кстати - прародитель театрального деятеля К.С. Станиславского и актрисы Натальи Варлей. Еще одним крупннейшим каменотесом колонн был купец и подрядчик Архип Евсеич Шихин (1755- 1830)). 

Главным же поставщиком лесоматериалов для всей стройки Исаакия являлся Иван Федорович Жербин (1778-1840) , имевший свой лесопильный завод в Олонецком крае на реке Выдлица. Он добился получения дворянского статуса, был дважды награжден орденом св. Анны и даже стал Бургомистром…). 

Приложение, в котором отражены события, появившиеся в информационном компьютерном пространстве в последнее десятилетие. Вдруг стали усиленно говорить о мафии в структуре нашего государства, будто бы имевшей место быть в первой половине 19 столетии: о лже -ученых, лже- инженерах, лже -архитекторах, лже-скульпторах и – примкнувших к ним... И тогда, стало быть, все мои рассуждения о высоких духовных и физических порывах строителей выдающихся сооружениях Санкт-Петербурга – это: фикция, обман и преступление перед человечеством вообще и – русским народом - в частности ? А вот и аргументы тех хулителей:

В Англии уже с середины 18 века во всю шло развитие технологий производства искусственного камня. Т.е. изобретались рецепты жидкого полимера, который при затвердевании мог имитировать любой вид природного камня. Более того, с начала 19 века пошел бурный рост изобретательства "клея" для блоков, т.е. по сути - меж шовного материала, каким сейчас является раствор цемент промеж кирпичей... Уйма клеев! Но вернемся к камням.

Тут шло реально соревнование, у кого камень получался лучше, прочнее, ярче и, конечно, выигрывал тот, у кого конечный материал был дешевле. Там была тьма рецептов и среди них есть оказывается всего 2 основных, которые и произвели революцию в мире искусственного камня, т.е. самые популярные и массовые. Камень Коада (Coade stone). Уникальный искусственный полимерный камень, который просто потрясает воображение! Изобрела рецепт в 1769 году Элеонор Коада (родилась в 1733 году). Отличие этого камня состоит в том, что он не содержит цементных присадок. Сама она называла свой камень как "дважды обожжённый" или "обжиг с двух сторон". Т.е. по сути это была прочная керамика, которая могла держать нагрузку и быть устойчива к погодным явлениям. Его можно было окрашивать в любой цвет радуги от темно серого до ярко желтого. Он практически идентичен на вид мрамору. Этот искусственный камень производился до 1840-х годов, когда умер последний приемник секрета производства камня. Настоящий секрет производства так и не разгадан до сих пор.

Но самым прорывным в истории 19 века было изобретение камня "Виктория". Его запатентовали в 1868 г, но рецепт был известен с 1820-х годов, по сути, как только было что-то понятно с цементом, его сразу стали мешать с гранитом. По сути это паста из портландского цемента и измельченного гранита. Последний с добавками замешивали специальным образом. Оставляли на несколько дней в форме. Потом окаменевшее изделие еще несколько дней держали в растворе с "содой". После чего изделие считалось готовым. Гранит добывали из огромного карьера Mountsorrel Quarry. Применяю это к сведению, но аргументы о тайных сделках с нашей стороны по фальсификату и коррупции – отметаю, кроме единичных случаев, что имели место в индивидуальных покупках спорных произведений искусства…

Заметим, что при одной из реконструкции в 1960-е годы колонн Исаакиевского собора и его кирпичных стен, отделанных мрамором , а также Александровской колонны, пострадавших в годы войны 1941-1945 годов, применялось два вида мастик. Они разрабатывались в течение нескольких лет в лабораториях Специальных научно- реставрационных мастерских под руководством Е.А. Кругликовой на основе эпоксидной смолы. (Восстановление памятников архитектуры Ленинграда./ А.А. Кедринский и др. Стройиздат, 1983. Стр.267.). 

Послесловие. А вот и «наглядная картинка» о возможном (реальном) способе изготовления искусственных литых мраморных скульптур и даже лепнины фонтанов. В Санкт-Петербурге на аллеях Летнего сада с начала 2005-2007 гг. появились хорошего качества такие подделки всех скульптур из смеси полиэфирной смолы (20%) и мелкодисперсной крошки белого мрамора (80%)… Моё мнение – это хороший выход из положения для городской скульптуры, подвергающейся быстрой порче в условиях не из лучшей городской среды города…

 

И ещё, господа хулители: 

1. Надо читать и смотреть документы начала 19 столетия или их архивные копиичто бы убедиться в подлинности деяний по созданию Исаакиевского собора и вместе с нею Александровской колонны, например, как эти

 I). Из одного из протоколов заседаний Комиссии по строительству Исаакиевского собора:

 «Записка о предлежащих утверждению и разрешению Комиссии предметах в заседание 29 апреля 1824 г.

1. Журнал последнего заседания о разборке и переноске моделей.
2. Мнение Члена Комиссии Его Превосходительства Аркадия Алексеевича Столыпина касательно переписки контрактов, заключенных прежде бывшего Комиссиею на Гербовую бумагу.
3. Записки по прошению подрядчика Шихина о выдаче ему 20/т руб. на производство работ по приготовлению гранитных колонн.
4. Записка Члена сей Комиссии Его Высокопревосходительства Карла Ивановича Оппермана о сделанных им некоторых замечаниях на счет строительства Исаакиевского собора.
5. Записка Его же Высокопревосходительства о продаже находящегося при строении старого железа для Гвардейских казарм, цена за оное железо предлагается по 2 р. 50 к. за пуд.
6. Рапорт исправляющего должность Комиссара об исправлении мостовой вокруг строения и казарм.
7. Его же – об обращении на дрова негодных на строение бревен». 

(Далее – перевод на французский, - ред.)».

 

Взято у «архивного» побывателя Елены Федотовой

 

II). Из рапорта комиссара строительства Борушникевича

от 28 сентября 1821 г. при кладке фундамента Исаакиевского собора:

«Кабестан, изобретенный генералом Бетанкуром, составлен их двух чугунных валов с винтами, трех шестерен, одного веретина; все сие укреплено посредством винтов к деревянным четырем столбикам, и приложены шесть ручек. Шесть человек поднимают вверх камень в 1300 пудов» [а это - 20 тонн!- Прим.авт.](архив Комиссии по строению Исаакиевского собора, 1826 г.).

2.Читать больше мемуарной литературы (предлагаю выдержки из некоторых): 

А). Записка Оленина о гранитных ломках в Финляндии 20 октября 1824 г. 

Оленин Алексей Николаевич – член комиссии по постройке Исаакиевского собора - составил записку, в которой изложил способ выломки гранитной массы из скалы для колонн Исаакиевского собора. Аналогичным способом добыли и массив для Александровской колонны: «На подходящем куске нужной длины и ширины) железными инструментами на горизонтальной поверхности скалы высекали неглубокую дорожку или желобок. Таким образом, очертив контур, на концах предполагаемой колонны пробивали дыры одна подле другой, так плотно, чтобы составить гладкое сплошное отделение во всю ширину отваливаемой массы до самого подслойка. Делали это с помощью буров из “брусчатого” (так обозначали высокое качество и четырёхугольную форму) толстого железа - рупазов. Их концы заострены в виде больших кузнечных бродков (инструмент для пробивания дыр в металле) или прямых железных ломов…».

Б). Воспоминания Н.А. Бестужева: «Выгрузка была препоручена тем же мужичкам, которые ломали и грузили колонны. Они приступили к делу с обыкновенной своей механикою: привязали покрепче судно к берегу, подложили ваги, бревна, доски, завернули верёвки, перекрестились, крикнули громкое «ура», – и гордые колоссы послушно покатились с судна на берег и, прокатясь мимо Петра, легли смиренно к подножию Исаакиевской церкви».

В). Воспоминания французского путешественника Жюля Дюпре«О выгрузке колонн для Исаакиевского собора на набережную»: «…выгрузка колонн, предназначавшихся для портиков собора, была одним из важнейших эпизодов строительства и явилась впечатляющим зрелищем. Публика не представляла себе, как можно выполнить эту перевозку: если и будет найдено средство отделить от почвы эти огромные глыбы, то будет ли в человеческих силах перенести их на большое расстояние... В течение многих дней ожидание занимало умы... Огромная толпа наводнила набережную и Исаакиевскую площадь, чтобы быть свидетелями этого чуда. Эта работа – высший образец человеческого терпения, мощи и знания».

 

Портет Оленина А.Н., худ. Варнек. В.А. 

 

Словом, необходимо иногда почитывать и просматривать серьёзную литературу и чертежи, тогда – обрящите истину! К примеру, только в 16 папках с высококлассными чертежами Монферрана хранится в особом фонде ЛИИЖТа-ПГУПСа – более чем 1000 листовИх собрал и систематизировал ректор ИКИПС Соболевский В.П. (1809-1882) и в 1865 г. его избрали Почетным вольным общником АХ в связи с важностью коллекции(Рукописный фонд библиотеки ЛИИЖТА. Каталог. Составил старший библиограф И.В. Шкляр. Л. 1969).

 

Книга - Рукописный фонд ЛИИЖТа, 1969г.

 

Продолжение следует.

_____________

1. Меня при написании этого материала все время настораживали две мысли. Первая: почему в истории многочисленных обзоров вузовской научно-практической деятельности (нашего Путейского вуза) ни разу не упоминались слова о причастности коллектива его ученых к возведению Исаакиевского Собора (кроме выше отмеченного значительного участия ректора ИКИПС в качестве руководителя всей стройки и разработчика строительной техники Бетанкура до его смерти в 1824 г., вклада Ламе, да участия в одной из Комиссий…: Дестрема и Готмана). А ведь, к примеру, ученые института много и успешно в этот период занимались разведкой скальных пород, для изготовления из них вяжущих материалов: цемента и извести. И что же? Всё это использовалось только для каналов и шлюзов...?

2. А какое «противостояние» клеветникам и фантазерам выставила классическая наука в этом вопросе? Почти никакого… но все-таки: 

а). Якобы недавно за доказательства натурального происхождения всех колонн Исаакия и Александрийской колонны взялся профессор - минералог Петербургского Горного университета М.А. Иванов. Флаг ему в руки!

б). Полезная информация (от анонимного автора) содержится и в материале журнала «Здравомыслие» от 26.05.2018 в статье «Тайна каменного литья». Здесь, к слову, сказано, – камня на камне не оставлено от «ложно-копателей», принизившим компетентность и самодостаточность в мировом рейтинге архитектурных способностей наших умельцев и представителей строительной инженерии! И это касается всего каменного убранства (колонн, пилястр, фигур, ванн, чаш и т.д. как в экстерьерах, так в интерьерах) значимого для России и города Петра и целого ряда объектов мирового и федерального уровня!

И все же. P.S.1  1. В своем этом очерке мне пришлось сознательно избегать темы текущих обследований и ремонтов каменных и кирпичных частей Исаакиевского собора. И хотя они и производились часто, но всё же в них реже касались гранитных колонн-гигантов, а главными их объектами были пилоны – мощные колонны, поддерживающие арки или плиты у дверей или переходов в кирпичных стенах.

2. Я всё ещё питаю иллюзии отыскать тот способ, с помощью которого был создан бюст Монферрана из разных горных цветных пород естественного происхождения и отвергаю авторство некоего ваятеля - А.Е. Фолетти… 

P.S.2 Всё чаще звучат голоса, что А. Бетанкур никакого участия не принимал в строительстве Исаакиевского собора, т.к. был лишь инженером-механиком, но не строителем. А вот возглавлял огромную многолетнюю стройку О.Монферран – он, ведь– архитектор. Но вот что сказал о Бетанкуре – Вигель, его многолетний секретарь и знавший все перипетия отношений архитектора Монферрана и инженера-механика Августина Бетанкура: «нужен был в Бетанкуре гений механики, чтобы поднять такую тяжесть и как простую палку воткнуть перед зданием. Выдуманные им машины служили великою помощию Монферрану, а после смерти его сделались его наследством». (Ф.Ф. Вигель.Записки. Изд. Захаров. М.2000, стр. 433.).

Кстати, подтверждением этого может послужить и выдержка из книги Д.И. Кузнецова – Бетанкур: «12 апреля 1828 года Монферран скажет членам Комиссии по строению Исаакиевского собора, что все конструкции лесов и способы подъёма колонн при строительстве храма, «изобретение сего способа и приготовление модели принадлежит исключительно мне», а не какому-то Бетанкуру. И только 30 мая 1858 года, когда имя Бетанкура будет забыто, Монферран признается, что только благодаря гению Августина Бетанкура возможна была постройка грандиозного сооружения мирового масштаба, связавшего в единое архитектурное пространство Петербург с Римом и Лондоном. Монферран публично подтвердит, что именно благодаря конструкциям и механизмам Бетанкура была поднята Алекдсандровская колонна на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге.» (Кузнецов Д.И. Бетанкур, М: Вече, 2013.).